Наследник


      В спальне было прохладнее. Я положил ее на разобранную кровать и поплотнее задернул шторы от яркого света.

- Значит, это ты? - проговорила она.

- Это длинная история, - сказал я, снимая с нее туфли, - давай я тебя сначала раздену, иначе ты умрешь от жары.

- А откуда такая жара?

- Я же говорю, это длинная история.

- А почему ты мокрый?

- Облили из ведра.

Не могу сказать, как долго мы целовались, сминая простынки и скидывая подушки, пожалуй, на ее теле не осталось ни одного местечка, которое я не перецеловал, пока снимал с нее одежду. Я расстегивал ей ворот и утыкался лицом в ее грудь, я распутывал ее корсет и покрывал поцелуями ее спину, я снимал с нее чулки, и губы мои бежали вслед за ними по гладкой, словно детской коже ее ног. Не знаю, сколько раз я успел отчаянно сжать ее в объятьях и ненасытно как вампир впиться в ее нежную шею, и сколько раз торопливо перебрал губами мягкие пряди ее волос, прежде чем опомнился и сообразил, что мы не одни во всей вселенной.

Я отчаянно сполз на пол, на колени, обнял ее ослепительные ноги и уткнулся в них лицом. Она дрожала как от холода, а меня просто трясло.

- Прости... я совсем потерял голову.

- Я тебе всё прощаю, разве ты не знаешь? - усмехнулась она.

- Я ничего не могу изменить, понимаешь?

- Я тебя за это и люблю...

Я подобрал подушки и подал ей ночную рубашку. Она медленно, как во сне оделась и поправила распушившиеся волосы, я ловил каждое ее движение, чтобы запомнить навсегда.

- Расскажи же мне, как ты спас меня. Это же какое-то чудо!

Возвращаться к этому кошмару не хотелось.

- Всё было мерзко, - сказал я хмуро, не собираясь себя ни щадить, ни оправдывать, - я раскопал могилу Доминики Ларос, там меня нашла Охтания и сказала, что ты мертва. Я долго ползал на четвереньках и бился головой об ограды... потом спустился к тебе и дождался короля.

Я говорил медленно, чтоб она успела понять, о чем речь.

- И что же?

- Я убил его. Я проткнул ему живот как свадебному петуху.

- О, Боже!

- Да. Я убийца, и не очень-то разборчив в средствах. Потом я нес тебя на руках. И принес к своей жене. Мне было всё равно... Потом мы лежали с тобой на полу, и у тебя была холодная щека и ледяные руки, и я был так потрясен всем этим, что во мне проснулся черт знает кто. Я не человек, Астафея. И не армин. Я эрх.

- Ты эрх?! – она удивилась как-то иначе, не раздраженно, как Ластер, а скорее восхищенно, впрочем, она всегда меня переоценивала.

- Да, - усмехнулся я, - поломанный. Мудрый, всезнающий, всемогущий, просветленный эрх в грешном плотном теле и в вашем безумном мире! Я давно пропил свою просветленную душу и растоптал свои благие порывы, я так и не понял, зачем я тут появился, только окончательно запутался... но кое-что я все-таки могу.

- Ты бог, - сказал она уверенно, - я безумно тебя люблю!

- О чем ты говоришь! Мне с детства было дано больше чем другим, но я не смог этим даром воспользоваться. Меня, конечно, возмущало несовершенство мира, потому что я подсознательно это чувствовал, но ни о чем большем, чем свой дом и куча детей я и не мечтал! Не смешно ли?

- Где же он, твой дом? - грустно улыбнулась она.

- Не знаю. Я даже этого не смог. Меня носило по свету как сухой лист, потому что я не боролся, а всегда предпочитал уйти. И я не достоин той силы, которая во мне спит.

- Откуда ты знаешь, чего ты достоин?

- Мне много дано. Значит с меня и спрос больше. А я живу как... Впрочем, что об этом говорить!

Я не мог ей объяснить, какой стыд я испытал, когда понял всю глубину своей мощи. Какими жалкими мне показались мои обиды, мои страхи, мои нервные срывы, мои амбиции и мои крошечные мечты. Я ненавидел Смерть, я огрызался ей как шавка, не умея с ней бороться, я боялся быть смешным и обманутым, притворялся и унижался вместо того, чтобы просто всё осознать и все изменить. Как бог. Как эрх. Я тупо забивал гвозди микроскопом, не желая знать, что у меня в руках.

Астафея склонилась надо мной и взяла мое лицо в ладони.

- Что, что мне делать?! Скажи! Ну, хочешь, я останусь? Я не могу быть твоей женой, но я буду твоей тенью, я буду твоим ангелом-хранителем, я буду твоей служанкой... а хочешь, я опять стану Альфином? Разве он не нужен тебе?

- Ты прекрасно знаешь, чем это всё кончится, - сказал я через силу, - улетай, Альфин. Улетай!

С каменным лицом я вышел в гостиную. Эска сидела одна за круглым столом, сложив тонкие руки на вышитой скатерти. Я сел напротив.

- А где Ластер?

- У соседки приступ от жары. Он пошел к ней.

Я любил ее. Кто сказал, что я не люблю ее? Это была какая-то странная, выматывающая, похожая на проклятье любовь, то ли братская, то ли сыновья, то ли отцовская... просто я с детства знал, что люблю ее, что лучше ее никого нет... я и сейчас знаю и чувствую, что это моя женщина, и мне с ней должно быть хорошо и спокойно. А Астафея – боль, затмение, безумие, она другая, чужая, случайная, хоть и желанная до судорог в коленях. И разве я мальчишка, чтобы поддаваться внезапным порывам?

- Как она? - тихо спросила Эска.

- Всё в порядке, - сказал я, - скоро уснет.

- Бедная девочка... ты очень любишь ее, правда?

Я смотрел в ее зеленые измученные глаза, такие знакомые, такие родные и грустные. И разве мог я не солгать ей в тот момент?

- Тебе показалось.

- Я не хочу мешать вам, Кристиан. Разве смеет кто-нибудь отнять у тебя эту девушку?

- Я же сказал, тебе показалось.

Мы обнимались у раскрытого окна. Я уже забыл, какими ласковыми и заботливыми могут быть у нее руки, как умеет она целовать отчаянно и нежно, совсем не как призрак с того света. Где же были раньше эти губы, где же были эти руки, когда я был слаб и беспомощен как щепка в океане?!

Ластер появился неожиданно и сразу выпил полграфина воды.

- Жара по твоей милости страшная, - заявил этот неблагодарный тип, - между прочим, весь город уже знает, что король убит, я бы на твоем месте поторопился во дворец.

Я оставил Эску, подошел к нему и очень тихо, но очень твердо сказал:

- А я бы на твоем месте поторопился на Арцемиду, - и добавил совсем уж яростно, - пока я не передумал!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  

Комментарии