Белая тигрица


      Нарцисс был в ярости. Он бросился на мертвого барона и завопил истошно, что всех уничтожит, сравняет с землей и измолотит в порошок. Это было мне знакомо. Я ждал худшего. На Нарцисса взирала целая толпа, а он обожал работать на публику! Все должны были видеть его гнев и его скорбь. Убили его любимца, его обожаемого Оорла, его второго отца! Убили – и его не спросили!

- Кто?! Кто это сделал?! - закричал он, отрываясь от барона и обводя всех мутным взором.

Охранники подвели к нему Ольвина.

- Ты?! - поразился Нарцисс, и даже про гнев на секунду забыл, - Ольвин Оорл?! Ты убил своего отца?!

Ольвин был скорбно спокоен.

- Мне очень жаль, - сказал он.

- Что?! - вспыхнул Нарцисс, - тебе, мерзавцу, жаль?!

Кристофер оказался тут же, подле своего господина.

- Отрубить ему голову, и всё тут! - посоветовал он.

- Голову?! - Нарцисс нехорошо усмехнулся, - я ему все кости переломаю для начала! - он встал и вцепился Ольвину пальцами в подбородок, - барона нет, но ты еще не барон Оорл! И не мечтай об этом! Ты фигляр! Ты уличный шут! Ты сам так захотел. Нет, мой милый, головы рубят аристократам, а тебя я колесую!

Потом он подошел к своим любимцам и величественно сложил на груди руки. Он был воплощением справедливого гнева.

- И это в день свадьбы!

Мы с Ольвином встретились взглядами, он разглядел меня в толпе, кивнул мне и грустно улыбнулся. Больше я этого вынести не мог.

Я вышел. Я сбросил свой дурацкий берет и чужой камзол. Всё это было уже лишним. Маскарад окончился.

- Энди Йорк! - понеслось по всему залу с удивлением, ужасом и любопытством, - это же Энди Йорк! Смотрите!

Все и смотрели, открывши рты. Я оглянулся на Ольвина и встретился с его потрясенным взглядом, даже смерть отца его так не потрясла! За эти короткие, бешеные минуты я успел понять, что же стояло между нами, и за что он меня так ненавидит, – его младшая сестра, Лючия Оорл, бедная юная графиня, которую негодяй и развратник Энди Йорк увел от мужа и бросил. О том, что она спокойно жила в его доме, Ольвин даже не подозревал! Изольда тоже!

Я подошел к Нарциссу. Новая глава моей жизни начиналась с гробовой тишины. Для всех, кто знал, что произошло тогда весной между нами, а об этом знала уже вся Лесовия, я выглядел как самоубийца. Я и сам не исключал такой возможности, уж больно под горячую руку я ему сейчас подворачивался.

Нарцисс сбросил маску гнева, уже порядком ему надоевшую, опустил руки и превратился в серьезного, умного мальчика. Он пока не радовался и не торжествовал победу, он еще не понял, что всё это значит.

- Пришел все-таки?

- Да, - сказал я, - только не трогай его.

Он нахмурился.

- Это и есть твой акробат?

- Отпусти его, - повторил я уже более настойчиво.

Мы смотрели друг другу в глаза. У него нервно задергалась верхняя губа.

- Ты вернешься ко мне?

- Да.

- Ты простил меня?

- Да.

- Ты любишь меня?

- Да.

Он снял свой шарф и накинул мне на шею как удавку. Он обожал это делать. Я угодил к нему в объятья и почувствовал на своем ухе его горячие губы.

- Дорого же ты мне обошелся...

- Я прошу тебя, Нарцисс...

Нарцисс оттолкнул меня так же внезапно, как обнял. Он повернулся к охранникам, обступившим Ольвина.

- Отпустите барона!

В ушах зашумело, тело наливалось тяжестью как свинцом. Я вдруг вспомнил, что не спал всю ночь, что перед этим напился красной пены, что устал смертельно. Я уже в каком-то полусне видел, как распалось железное кольцо вокруг Ольвина, как он медленно подошел к отцу, встал на колени и отчаянно уткнулся лицом ему в грудь.

Еле держась на ногах, я принимал поспешные поздравления и уверения в преданности. Каждый считал своим долгом сказать, что он безумно рад моему возвращению. Я воспринимал это как глупый фарс, особенно после того, как со мной раскланялся Кристофер. В глазах у него была легкая паника.

- Ну, наконец-то, Энди! - ухмыльнулся он, - без тебя жизнь в столице почти заглохла! Мы чуть не умерли со скуки!

- Ничего, - сказал я, - скоро тебе будет весело, можешь даже не сомневаться.

Эскер подойти не решился, он исчез за чужими спинами. Я отыскал взглядом белокурую голову своего спасителя Карсти. Он сдержанно поклонился. Толпа начала потихоньку расходиться.

- Я с ног валюсь, - шепнул я Нарциссу.

- Пойдем, - кивнул он, - пойдем отсюда, пусть сам разбирается!

- Я сейчас...

Ольвин сидел на полу, обняв колени. Я подошел к нему и протянул ключ.

- На. Я ее запер.

- Спасибо, - сказал он сухо, и в его взгляде не осталось уже ничего от прежней теплоты и доверчивости.

Я этого взгляда не выдержал и отвернулся.

Нарцисс увел меня в свои покои. Не раздеваясь, я рухнул на кровать и уткнулся лицом в подушку. Уснуть и не проснуться не хотелось только по одной причине: надо было во всем этом разобраться. Слишком много получалось совпадений! Слишком! По этой же причине я вообще не смог заснуть.

Нарцисс сидел напротив в кресле. На нем был торжественный белый костюм, расшитый серебром и жемчугом, малиновый плащ и малиновые сапоги, волосы пышно завиты, на тонких пальцах кольца и перстни, на груди золотая цепь, в ухе, как всегда, алмазная серьга. Он приехал на свадьбу, а не на похороны. Отчасти я даже мог понять его возмущение.

- Так что у вас там произошло?.. Энди, я же вижу, что ты не спишь!

Язык у меня еле ворочался.

- Они же всегда были врагами. Что тебя удивляет?

- У них всегда были какие-то сложные отношения, но врагами они не были. Это неправда.

- Я знаю, что Оорл обходился с ним очень жестоко.

- Это ничего не значит. Если б мой отец любил меня так, как Оорл своего сына! Он готов был достать для него луну с неба...

Я почувствовал, что Нарцисса сейчас можно спрашивать о чем угодно. Я сел.

- Это правда, что барон отравил твоего отца?

Он побледнел немного, но не возмутился.

- Скорее всего, это так.

- И ты?!..

- А что мне оставалось делать? Барон был моей опорой, с ним я ничего и никого не боялся, разве что его самого... но меня он любил почти как сына, точнее сказать, свою безответную любовь к сыну он переносил на меня. Он был мой. Теперь у меня выбита опора из под ног: Тифонский и Тиманский герцоги совсем обнаглеют, да и Алонский может сорваться с цепи как пес! Я не представляю, Энди, что я буду без него делать! Твой Ольвин мне не помощник... но уж черт с ним, пусть живет и здравствует, раз ты так хочешь... Ну, что они не поделили, что?!

Теперь пришла моя очередь говорить откровенно. Нарцисс мне ответил, а я ему еще нет. Он ждал.

- Данаю Доминицци, - сказал я.

- Ах, вот в чем дело! Так вы за ней сюда явились?

- Конечно.

Нарцисс рассмеялся.

- Тебе, наверно, понравилось похищать чужих жен!

- Ничего в этом хорошего нет, - пробурчал я недовольно.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  

Комментарии