Наследник

 

На мне был камзол из тифонской парчи, я стоял справа от трона и блестел как та утонченная посуда. Волосы мои были завиты и уложены, лицо выбрито, на руках белые перчатки. Внизу подо мной был зал с длинными роскошными столами и не менее роскошной толпой придворных, которая глазела на меня как на разукрашенную куклу.

Никого мое присутствие рядом с королем не удивило, слухи по дворцу расходятся быстро. Король встал, прошелся взад-вперед, поднял руку, чтобы все смолкли, и сказал то, от чего мне до сих пор неудобно.

Он сказал, что я его сын и наследник, и не поскупился приписать мне массу достоинств, которых у меня никогда не было. Мне давно казалось, что он, как влюбленная барышня, меня идеализирует, принимая желаемое за действительное, и теперь я в этом убедился. Я с тоской вспоминал Эску, которая любила меня, даже не подозревая о таком букете достоинств, которые мне тут приписали.

Женщины были хороши, некоторые даже очень, но ни одна из них не шла с ней ни в какое сравнение. Не те у них были походки, не те голоса, и в глазах было не то, такие далекие, чужие, непонятные и ничего не понимающие женщины...

Мне поставили трон рядом с троном отца. Я сидел на нем, испытывая страшное неудобство от своего вида и от своего положения, а мимо проходили те, кому выпала честь быть лично представленными наследнику престола.

Первым, как ни странно, был Советник Мьекорм Мезиа, тот, что так величаво и добродушно приветствовал меня в коридоре. Тогда он не знал, кто я такой. Теперь он улыбался по-другому. Нехорошо улыбался, как злейшему врагу.

- Отвратительный тип, - шепнул мне отец на ухо, - но умен. Приходится терпеть его вместе со всем его борделем.

Я видел, как Мезиа со сладкой улыбкой подошел к тому красивому пажу, что учил меня держать вилку с ножом, и что-то ему сообщил. Мальчишка дерзко рассмеялся. И ему это сошло.

Мне показалось, что король доволен этой сценой.

- Кто это смеет хохотать над Советником? - спросил я.

- Альфин. Не правда ли, хорош?..

- Жаль, что не женщина.

- Советник не любит женщин, - усмехнулся король.

- Так это его любимчик? - фыркнул я разочарованно, мне казалось, что здесь была тайна поинтересней.

- Ну, уж нет, - сказал король, - Альфин – слишком лакомый кусок для него.

Он сделал знак рукой, и юный красавец уверенно и самодовольно приблизился к трону прежде, чем племянник короля и его царственнородная сестрица. Этот любимчик улыбался. Мне казалось, он готов был посмеяться над любым, кто не так везуч и не так хорош, как он сам. Живые карие глазки сощурились, глядя на меня, одна бровь забавно приподнялась.

- Ваше величество, я уже знаком с вашим сыном, - заявил он весело, - правда, я принял его за...

- Меня не интересует, за кого ты его принял, - строго перебил его король, - меня больше волнует, за кого он принимает тебя.

Я подумал, что приобрел еще одного врага, красивого, ироничного и самоуверенного, у которого наверняка масса поклонников и покровителей, в том числе и Советник Мезиа. Ничего хорошего это не сулило.

Мальчишка продолжал улыбаться, но он прекрасно понял, что король не шутит. Он отвесил мне глубокий поклон и спросил, позволю ли я поцеловать свою царственную руку. Я позволил. Его губы обожгли меня даже сквозь перчатку.

Следующим потенциальным врагом был Эсхильо Навский, которому я буквально перешел дорогу. Он мог бы стать принцем, а потом и королем, не объявись внезапно какой-то наследник. Я почти ничего не слышал о нем, служа в охране, только то, что сыночек герцога обитает в столице и тянет из отца денежки.

Опасным он мне не показался. Скорее ленивым и сытым. И равнодушным ко всему, кроме удовольствий. Он был молод, слегка упитан, со вкусом одет, держался с достоинством, но так устало, как будто за плечами у него долгая, трудная жизнь.

Эсхильо сказал что-то длинное и учтивое, соблюдая этикет и прекрасно владея этим искусством, но я им не владел, да и представить не мог, что кого-то могло осчастливить мое присутствие, поэтому просто промолчал.

Потом была его сестра Норелла, особа, весьма некрасивая, но так тщательно накрашенная и так прекрасно одетая, что выглядела ослепительно. Я был восхищен не столько ею, сколько ее искусством скрывать свои недостатки. И свои мысли. Норелла сдержанно произнесла какую-то светскую любезность и ушла, даже не взглянув на меня, как следует, хотя я рассматривал ее в упор.

