Наследник

 

Было холодно, но я не сразу это заметил, удирая по подтаявшим сугробам через дворцовый парк с зеркалом подмышкой. Это было весьма странно. Странно настолько, что я не рискнул выйти даже через хозяйственные ворота для продуктовых повозок и перелез через стену.

Так почти бегом, ловя на себе удивленные взгляды прохожих, я добрался до Рыбной улицы. Мне открыл Ластер. Он смотрел на меня оценивающе, как будто я пришел наниматься к нему на работу.

- И долго мы так будем стоять? - спросил я.

Ластер пропустил меня, закрыл дверь и пошел за мной вверх по лестнице.

- Вы что, так себе нравитесь, что не расстаетесь с зеркалом? - послышался за спиной его насмешливый голос.

Я обернулся.

- Тяжеловато, конечно. Зато как приятно.

Он смотрел на меня снизу вверх исподлобья, синие глаза его были холодными и проницательными, от них хотелось спрятаться в темный угол.

- Где Альфин?

- Веселится.

- А вам не до смеха, наследник?

- Да что вы, мне так весело, что обхохочешься...

В комнате с горящим камином меня бросило в жар. Я раскрыл окно, чтобы отдышаться, а заодно проверить, не следит ли кто за мной. Узкая улочка была пуста и уныла как все городские улицы в пасмурное утро ранней весны.

- А где аптекарь? - спросил я рассеянно.

- Пошел к вашей жене, наследник, делать инъекцию. Я завтра осмотрю ее, а сегодня у меня другие дела.

- Разумеется. Сегодня у нас обоих другие дела.

- Что вы хотите этим сказать?

- Только то, что перед вами моделятор эрхов.

Я следил за его лицом. Глаза его не вспыхнули злорадным торжеством или алчностью, он был по-прежнему полон холодного достоинства, только слегка удивлен.

- Вот это зеркало?

- Да. Можете на него полюбоваться, прежде чем я его уничтожу. Так хотела Астафея.

Он многое понял из одной только моей фразы. И то, что я знаю, кто такая Астафея, и то, что я исполняю ее желания, может даже то, что я люблю ее безумно, но главное то, что у меня свои планы относительно моделятора. Впрочем, смутить его, пожалуй, не могло ничто.

- Садись, - сказал он, поразмыслив и поставив для меня стул посреди комнаты.

- Зачем? - спросил я, но, тем не менее, сел.

Ластер подошел сзади и повел надо мной руками, я почувствовал над собой горячую волну, как будто на меня собираются вылить кипящий котел.

- Сначала я сниму твое напряжение, - сказал он, - а потом мы поговорим. Ты комок нервов.

- Еще бы, - усмехнулся я, - с самого утра ничего не пил.

Конечно, он был бог и поднимал мертвых, но того, что творилось у меня внутри, он понять не мог. И никто не мог.

- Брось ты это дело, Ластер, лучше взгляни на свой моделятор, потрясающая штука... или не за ней ты прилетел с Арцемиды?

- Успею, - сказал он спокойно.

Через минуту мне стало легче, но ненадолго. Да и не считал я себя больным, мне надо было решить свои проблемы, вырвать свои занозы с корнем, а не снимать напряжение.

- Тебя надо лечить, - заключил Ластер, - у тебя серьезный сдвиг в психике.

- Могу подсказать какой, - усмехнулся я и дождался, пока он посмотрит мне в лицо, - я некрофил.

- Понятно, - кивнул он, отвечая мне такой же кривой усмешкой, - это тоже лечится, и даже проще, чем ты думаешь.

И достал из буфета бутылку. У меня как-то сразу пересохло во рту, но я решил воздержаться.

- Что вы, доктор... мне такую микстуру сейчас нельзя. Для моделятора нужна ясная голова.

- Это у тебя-то ясная голова?

- Во всяком случае, та ее половина, которая отвечает за память.

- Если б у тебя была ясная голова, наследник, тебе никогда бы не пришло в нее, что моделятор эрхов можно уничтожить. Неужели ты думаешь, что эрхи были так наивны, что не защитили его от всех напастей нашего мира? Интересно, каким образом ты собираешься это сделать?

- Я найду способ, - сказал я уверенно.

Мое заявление его насмешило.

- Ты будешь искать его всю оставшуюся жизнь... на-ка выпей, некрофил, будет совсем даже неплохо, если из твоей памяти кое-что сотрется.

- Для этого надо выпить хотя бы бочку.

