Наследник


      Эска примеряла свадебное платье. Ее подруга помогала ей подшивать его снизу и сидела на полу. Мне стало не по себе, когда я увидел эти радостные приготовления.

- Я уже договорилась со священником, - сообщила Эска, - завтра утром он нас обвенчает.

Чему тут было удивляться? Она привыкла всё решать и делать сама. А я всегда с удовольствием готов был ей подчиняться.

- Ничего не выйдет, - сказал я.

Эска посмотрела на меня вопросительно, вся внутренне напрягаясь как зверь перед прыжком.

- Ильма, выйди, - попросила она подругу.

Та вышла, бросая на меня любопытные взгляды.

- В чем дело? - сухо спросила Эска, - ты уже передумал?

- Завтра утром похороны, - сказал я, - я не могу венчаться, когда хоронят мою мать.

Пришлось рассказать ей всё, как есть. И про мой взлет, и про мое падение. Она смотрела на меня то с надеждой, то с жалостью, она переживала вместе со мной эту короткую и очень странную историю, и я был ей за это невыразимо благодарен. Я всё рассказал, и мне стало легче.

- Я обманул тебя, - закончил я, - у меня нет ни дорлина. Зачем тебе такой муж, Эска?

- Дело не в твоей бедности, - вздохнула она, - а в твоей гордости. Из-за нее ты сбежал от меня на целых шестнадцать лет, из-за нее ты хочешь отказаться от меня навсегда! Правильно мне нагадала когда-то Жеральдина, что я буду ждать тебя всю жизнь...

Она была так прекрасна в недошитом белом платье с приметанными рукавами и не подвернутым подолом! Она была похожа на молодую девушку, у которой вся жизнь еще впереди, и которой безумно хочется счастья. Я обнял ее и прижал к себе так крепко, как мог.

- Прости меня, Эска. За всё. И не слушай свою Жеральдину. Если я тебе нужен, я никуда от тебя не уйду. Ни за что!

- Хотелось бы верить, - сказала она.

Остаток дня прошел в мелких хлопотах, ночь – как в бреду. Я почти не спал, и мысли, одна хуже другой, лезли в мою голову. Эска делала вид, что спит, но, по-моему, тоже о чем-то напряженно думала, или боялась чего-то.

Утром я отправился на похороны. Близко меня не подпустили, было много особ, куда более значительных, чем я, в том числе наследник всего состояния, кузен графини Гийом Гальма и даже, видимо, сам король Лесовии Эрих Четвертый. Лориан не было.

Я проследовал в толпе слуг до кладбища, постоял там до самого конца, пока графиню не занесли в склеп и не закрыли ворота. Ворота я внимательно рассмотрел и решил, что перелезть через них – дело нехитрое. Проститься с матерью я должен был по-своему и без свидетелей.

Наверно, это было безумием – идти ночью, в мороз через весь город на кладбище. Эска не хотела отпускать меня и бежала за мной в ночной рубашке до самой двери, на нее пахнуло снегом и ветром с улицы, и я поспешно закрыл за собой дверь.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  

Комментарии