Стеклянный город


      На следующий день к вечеру приехал герцог Фурский. Очевидно, поджидал Флору с Дионисом где-нибудь поблизости. Я был зол и сосредоточен. Бессонная ночь сомнений и борьбы с самим собой для меня уже кончилась. Я всё решил.

Этот любимец короля и придворных дам был хорош! Как надменно он держался! Как будто это мне от него что-то надо, а не наоборот. Как великолепно он был одет в самые модные в этом сезоне цвета при дворе: синий и фиолетовый, как тонко улыбался в щегольские подкрученные усики и с какой холодной неприязнью на меня смотрел! Он сообщил, что король уже стягивает войска к северной границе Тифона, удара в спину он нанести не посмеет, но когда я покончу с Мемноном и поверну обратно... Всё это я знал и без него. Он приехал не за этим.

- Леонато, я не отдам тебе статую, - сказал я, чтобы поскорее покончить с этим разговором.

- Я в этом не сомневался, - сразу согласился он, нимало не смутившись и не оскорбившись, что я ему по-походному тыкаю, - ты оказался хитрее нас всех… Батисто Тапиа.

И разговор у нас пошел веселый. Мы любезно улыбались друг другу, как самые лучшие друзья.

- Ведь эту статую сделал твой дед, не так ли?

- Да, герцог. Циклуса отлил мой дед. И он мне самому очень нравится.

- Если так, то зачем ты продал его герцогу Алонскому?

Так вот, оказывается, как было дело! Я его все-таки продал! Марта, наверное, стала возмущаться, а я уже забыл кто я: Батисто или безумный Геракл!

- Так уж и Алонскому! - усмехнулся я: Амильо не мог быть в этом замешан уже потому, что сам пострадал от кубка, - неужто он самолично ко мне приезжал?

- Он-то нет, а я вот самолично приехал к тебе. Так что? Почему бы тебе не продать его снова?

- Твоих денег не хватит, Леонато, - сказал я.

Он улыбался.

- А я заплачу не деньгами. Я подарю тебе жизнь.

- Моей жизни грош – цена. Батисто Тапиа повесят, а Бриану отрубят голову. Выбор небольшой.

И улыбка застыла на его лице.

- Ладно, - сказал он, хлопнув себя по коленкам, - давай говорить прямо. Зачем тебе Циклус, если ты никогда не сможешь им воспользоваться? Ты не сможешь даже близко подойти к Стеклянному Городу! Ты преступник, и это знают там все. Ты убил свою сестру и ее детей...

- Хватит подробностей!

- Ты всю жизнь смотрел на эту статую и не знал, что с ней делать. И не узнаешь никогда! Ты не сможешь ее оживить. Так что не будь глупцом, отдай и не вынуждай меня на крайние меры.

- По-моему, я тебя уже вынудил на крайние меры, - усмехнулся я, очень мне хотелось отомстить ему за это «убил свою сестру...», - куда же делась твоя жена, Леонато? Ведь я как будто не возражал?

- Моя жена поступает так, как ей хочется, - хмуро отозвался герцог Фурский, - и это далеко не крайние меры, мой дорогой.

- Не стоит пугать человека, у которого за спиной целое войско. Это глупо, герцог.

- Ты ведешь себя как настоящий Бриан! Это тоже глупо. Не советую тебе забывать, кто ты.

- А ты попробуй докажи, что я не настоящий! Моя расписка недействительна, потому что брат Антоний умер. И Бриан тоже умер.

- Кто тебе сказал?

Пауза была долгой. Я походил из угла в угол, чтобы хорошо представить, чем это может кончиться. Он угрожал лишить меня не жизни, нет, этого я не боялся, но моей славы, моей силы и власти, испытав которые, по-другому жить уже не можешь. Снова стать пылинкой в мироздании? Песчинкой на морском берегу? И смотреть со стороны, как какой-то другой Бриан штурмует Деарам?! Представляю, каково ему было всё это вытерпеть, если он действительно жив!.. Ну что ж, видно, совсем немного мне осталось. Успеть бы только!

- Нет, - покачал я головой, - не убедил. Ничего ты не получишь.

- Ну и дурак, - презрительно отозвался герцог Фурский, - я думал, ты умнее. Ну, и зачем тебе Циклус? Потащишь за собой в Лемур?

- Почему же в Лемур? - усмехнулся я, - я иду на Стеклянный Город. Завтра утром выступаем. Ну что ты уставился? Я возьму этот город. Я хочу там быть, и я там буду, чего бы это ни стоило!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31  

Комментарии