Белая тигрица


      Мы ехали вчетвером: Нарцисс, Энди Йорк, Ольвин и Даная Доминицци. Даная ловко сидела на Дедале и от нас почти не отставала, мы неслись галопом что есть силы. Не знаю, правда, откуда эти силы еще брались.

Я уже не представлял, как вернусь опять в этот дом. Он остался уже в другой жизни, как щемящее воспоминание, как сладкий и спокойный сон. Никогда уже мы вчетвером не соберемся у камина и не рассмеемся так весело и простодушно какой-нибудь незатейливой шутке, я не буду сидеть перед Изольдой на кухне, смотреть на нее и сматывать ей клубки, послушный и добрый, как сытый домашний кот. Снова Нарцисс, снова Кристофер, снова бесконечное ублажение самых дурных своих наклонностей: тщеславия, лени, сладострастия! У меня теперь только одна дорога – в роскошное рабство и в бездну пороков.

Подъезжая к Тарлеролю, мы уже порядком устали, но вид городской стены с башнями и шпилями придал нам сил. Прохожие шарахались от нас в стороны и прижимались к стенам. Молодой барон Оорл вел себя так же бесцеремонно, как и старый, впрочем, я к нему несправедлив.

Ольвин спрыгнул с коня первым, но пока он подавал руку Данае, я уже успел вбежать в дом.

- Изольда! - заорал я с порога.

Ее не было ни на кухне, ни в гостиной. Она лежала на полу в своей комнате в луже крови. Над ней стояла окаменевшая Нолли, по лицу ее были размазаны слезы вперемешку с черной краской для ресниц, подбородок мелко трясся.

- Я вошла, а она уже мертвая...

У Изольды уже не было признаков жизни, она потеряла слишком много крови, лицо было белое как мел, перекошенное мукой. Мы опоздали! Я прижал ее к себе и завыл как побитый пес.

- Что с ней? - спросил Ольвин, вбегая следом, - опять перерезала вены?!

Где-то в дверях вскрикнула Даная и ахнул Нарцисс. Нолли всхлипывала, я стонал.

- Успокойтесь, - жестко сказал Ольвин, и мы все застыли на месте, так повелительно это прозвучало, - Мартин, вскипяти воду. Быстро! Дана, открой окна. Нолли – аптечку! А ты, - он повернулся к Нарциссу, - сбегай что ли за доктором. Три дома вниз по улице...

Сам он расстегнул Изольде ворот и перенес ее на кровать. Я побежал на кухню.

Вода не закипала мучительно долго. И куда-то запропастился Нарцисс, не застал, наверно, доктора дома! И слишком громко рыдала там наверху Нолли, маленькая сестра Изольды. Я был готов сделать что угодно, перевернуть мир, выпустить из себя кровь по капле... но от меня требовалось только вскипятить воду.

С улицы послышался бодрый конский топот. Я выглянул в гостиную. Вошел Нарцисс, а вслед за ним личный лекарь герцога Тарльского и еще два медицинских светила с увесистыми саквояжами. Когда он только успел их собрать?!

- Я подумал, что так будет лучше, - сказал он изумленному Ольвину, - если они не оживят твою сестру, я их повешу.

- Вы бесподобны, ваше величество, - сказал Ольвин, и в эту минуту я был с ним полностью согласен.

Мы с ним отнесли наверх, в комнату Изольды, котел с кипятком. Потом доктора нас выгнали: и меня, и Данаю, и Нолли. Ольвин вышел последним. Он сел на ступеньки и стиснул голову руками.

Была жуткая тишина, нарушаемая только всхлипываниями Нолли. Я обнял ее, вытер перепачканное лицо платком и поцеловал уже совершенно бессознательно, чисто по привычке. Она почему-то стала вырываться.

Я не сразу понял, что происходит, что я целую маленькое чудовище. Во рту у нее был привкус крови. По тому, как застыли мои губы, как окаменели руки, и остановилось дыхание, она догадалась, что я наконец прозрел, наивный мечтатель, самовлюбленный болван, глупый сказочник, который верит в такие случайные совпадения. Она попятилась, мотая головой.

- Нет, нет, нет...

- Да как же ты могла... Да ты...

У меня не было слов. Я просто тряс ее как тряпичную куклу, пока Ольвин не раскидал нас в разные стороны.

- В чем дело?! Чего ты еще хочешь от моей сестры?!

- Она убила Изольду, - еле выговорил я.

Это звучало дико, я сам себе не верил, но всё складывалось в одну цепочку: пропавшая книга, листы в моем кармане, тупой нож, кровь на ее губах... Кровь белой тигрицы.

Нолли не стала даже отпираться, у нее не было на это сил.

