Стеклянный город


      Мы сбежали через кухню, пока не начался пир. Она не взяла с собой ничего и даже не оглянулась на дворец. Мягкий золотой закат играл на стенах и окнах домов, причудливо изогнутых и не имеющих острых углов. Каждый дом с его круглыми, овальными или каплевидными окнами напоминал мне какое-нибудь лицо, глядящее на меня то ли прищуренно, то ли удивленно, то ли печально. Каждый дом я помнил и даже не раз видел во сне.

Не было больше на земле такого чудесного, сказочного города! И если это Морох его создавал руками наших мастеров, то я не мог не восхищаться им, как бы он ни был опасен. Я не мог налюбоваться на это Зло! Я твердо решил на этот раз вытрясти из Кира до конца, кто же они на самом деле, эти всемогущие песчинки!

В руки короля мы не попались, Амильо тоже так усиленно готовился к пиру в честь его приезда, что не уследил за своей женой, теперь уж точно бывшей. Я уводил свою Эрну, а до его Анриетты мне не было никакого дела, как, впрочем, и до него самого. Очень горячая у нее была рука, и очень хотелось в каждом безлюдном дворике остановиться и поцеловать ее. Если б не это, дошли бы, наверное, быстрее.

Дома нас ждал Карлос со своим семейством. Обстановка была довольно мирная. Алоиза стряпала ужин, младшие дочери протирали мягкими щетками многочисленные поделки моего дяди, а рыженькая Берта смущенно сидела возле Кира с целой чашей разноцветных стеклянных шариков, которые он разглядывал и потирал пальцами. Увы, свое родное стекло было ему интереснее, чем простая земная девушка. Эрна его, однако, заинтересовала. Он вскочил.

- Герцогиня, вы живы?!

По-моему, он посмотрел на нее с надеждой и, по-моему, вовсе не на то, что она превратит его в песок. Она же оглядывалась с таким ужасом в глазах, как будто в комнате всё еще остались следы крови. Я думал, что она тут впервые, оказалось, нет. Не случайно Карлос так миролюбиво ко мне отнесся.

- Идемте! – сказал он не без гордости, - идемте, я покажу!

И мы увидели наконец его произведение. Синее стекло отличалось от красного, оно было мерцающим и светилось изнутри. Всё полыхало огнем в этой комнате, выложенной правильными, выпуклыми квадратами, и только в орнаменте были использованы шары. Войти в этот огонь никто, естественно, не решился, но восхищение было общим.

- Спасибо, - сказал я Карлосу, - даже если ты меня и ненавидишь.

- Госпожа герцогиня давно мне всё рассказала, - ответил он, - иначе стал бы я так стараться!

- И тебе спасибо, - обернулся я к ней, - жаль, что всему городу этого не объяснишь.

И она снова посмотрела виновато.

- А что теперь? – спросил я, - когда я смогу сюда зайти?

- Тебя надо подготовить, - ответила Эрна, - и, прежде всего… - она улыбнулась, - помыть.

- Ну да, - согласился я, - на тот свет обычно отправляют в чистом!

После ужина мне готовили ванну и чистую одежду. Мы втроем остались в гостиной, в той самой гостиной, что так пугала Эрну и почти не трогала меня, потому что здесь всё уже было иначе. Город засыпал, за каплевидными окнами зажглись первые звезды, лампа мягко освещала широкий желтый ковер и красные фигурки зверей на полках. Нет, это был уже не мой дом, да и прошлое всё удалялось от меня и удалялось. Конечно, я волновался перед встречей с Мартой, но меня сейчас не меньше волновало и другое.

- Кто вы, Кир? – спросил я решительно, - говори, как есть, даже если мы и не поймем. Что такое этот ваш песок?

Кир, как всегда, мило улыбался, а за спиной у него, на полке, хищно выгибались две красные ушастые кошки с такими же зелеными глазами, как у него.

- Хорошо, скажу, как есть. Это уплотненная до песчинок информация о нашем погибшем мире. Мы разослали ее давно, миллиарды лет назад во все концы вселенной в надежде, что хоть кто-нибудь, хоть когда-нибудь, хоть как-нибудь ею воспользуется. Нам ничего не надо от вас, мы – просто информация, которая должна стать для вас доступной. Увы, это невообразимо сложно. Потому что… потому что мы оказались с вами совершенно разных размеров. Представь, что тебе надо поговорить с галактикой… впрочем, - Кир усмехнулся, - ты понятия не имеешь о размерах галактики.