Как бы там ни было, но Ластер своего добился. Через полчаса я стал безразлично спокоен и сосредоточен. Голова моя была ясной как никогда, в ней мелькали тысячи понятий, цифр и формул, как будто приоткрылся клапан, из которого они посыпались как горох из рваного мешка.

Мы отодвинули пустые бокалы и поставили зеркало перед собой на столе. Оно безразлично отразило наши сосредоточенные лица.

- Смотри внимательно, - предупредил я, но это было излишне, Ластер и так забыл про всё на свете.

Я коснулся прохладной поверхности пальцем. Через секунду наши отражения исчезли, и появилась яркая мозаика переливчатых цветов. У меня захватило дух, словно я смотрел в бездонную пропасть, в которую в любую секунду могу упасть. Этот небольшой предмет, такой простой и изящный, был словно окном в другую вселенную.

Про темно-красный квадрат внизу я предупредил Ластера сразу, чтоб он случайно не претворил в жизнь какую-нибудь комбинацию цветов.

- Теперь ты видишь, насколько он сложен, - сказал я, - если мое желание его уничтожить вызывает у тебя смех, то твое желание его изучить, вызывает у меня истерический хохот. Вспомни комбинаторику, сколько здесь может быть вариантов комбинаций? И это притом, что ответ может дать только эксперимент.

- Должны быть закономерности, - ответил Ластер хмуро, - это упростит задачу на несколько порядков.

- Пока ты их найдешь, ты уничтожишь полпланеты. Один уже попробовал перебрать варианты... в результате вымерли Араклея и Тиноль. Больше я этого допустить не могу.

- Ты рассуждаешь, как Господь Бог или его наместник на Земле.

- Может, так и есть, - сказал я вполне серьезно, именно такую ответственность чувствовал я на своих плечах, и именно она отравляла мне жизнь с самого детства.

Ластер же только усмехнулся.

- Наследник, у вас еще и мания величия!

- Это я уже слышал, - буркнул я в ответ, - и не раз.

- Ну, вот что, - сказал он потом, после недолгой паузы, - подождем Астафею, возможно она сумеет тебя убедить, что армины – не люди и не используют силу во зло. Мы давно уже вышли из этого детского возраста.

- Я сам армин, - отозвался я, - и не приписываю тебе человеческих пороков... но как ты не понимаешь, что дело не во зле, а в неведении? По сравнению с эрхами мы всё равно дети! И это не наша игрушка.

- Никакой ты не армин, - услышал я, - это Астафее хочется так думать… она еще ребенок. А ты – просто землянин со сдвинутой психикой. Поэтому для тебя моделятор – опасная игрушка. Для меня же это ключ к великим тайнам. Пойми, есть не только алчность, месть, жажда власти и прочие отклонения от нормы, среди которых ты и живешь всю свою жизнь, есть еще и наука, ради нее тоже можно пойти на многое... - Ластер прикоснулся к стеклу, и оно погасло, - здесь не только смерть, - сказал он вдохновенно, - здесь еще и жизнь, и спасение, и счастье, здесь всё! Конечно, уничтожить всегда легче, чем понять, тем более чем создать. Но надеюсь, что тебе и это не под силу.

Я угрюмо молчал.

- Ты отупел здесь, - продолжал Ластер почти агрессивно, - тебя окружают маньяки и предатели, ты ничего хорошего в жизни не видел, поэтому всего опасаешься, как битый пес. Кто бы ты ни был, ты не прав. И если ты все-таки армин, тебе нелегко будет перешагнуть через себя. Думаешь, это так просто – разрушить, разбить, растоптать?.. Вот на это, - он взял зеркало в руки, - ушли миллионы лет чужой эволюции: и физической, и умственной, и духовной, Бог знает, сколько судеб за этим стоит, а ты возьмешь и растопчешь всё раз и навсегда! Ты этого хочешь? Смотри!

С этими словами Ластер решительно бросил зеркало в камин. Я вскочил от неожиданности. Это действительно было чудовищно, видеть, как на глазах в считанные секунды исчезает немыслимая по сложности и по возможностям вещь. Первым моим порывом было вытащить ее прямо из огня. Потом я вспомнил, что она не горит. Моя маленькая пластинка тоже не пострадала во время пожара в Тиноле.

- То-то же, - усмехнулся Ластер, видя мое смятение, и каминными щипцами вытащил зеркало обратно.

Оно даже не нагрелось. Я сжал его дрожащими руками и в отчаянии прислонился горячим лбом к прохладному стеклу.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  

Комментарии