- Убей меня, Ольвин, если хочешь...

Она прижималась спиной к стене и тихо, беспомощно плакала. Слезы бежали ручьями по ее перепачканным, бледным щекам.

- Зачем? - спросил Ольвин сдавленным голосом, - зачем ты это сделала, Лючия?

- Убей меня, Ольвин, только не смотри на меня так! Не могу больше...

- Пойди умойся, - сказал он.

Она ушла на кухню, долго умывалась прямо из ведра и вернулась бледная и отрешенно спокойная. Села на лавку возле стола и бессильно уронила руки.

Мы смотрели на нее и ждали, мы все были измучены, я не знал, кто из нас тогда лучше выглядел: Даная, Ольвин, я или сама Нолли. Даже Нарцисс потрясенно качал головой: «Ну, и семейка, эти Оорлы!»

Лючия Оорл сидела с опущенной головой, говорила она просто и равнодушно, как будто о чем-то самом обыкновенном.

- Я давно хотела стать белой тигрицей. Все гонялись за ней по лесу, но я-то знала, что это моя сестра. Я следила за вами, я подслушивала твои разговоры с отцом, Ольвин. Я всегда знала, где вы. У меня только не было повода явиться к вам. Когда Энди Йорк поссорился с королем, я подумала, что это как раз подходящий случай...

Я расхохотался бы истерически, если бы всё не было так жутко! Эта маленькая жестокая девочка вела свою смертельную игру, а я с моими обидами и амбициями был в этой игре только пешкой!

- Я привела его в ваш дом, - продолжала Нолли усталым голосом, - я думала, что всё будет очень просто, и надо только дождаться подходящего момента... но был еще ты, Ольвин. А через тебя я никак не могла переступить! Ты мне всё спутал... Я решила подождать, попробовать другой способ... Мне пришлось украсть твою книгу, прости меня... Я нашла там путь к храму Куркутты, решила дождаться второй луны и стать тигрицей через нее, но тут вы как раз уехали купаться, а Изольда впала в беспамятство, с ней можно было делать всё, что угодно. И я не устояла...

- Я тебя убью, - не выдержал я, слушать это было невыносимо.

Ольвин схватил меня за плечо.

- Подожди! - рука его была холодна как лед.

- Вы приехали слишком рано, - усмехнулась Нолли, - я ничего не успела. Когда я увидела тебя, Ольвин, мне самой стало жутко... Я решила ее больше не трогать и отправиться в храм Куркутты, но Мартин зачем-то полез в карман и забрал эти листы... так что, ничего другого мне не оставалось.

Нолли подняла голову и посмотрела на нас с вызовом.

- Все хотят стать белыми тиграми! И ты, Нарцисс! И ты, Ольвин! И ты, Энди Йорк! Только каждый по-своему! Один охотится, другой читает древние книги, третий делает вид, что в нее влюблен... вы все хотите только одного!.. Ну, что ты смотришь, Ольвин? Убей меня, убей своей рукой! Но знай, если бы не ты, я давно бы уже стала белой тигрицей!

- Откуда у тебя к ней столько ненависти? - потрясенно спросил Ольвин, - ведь она сестра тебе, ты любила ее!.. Неужели не жалко было?

- Жалко?! - у Нолли даже подбородок задрожал от злости, - а почему я должна ее жалеть, если она на моих глазах растерзала нашу мать?! Мне было семь лет, но я всё помню! Ты же знаешь, ты сам это видел!..

- Ах, вот оно что...

Я не поверил своим глазам: Ольвин подошел и тихо погладил ее по волосам. От его прикосновения Нолли вздрогнула, упала к ему в ноги, уткнулась лицом в его колени и затряслась от рыданий.

- Я не могла так больше жить, Ольвин! Я же гордая! Я Оорл! Но я же только слабая женщина, а они все: муж, отец, король... - что хотят, то с тобой и делают! А я не кукла!

- Успокойся, - сказал он ей, - я не отдам тебя ни королю, ни отцу, ни графу. Тебя никто больше не обидит.

Я не был настроен так великодушно, моя Изольда, моя тигрица умирала в соседней комнате из-за этой жестокой девочки, и никаких оправданий для нее я не видел.

- Послушай, - сказал я хмуро, - может, я чего-то не понимаю...

- Ты не понимаешь, - перебил он меня.

- Если Изольда умрет, я эту девчонку придушу на месте, так и знай.

Он посмотрел не с угрозой, хотя вполне мог бы послать меня за три версты, а как-то печально, даже умоляюще.

- Не надо, Мартин. Не трогай ее. Если я хоть что-то для тебя значу...

- Ну, знаешь!..


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  

Комментарии