- Я вообще не знаю, что это такое, - сказал я потрясенно.

- Да и не нужно, - вздохнул он, - для твоих задач. Вам вообще мало, что от нас нужно. Наше время течет иначе. Мы перекладываем по-своему кирпичики вещества, а вы воспринимаете это как колдовство. И вам этого достаточно. Вы хотите власти, славы, и много красивых дорогих вещей, больше ничего. Вы не хотите знаний, и совершенно не хотите нас понять.

- Теперь хотим, - сказал я.

- Да. И всё равно это невозможно.

- А почему вы погибли? – спросила Эрна, - такие всемогущие?

Кир пожал плечами, как будто это очевидно.

- В мире всегда происходит колебание констант. Ничего не поделаешь. Вы огромны, поэтому даже не замечаете этих колебаний. А нам такой флуктуации хватило. Вы, конечно, грубее и тупее нас, но зато более устойчивы. Надеюсь, я вас не обидел таким сравнением? Ты ведь понимаешь, Бриан, что копье тупее иглы, да и задачи у них разные.

- Да. Я гораздо тупее, – согласился я, - я так и не пойму, кто же тогда ты?

- А меня нет, - улыбнулся он, - никого уже нет. Я – только информация в доступной для вас форме: подходящего размера и говорящая звуковыми волнами на вашем языке.

- А Мороха? Тоже нет?!

- Мороха вы сами придумали. Как и всех своих богов.

Мы с Эрной оба сидели в оцепенении. Я не знал, что делать, и что ему ответить. Она тоже.

- Герцогиня, вы в опасности, - сказал Кир, - в вашем мире действуют силы, которых мы понять не можем, мы слишком малы для этого. Но эти силы против нас, это очевидно. У меня нет другой цели, как угодить Бриану. А ему нет ничего дороже вас. Поэтому вывод напрашивается сам собой – уничтожьте меня. Превратите меня в стекло, а потом в песок, и ваши суровые боги наконец отстанут от вас. Вы ведь знаете, как это сделать. Нужно всего лишь четыре больших зеркала и одно маленькое. У Карлоса наверняка найдутся зеркала. И не жалейте меня, прошу вас, я просто упорядоченная информация.

Он смотрел на нас как будто остекленевшими зелеными глазами, и точно такими же зелеными стекляшками магически смотрели с полки изогнутые кошки. Мне показалось, они заодно с ним!

Эрна долго молчала, обдумывая ответ. Я молчал и подавно, потому что запутался совершенно и с волнением ждал, что она ему скажет. Ждал и продолжал надеяться на чудо.

- Ты всего лишь мальчик, - сказала Эрна мягко, - стеклянный мальчик, волшебный мальчик… и ты – такой маленький кусочек вашего целого, что мало что понимаешь. Ничего не изменится от твоей гибели, Кир. Ни для нас, ни для этого мира. Я должна была уничтожить не тебя.

Тут уже и он перестал отстраненно улыбаться, остекленевшие глаза снова вспыхнули.

- А кого же?!

- Разве не понимаешь? Вас всех.

- Всех!?

- Конечно. Всего Мороха.

Впервые я видел своего Циклуса таким потрясенным. Про себя уж и не говорю!

- Я не могу объясняться на твоем языке, - продолжила Эрна, - выслушай меня по-моему и постарайся понять. Твой отец Морох – дух песка, он существует, что бы ты ни говорил. Ты просто слишком мал, чтобы судить о нем. Он опасен. И мне велели его уничтожить. Всего. Целиком. А начать я должна была с тебя. В тебе ключ и к его гибели, Кир.

И мы все трое надолго замолчали. Лично я просто онемел. Я надеялся спасти мальчишку, а тут вообще намечалась вселенская катастрофа! Уничтожить Мороха – это значило, уничтожить весь Стеклянный Город. Не говоря уже о тех городах, что запрятаны в его песчинки! Так вот чего от моей Эрны добивались!

- И что теперь? – растерянно спросил Кир.

- Ничего, - ответила она, - я не в силах уничтожить ни тебя, ни твоего отца. Я однажды уже выбрала вас, и мне нет пути назад. Живи, мальчик. Будем надеяться, что Морох защитит нас: и меня, и тебя.

