Белая тигрица


      Колесо судьбы катилось стремительно, гигантский жернов, сминающий всё на своем пути.

В полдень приехал свадебный кортеж. Мы занялись маскарадом. В одной из комнат был платяной шкаф, из которого мы извлекли вышедшие из моды, но вполне приличные для провинциальных дворян костюмы. Кое-как подобрав себе подходящие вещи, мы замотались плащами, чтобы нелепость не очень бросалась в глаза, а я еще и натянул берет на лоб и на уши: слишком многие тут знали меня в лицо. Ольвин долго надо мной смеялся, он не понимал такого яростного желания закутаться, я же содрогался от мысли, что будет, если я столкнусь с кем-нибудь из свиты Эриха.

В замке царила такая суета, что на нас никто не обращал внимания: принимали за гостей. Ольвин расспросил горничную, и она спокойно ему ответила, где невеста. Мы переглянулись и двинулись туда.

Даная сидела в черном бархатном платье перед зеркалом. Белое свадебное во всей своей роскоши лежало рядом на кровати. Вокруг нее суетились две служанки, которым пришлось быстро зажать рты и привязать их к стульям.

Она смотрела на все это расширенными от ужаса глазами, черные косы в золотых лентах лежали на груди как две змеи, губы дрожали, лицо было бледнее мела. Было видно, что она переволновалась. У нее сегодня был слишком тяжелый день.

Ольвин перевел дух и обернулся к ней.

- Ну, как ты?

- Я так ждала тебя!

За одно это восклицание можно было вынести, пожалуй, все. Ольвин на секунду растаял, и лицо его осветилось прежней ослепительной улыбкой. Но только на секунду. Он надел на нее передник и чепчик одной из служанок и вдобавок накрыл ее плащом.

- Если попадется кто-то знакомый, накинь капюшон.

- Хорошо!

Она смотрела на него восхищенно и послушно, как маленькая девочка.

- Пора, - сказал он, - идите за мной.

Мы почти бежали по длинным коридорам, шарахаясь в ниши от случайных свидетелей, Ольвин впереди, мы с Данаей сзади. Нам везло до самой последней минуты, осталось только пройти через зал Предков и подняться по винтовой лестнице на третий этаж.

Но судьба оказалась неумолима: когда мы проходили через зал, тот самый, где когда-то я развлекал танцующего Нарцисса, нам навстречу вышел единственный человек, который мог нас задержать и который это сделал: сам барон Оорл.

Мы были как на ладони в этот момент, и спрятаться было некуда. Ноги сразу чуть не отнялись, мне с ним никак нельзя было встречаться: как-никак, я похитил его дочь! Даная вскрикнула и прижалась ко мне плечом, мы остановились за широкой спиной Ольвина. Он обернулся на мгновение, и на лице у него была такая досада! Он даже зажмурился от досады!

Барон медленно, с достоинством приближался. По мере приближения лицо его вытягивалось от удивления.

- Ольвин?! - он остановился как вкопанный.

- Как же ты не вовремя, - сказал Ольвин чуть ли не со стоном.

- Ты уже знаешь, что я женюсь?

- Да. Я даже знаю, какой ценой ты женишься.

Таким тоном с бароном Оорлом не разговаривал даже Нарцисс! Барон смотрел на Ольвина во все глаза, ему было не до нас.

- Когда ты увидишь ее, ты меня поймешь, Ольвин. И потом, я ведь не отказываюсь от своих слов. Долину Двух лун ты все равно получишь, дай мне только время.

- Ты что, не мог ее купить? Зачем ты сжег полгорода?

- Не продается твоя долина. Ты попросил слишком дорогой кусок.

- Так это я во всем виноват?

Даная тихо вскрикнула. Барон сразу повернулся к нам, он быстро подошел и сорвал с нее капюшон.

- Что это значит?!

- Это значит, что она пойдет со мной, - объяснил ему Ольвин.

- Я же сказал: моя женитьба ничего не меняет! Ты получишь свою долину!

- Мне не нужна долина, мне нужна девушка.

- Что?!

Кажется, теперь только Оорл начал понимать, что происходит.

- Мы что, соперники с тобой?

- Мы давно с тобой соперники.

- Ну, нет, Ольвин, эта девушка не для тебя.

- И не для тебя тоже. Пропусти нас по-хорошему.

- Ты что, мне угрожаешь?!

- Не вынуждай меня на крайние меры, отец.

- Уж не собираешься ли ты со мной драться?!

- А разве ты зря меня этому учил? Ты всю жизнь делал из меня головореза, а теперь хочешь меня остановить?

Ольвин обернулся к дальней нише, в которой стояли два пустотелых рыцаря в доспехах. У них были тяжеленные копья и такие же, ушедшей эпохи, мечи.

- Не сходи с ума, - мрачно сказал барон, - я же убью тебя.

Ольвин пошел за оружием. Он не слышал, как барон в это время взвыл, узнав наконец и меня, и вцепился в мой камзол мертвой хваткой.

- Ах, и ты здесь?! Тебе мало моей дочери, музыкантишка, ты пришел за моей невестой?!

Я был настолько парализован происходящим, что даже не сопротивлялся! И он придушил бы меня на месте, если б Ольвин не оторвал его для более важного дела.

- Пусти Мартина! - крикнул он, приставляя Оорлу меч к спине.

В эти минуты я соображал очень туго, но когда барон меня схватил и тряханул как следует своими мощными ручищами, я понял одну невероятную вещь: если Ольвин сын Оорла, то Нолли приходится ему и Изольде сестрой! Что из этого вытекало, я понять просто не успел!

Они разделись до рубах и вооружились.

- И ты поднимешь на меня руку, сын?

- Я тебе не сын. Сыном будешь называть этого истеричного мальчишку, который тут вечно крутится под ногами. Он тебя обожает, особенно после того, как ты убил его отца и усадил его на трон.

- Замолчи! Что ты в этом понимаешь!

Барон замахнулся, Даная снова вскрикнула и прижалась ко мне.

- Уведи ее! - крикнул мне Ольвин, отражая удар, - спрячь в моей комнате!

Он швырнул ключ мне под ноги. Я подобрал его с пола, но уйти не решался, так же как не решался и вмешаться в эту дуэль между отцом и сыном.

- Уведи, я сказал! - рявкнул Ольвин не своим голосом, и тогда я его послушался.

Даная упиралась. Я затащил ее по винтовой лестнице и буквально втолкнул в комнату, где мы просидели с Ольвином всё утро.

- Пусти меня, - тихо просила она, - Мартин! Пусти! А если барон убьет его?!

- А если он убьет барона?

Она попятилась от меня как от привидения, мотая головой.

- Я… я так не хочу... я же не знала...

- Посиди тут одна, хорошо? Тебя никто тут не найдет, хорошо?

Я выскочил за дверь и запер ее на ключ. Что бы ни было, а я не мог просто так отсиживаться.

Я торопился, но всё свершилось очень быстро. Когда я вбежал в зал, барон уже падал. Падая, он обнял колени Ольвина и медленно ополз на каменный пол. Ольвин стоял, опершись на меч, и утирал рукавом пот со лба. Он увидел меня и как-то очень буднично сказал:

- Мартин, я его убил.

На шум уже сбегались слуги и гости.

- Бежим, - сказал я.

Он усмехнулся.

- Поздно!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  

Комментарии