- Умна, - полушепотом комментировал король, когда она отошла, - и, как ни странно, порядочна. Жаль, что Бог обидел...

- А мне понравилась.

- Тебе понравилось ее платье. Ты просто не видел еще красивых женщин.

Я хотел сказать ему, что видел Гринцинию Гальма, но вспомнил, что поклялся молчать о ней.

- Вы, оказывается, ценитель женской красоты, отец?

- А как ты думал?

Я думал, что он аскет во всем. И от меня того же добивается.

- Вы правы, я не особенно понимаю в женской красоте.

- Вот это напрасно. Нельзя быть неразборчивым. Тем более теперь, когда ты наследник.

Потом были лица, лица, лица, согнутые спины, сладкие улыбки, юбки, шелестящие в реверансе, любопытные и осторожные взгляды... Я даже при желании не смог бы всех запомнить, но у меня и желания такого не было.

За столом по левую руку от короля сидел Эсхильо Навский, а по правую руку от меня всё та же Норелла. В профиль она и в самом деле была некрасива: длинный нос с горбинкой, губы тонкие, подбородок острый, темные узкие глаза все время опущены к тарелке. Я даже не пытался с ней заговорить, чувствуя между ней и собой какую-то ледяную стену.

Да и вообще, я чувствовал себя в полной изоляции, единственной отдушиной был отец, да, пожалуй, Сетвин. Если бы мы сейчас оказались с ним вдвоем, я бы уже не заявил, что он мне не нравится. Я уныло жевал и ждал, когда же наконец можно будет встать.

После застолья по распорядку следовали танцы. Медленные и торжественные. Как я потом узнал, в присутствии короля других себе двор не позволял. Кавалеры скучно и добросовестно водили по залу напыщенных дам, те ритмично приседали и обмахивались веерами в такт музыке. Я устал сидеть и прогуливался между колонн, вяло присматриваясь к окружающим. Интерес мой был от скуки.

Меня избегали, обходили стороной как прокаженного, но издалека с любопытством рассматривали, точно заморского крокодила. Я не испытывал от этого ни малейшего удовольствия и гадал, кто же первый осмелится со мной заговорить. Я вспомнил Сетвина и оценил наконец его смелость. Он мне нравился все больше.

Потом я неожиданно увидел его в дверях. На нем был строгий черный камзол, но не слуги, а скорее графа, короткий серебристый плащ, белые сапоги. Его тусклые волосы были собраны под обруч. Он запросто беседовал с неприступной Нореллой и кем-то из министров. Я перестал что-либо понимать, только то, что старший гардеробщик – действительно не такая уж маленькая должность.

- Ручаюсь, что вам скучно!

Я обернулся. Королевский любимчик меня не боялся, его прекрасные карие глазки сверкали дерзко и радостно. И откуда в нем было столько радости?

- Да что ты, - усмехнулся я, - мне страшно весело.

- У меня к вам предложение, наследник. Давайте не будем меряться силами, кого больше любит король. Я охотно уступаю вам свою позицию. Тем более что я уже обещал вам свое покровительство.

Говорил он, тем не менее, свысока, как будто знал, что всё это временно. В шутку. Трудно было понять, что за мысли теснятся в его кукольной головке.

- Приступай, - сказал я.

- К чему?

- К покровительству. Для начала скажи, что это за тип в дверях?

- Сетвин? Костюмер его величества.

- А на самом деле?

- И на самом деле. Для начала усвойте одну вещь: титулы здесь еще не самое главное. А главное то, насколько вы нравитесь королю. Или так: насколько вы нужны королю.

Эрих Четвертый восседал в это время на троне и смотрел на своих подданных как строгий отец на маленьких детей.

- Когда он уйдет, будет веселее, - улыбнулся Альфин, - обещаю вам роскошный вечер и бурную ночь. Посмотрите на Фларьо Алонского, он не успокоится, если не выпьет целый бочонок и не расколотит пару зеркал, посмотрите на его сестру... сам бы влюбился! А как она поет! А как обнимает!.. Посмотрите на этого мрачного типа, это Камилл Карсти, это он только сейчас такой мрачный, а если его напоить, он большой шутник... Жизель Жасми, у нее прекрасные танцовщицы, но сама она танцует еще лучше. Вы видели когда-нибудь танцующую змею?

- Видел, - сказал я, - в Дельфиньем Острове. И могу тебя заверить, что этой ночью я буду спать.

- О! Вы в самом деле так целомудренны, как говорил король?

- Я устал.

- Понятно... учтите, у вас здесь будет масса соблазнов. Не сегодня так завтра.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  

Комментарии