- Защитит? - усмехнулся Кир, - кто? Его нет, как же вы не понимаете! Как личности его нет!

- Ты есть, а его нет?

- Я… я отлит мастером! Мастер вкладывает в нас свою душу. Частично я – Гвидо Тапиа… а Морох – это просто бессмысленные россыпи песка. Вот! – он встал и взял с полки одну кошку, - разве она что-нибудь понимает?!

Кошка вспыхнула и пошевелила ушами. Он слегка удивился и поставил ее на место.

- В общем… ваш дядя Карлос слишком старается… на самом деле все эти горшки и вазочки бестолковы и созданы для одной конкретной задачи. А Морох вообще – просто хаос.

- А лес? – спросила Эрна, - а болота? А океан? Тоже хаос? У нас в Озерии считают, что всё имеет свой дух: каждое озеро, каждый ручеек, каждая пещера.

- Это просто верования.

- Однако я умею с ними общаться!

- Вам так только кажется, герцогиня. Вы, люди, многое себе придумываете.

- Скажи, - она не сдавалась, - а у вас там были леса, озера, реки?

- Нет, - ответил Кир, - у нас там были совсем другие условия, мы же гораздо меньше вас.

- Вот именно, - кивнула она, - строение вещества вам понятнее, что и говорить! Но не вам судить о вещах великих…

Они еще поспорили, а я смотрел на них, цепенея от усталости, и думал: «Ну, вот я и узнал, кто он, узнал, что такое этот песок, и что? Легче мне стало? Понял я хоть что-нибудь?»

Да, увы, понял. И легче мне не стало. Никакого Мороха нет, Кир прав. И зло – не он, а то, что из него делаем мы. И не спасет он нас… и наказывают за это зло не его! Как только Гвидо Тапиа отлил Циклуса, его убили. Как только я размечтался о захвате Триморья, в меня полетел камень. В меня, не в Кира! Это я обнаглел и переполнил чашу терпения тех сил, что отвечают в нашем мире за стабильность. И очень скоро, наверное, мне придется за это заплатить!

Одно меня радовало: обречен только я, я один. Я перебил их.

- Мне кажется, тебе надо сменить хозяина, Кир.

- Что?!

- На более безопасного.

- Безопасного?

- Конечно. У которого нет таких вселенских амбиций. И нет войска.

И пока мой Циклус обиженно моргал, Эрна что-то услышала и подошла к окну.

- А у тебя и нет войска, - сказала она хмуро, - и очень жаль. Мне очень жаль, Бриан.

Теперь уж и я услышал конский топот. Шум приближался и, по всей видимости, к нам. Что это значит, мы все уже поняли, разве что кошки смотрели по-прежнему магически-отрешенно. Я воспринял это как неминуемую расплату, только пожалел, что так и не успел поговорить с Мартой, даже переодеться в чистое не успел. Впрочем, я подумал, что теперь мы сможем с ней встретиться и без синей комнаты! Эрих проложит мне дорогу на тот свет без всякого колдовства!

Когда я вышел на крыльцо, дом уже был окружен. Даже если б у меня было оружие, сопротивляться было бы бесполезно – их оказалось человек двадцать. Звезды светили мирно, в саду сладко пахло розами, а соседи высовывались в окна по пояс и выскакивали к своим заборам.

- Батисто Тапиа! – объявил мне старший, в темноте я не разобрал его регалий, - ты арестован за убийство своей сестры и ее детей! Следуй за нами!

И никакой Морох меня, конечно же, не защитил. Вот так и сбылись слова Беатрис – «Женщина, которую ты любишь, погубит тебя». Я примчался к ней как безумный и угодил в ловушку. Так просто и так нелепо! Только при чем здесь эта женщина, если я сам такой самонадеянный болван, что забыл всякую осторожность?

Она вела себя сдержанно, даже не вышла на крыльцо. Я тоже не стал суетиться – просто молча протянул руки, и их крепко стянули веревкой. Я знал, что сзади стоит вся семья Карлоса, а Эрна смотрит сквозь занавеску, я чувствовал спиной их взгляды, но не стал оборачиваться. Так мы и шли по темному городу меж горящих изогнутых окон – конники впереди, я, связанный, сзади, по направлению к угрюмой Серой Башне.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31  

Комментарии