Наследник


      Ее апартаменты располагались на том же этаже, только несколькими коридорами дальше. Служанки разбежались как мышки, и мы остались вдвоем в просторной гостиной, убранной шикарно, но со вкусом, насколько я вообще мог судить о вкусе.

- Я достаточно знатна, чтобы принимать вас, - улыбнулась она, - пусть вас не смущает, что я не была вам представлена... мой отец – герцог Тиманский, я его младшая дочь Эджелия.

Не знаю отчего, но она уже казалась мне красивой.

- Почему же вас не представили?

- Я была больна.

- Теперь вы здоровы?

- Вполне.

На стол она поставила всё сама: и вино, и фрукты, и конфеты. Прохаживаясь по гостиной от буфета к столу, она говорила со мной как со старым знакомым, и это было тем более приятно, что я давно уже ни с кем так не говорил.

Происходило что-то странное, я рассказывал ей о своей службе, о своих походах, о причудах герцога Навского, которые ведомы только его охране, она улыбалась и понимающе кивала, как будто и так знала обо мне всё. Мы ели конфеты и запивали их вином, пили вино и заедали его лемурскими персиками, и куда-то убегала ночь, и я забыл, что терпеть не могу герцогинь и им подобных, и мне всё больше нравилась ложбинка у нее на груди, а сама она казалась неповторимой красавицей.

- Почему вы так смотрите? - спросила она вдруг, прервавшись на полуслове.

Мне не хотелось ничего отвечать, хотелось только, чтоб она и это поняла сама и хотя бы пересела со своего стула ко мне на колени. Она поняла, но не сдвинулась с места. Я помнил об Эске, я не забывал о ней ни на минуту, но прекрасно осознавал, что она где-то в другом мире, и для нее я мертв.

- Я уже не кажусь тебе насупленным и не умеющим говорить?

- А я уже не кажусь вам капризной, глупой и распутной? Ведь вы именно так думаете о женщинах?

- Женщины бывают разные, - вздохнул я.

- Конечно, - Эджелия встала, - конечно, разные, - она медленно подошла ко мне, загадочно улыбаясь, села ко мне на колени и обвила мою шею руками, - бывают красивые, бывают нет... бывают знатные и бывают безродные...

Голос ее обволакивал, грудь была так близко, что запах ее кружил голову, волосы, распущенные по плечам касались моего лица, но обнимал я ее как-то неуверенно, что-то мешало мне порвать навсегда с прошлым и стать просто наследником престола, для которого все женщины – его: и умные, и глупые, и знатные, и безродные, и красивые, и нет.

Эджелия уже шептала мне на ухо, обжигая его горячими губами:

- Бывают пылкие женщины, а бывают холодные, бывают легкомысленные, а бывают преданные...

Я сидел как каменный, чуть придерживая ее рукой, мне стало как-то не по себе, тоскливо и тревожно. И не хотелось уже ничего. Я вел себя как верный муж, хоть и не был обвенчан.

- Бывают понятливые, - усмехнулась Эджелия, - а бывают – нет, - и почему-то холодно добавила, - бывают живые, а бывают мертвые.

Я спокойно разнял ее руки и встал, чтобы только не прикасаться к ней. До такой степени она была не Эска.

- Ошибаешься, - сказал я с горечью, - это я мертвый. Я. И в этом всё дело.

Но на этот раз она меня не поняла. Проницательность изменила ей, осталась только задетая гордость. Пронзительные глаза ее нехорошо сверкнули и потупились.

- Вы наследник, - сказала она сдержанно, - вам позволено всё, даже это.

Я сам не ожидал от себя такой верности, кроме того, понял, что тем самым нажил себе еще одного врага в лице умной, красивой и знатной женщины, у которой наверняка туча поклонников-фанатиков, способных на любые подлости ради нее. Впрочем, я не собирался опасаться ее больше, чем своего главного врага, которого еще не знал.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  

Комментарии