Наследник


      Проходя по залам, я заметил, что дворец готовится к пиру. На радостях, что обрел настоящего наследника, король решил доставить своим подданным удовольствие. Я только представил, какими глазами на меня будут смотреть те, кто хоть о чем-то догадывается, и криво усмехнулся. Даже Сетвин решил, что я помешался, остальные подумают, что я убийца и некрофил. А какое, собственно, мне до них дело? Сетвин пьет со мной по-прежнему, Мезиа мне поверил, герцог Навский давно подозревает, что я чудовище, но его это не смущает, лишь бы я его не трогал. Эска безумна, а Альфина просто не существует!

До вечера я закрылся у себя и велел телохранителям никого ко мне не пускать, кроме короля. Усилием воли я заставил себя отвлечься от всех своих эмоций и сосредоточился только на воспоминаниях. Если эта Смерть в кресле мне не приснилась, то я должен понять, кто же я на самом деле, и что от меня требовалось? Ведь что-то от меня нужно было тому, кто правит этим миром, Бог он там и вселенский разум...

Я орудие, мне слишком много дано: абсолютное здоровье, сила, память, выносливость, удивительная живучесть, красота и та самая порядочность, которая мешает мне жить. Я не могу убивать, я не могу обманывать и обсчитывать, какая-то сила мешает преследовать свою собственную выгоду и пуститься во все тяжкие... Впрочем, обо всем этом надо говорить уже в прошедшем времени, так было задумано, так и было, пока я не попал во дворец.

Я изменился. Я зол, я груб, я пью и не знаю меры, я насилую женщин и пристаю к мальчишкам, я изменяю своей больной жене, я вступаю в заговор против короля, я жажду власти и мщения, я чуть ли не некрофил, и я готов убить кого угодно.

Сумерки спустились быстро, тоскливо запел рожок во флигеле, я вышел на балкон, погружаясь в весеннюю прохладу как в очистительный источник, в синем вечернем небе ярко горела одинокая Венера, заблудшая в созвездие Весов. Одинокая, яркая и непогрешимая.

 

«Горит. Одна. Как будто ненароком,

Как будто не прекрасна и чиста,

Как будто безымянная звезда

И никогда не будет мне упреком», - вспомнил я и понял, что случайностей не бывает. Во всяком случае, тогда, когда вступаешь в роковую колею.

- Ты не замерзнешь?

Король стоял в дверях, зябко ежась и глядя на меня с нежностью и заботой.

- Что мне станется! - усмехнулся я.

- Пойдем, - сказал он торжественно.

Я глотнул напоследок морозного воздуха и отправился вслед за ним. Мы прошли в его покои. Я сбился со счета дверей, пока мы оказались в небольшой полупустой комнатке, обитой светло-зеленым шелком. Дверь была массивная и запиралась изнутри на мощную щеколду. Перед столом стояло кресло. На столе – большое прямоугольное зеркало и больше ничего.

Король сел в кресло, я встал у него за спиной.

- Теперь думай, - приказал он, - думай о той, которую хочешь.

Таких не было в природе. Да мне и не хотелось самому выбирать жертву.

- Лучше вы сами, - сказал я.

- Хорошо. Смотри внимательно.

Постепенно в зеркале появилось не знакомое мне приятное лицо белокурой девушки, сначала оно было расплывчато, потом обрело четкость. Жуткая тишина была в комнате, и мне показалось, что даже воздух стал твердым, так я окаменел от напряжения.

- Надо очень хорошо представить, - комментировал король, - видишь как?

- Вижу, - пробормотал я.

- А теперь самое трудное.

Он дотронулся до стекла пальцем. Изображение исчезло, зато появилось нечто, заставившее меня вздрогнуть. Я едва удержался, чтоб не вскрикнуть.

Передо мной была моя радужная пластинка. Только многократно увеличенная и переливающаяся всеми немыслимыми цветами. Это было безумно красиво, непостижимо и зловеще.

- Теперь запоминай последовательность цветов, - сказал король, - синий, черный, два раза лиловый, снова черный...

На память я не жаловался и запомнил всё с первого раза. Каждый цвет условно занимал одну клеточку, но границ между клетками не было, цвета наползали один на другой, перетекали друг в друга и создавали непонятную живую мозаику. Король последовательно прикасался к ним указательным пальцем. Я заметил, что некоторые цвета он называл черными и понял, что он просто не видит их.

Конечно. Это была не его пластинка. Это была моя пластинка!

- Теперь вот этот темно красный, - показал он, но не прикоснулся к клетке, - не будем пока ее трогать, пусть пока живет...

- Пусть, - согласился я с облегчением.

- Повторить?

- Не надо. Я запомнил.

Он провел по пластине ладонью, как бы смахивая мозаику, и она снова превратилась в зеркало. Такое зеркало могло висеть и стоять где угодно и сколько угодно.

- Откуда у вас эта вещь? - спросил я взволнованно.

- По наследству, - усмехнулся он, - потом она перейдет к тебе, а от тебя твоему наследнику...

- Она не разобьется?

- Нет! Она не бьется, не ломается, не распиливается и даже в воде не тонет!

- А в огне горит?

- В огне? Не знаю. Не пробовал.

- Можно мне самому? - спросил я.

- Конечно, - кивнул король и уступил мне кресло.

Я сразу прикоснулся к стеклу. Мозаика появилась как по вызову. Я внимательно всматривался в нее и пытался понять хоть какой-то принцип. Цветов было несколько сотен, располагались они не случайно, а по определенной системе, если, конечно, видеть их все. Мне показалось, что я вижу несколько вписанных друг в друга треугольников и один квадрат. Передо мной была вещь очень мощная, зловеще прекрасная и опасная как всё неизвестное.

- А что будет, если нажимать на другие цвета?

- Не знаю. Я пробовал несколько раз, ничего не получилось.

«Эти попытки вылились в Араклею и Тиноль», - понял я, - «не дай бог ему поэкспериментировать еще раз, или хотя бы ошибиться клеточкой!»

Я изучал фантастическое зеркало довольно долго и заметил, что цвета, на которые я внимательно смотрю, становятся чуть-чуть ярче, как бы активизируются. На них совсем не обязательно было нажимать! Только смотреть! Догадывался ли об этом король? Скорее всего, нет. Он тыкал указательным пальцем по определенной, раз и навсегда заученной схеме, получал свой труп и был доволен.

Я старался не смотреть на темно-красную клетку внизу, она, видимо, означала пуск, и все мои случайные взгляды могли жутким образом воплотиться в жизнь.

«Такую опасную игрушку действительно нужно уничтожить», - решил я, - «по крайней мере, нельзя оставлять ее в руках этого маньяка!»

Но как же жаль мне было расправляться с ней! Сколько возможностей таила она в себе! Наверняка она могла не только убивать, она могла всё, всё, всё! Просто людям больше всего понадобилось именно это.

- Ваше величество! - усмехнулся я, - вы так мне доверяете! Вы не боитесь, что я воспользуюсь вашим зеркалом и убью вас?

- Судя по тому, что ты об этом говоришь, ты этого делать не собираешься, - ответил он строго, - но, тем не менее, я должен тебя предупредить: меня убить нельзя. Я знаю комбинацию цветов, которая защищает меня от покушений. Так что даже и не пытайся.

- Вы бессмертны?

- Я умру от старости, когда мне положено. А до того времени ты будешь моим наследником. Или тебе этого мало?

- Много, - сказал я, - по самую макушку.

Уходя он закрыл комнату на ключ и спрятал его в карман. Я понял, что свободного доступа к зеркалу у меня не будет.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  

Комментарии