Завещание Малого Льва

Утром она была кроткая и нежная, обычная хорошая девочка без взрослых, не по возрасту, страстей. Они смеялись, умываясь из чайника, доедали сухари и бродили по пустому замку. Он был бы совсем счастлив, но энергия кончалась.

- Я обещал показать тебе пирамиду, Ассоль.

- А далеко это?

- В Горбатых горах. Примерно час лететь.

- Здорово. Мне так нравится с тобой летать на твоей «галоше»! Вообще-то я никогда не летаю, просто прыгаю. А тут - нравится.

За ночь она напридумывала столько, что он позавидовал ее фантазии. Все у нее в родне были Прыгуны, один брат даже находился сейчас в прошлом по причине своей безрассудной любви к женщине со странным именем Эеее, мать была (естественно!) первая красавица, отец - идеальный правитель, а дед - просто какой-то спаситель вселенной. Вот такую замечательную родню она себе придумала и при этом забыла объяснить, почему же это они все разбежались в разные стороны, а сама она несчастна.

- Летим, - усмехнулся Йон, - фантазерка.

Возле пирамиды он разулся. Почему-то ему казалось, что непочтительно подходить к пирамиде в ботинках, тем более, что стопы тоже вбирали в себя энергию, сладкую и мягкую «розовую сирень», успокоение, нежность и теплоту сердца. Зеркальная грань величественно сверкала на утреннем солнце. Ассоль смотрела с любопытством, но без трепета.

- Здоровенная штука, - заметила она, прищурившись, - интересно, откуда она здесь?

- Построили, - сказал он просто, - когда могли. А потом разучились.

- Да ей, может, миллион лет! А аппиры тут недавно обитают.

- Почему недавно?

- Потому! Аппиры с Пьеллы прилетели. А это неродная планета.

- Это всё истории, Рыжик. Легенды. Ниоткуда мы не прилетели. Я же говорил тебе, что ни одного звездолета не нашел.

- А это по-твоему, не звездолет?

- Это?!

- А что? У землян, знаешь, какие корабли есть - целые города летающие! Моя мама такой водила.

- Мама, - усмехнулся он, - звездолет?

- Ну да, а что?

- Ничего.

- Она траспортник водила, он правда здоровый, а разведчики - они маленькие. Этот явно не разведчик.

- Это вообще не корабль, - уперся Йон, - это просто пирамида.

Ассоль оценивающе окинула взглядом пирамиду, сунула руки в карманы и расставила ноги.

- Ну что ж, проверим.

- Как проверим? - не понял он.

- Посмотрим, что у нее там внутри, - она взглянула на него небесно-голубыми глазами и улыбнулась, - вдруг там и правда твой папа? А?

Йон не понял, к чему такая неуместная шутка.

- У нее входа нет, - напомнил он, - если только скалу взорвать.

- Ты что, - усмехнулась она, - папу напугаем!

- Что ты задумала, Ассоль? Ерунду какую-то говоришь…

- Ага. Ты посиди на травке, Йон. Отдохни. А я скоро вернусь. Очень, знаешь, интересно.

Она отошла в сторону, скрестила руки на груди, сосредоточилась и после этого исчезла. Йон присел на траву, совершенно сбитый с толку. Он не сомневался, что девчонка всё выдумывает. Однако факт был на лицо: она исчезла, взяла и растворилась, как будто и не было ее в ущелье. А если она не врет? Если она телепортирует… а если там не пусто? Куда она попадет?! Вот, чумовая!

Беспокойство за нее было даже сильней, чем любопытство. Ему было не так уж важно, какие устройства там генерируют энергию, ему хотелось, чтобы она вернулась целой и невредимой.

Ассоль, как и обещала, не стала его долго мучить. Минут через пять она появилась на прежнем месте, отчаянно чихая.

- Ну и пылища там! Миллион лет никто не убирался! Папа твой совсем обленился, Йон.

- Рыжик…

- Это не звездолет. Там какой-то зал. Кресла стоят по периметру, штук сорок. Пульт есть. Знаешь… на машину времени похоже, только у нас кресла спинками друг к другу повернуты.

- А как ты разглядела?

- Да она прозрачная изнутри! Даже облака видно. Так здорово! А хочешь сам посмотреть?

- Я?!

- Да мне запросто тебя перекинуть, ты легкий.

- Погоди…

Йон снова сел на траву обуться, у него даже голова кружилась. В общем-то ему было всё равно, где фантазии, а где реальность, потому что это никак не влияло на его существование. Есть там какие-то Прыгуны или нету их, его это не касалось. Он даже иногда представлял себя где-нибудь на краю вселенной, когда брел в одиночестве по ржавым рельсам, и никто ему не мешал этим наслаждаться. А теперь чудо вошло в жизнь, так запросто в облике рыженькой девочки. И он мог увидеть хоть сейчас, что там внутри его загадочной пирамиды.

- Ну, ты чего? - подсела к нему Ассоль, - обижаешься что ли? Я же тебе говорила, кто я.

- А всё остальное - тоже правда?

- Ну да.

- Что, и машина времени существует?

- Только для Прыгунов, для их энергии.

- И откуда у вас такая энергия?

- Приходит, - пожала плечиком Ассоль, - быстро набирается.

- А у нас что-то не набирается, - горько усмехнулся Йон.

- Тетя Гева говорила, аппиры себя сами загубили. Что-то натворили и разрушили связь со своим небом. У всех должна быть связь с небом. Они какие-то эксперименты проводили с генами, вот и получили одних уродов в результате. Это не сразу проявилось, на пятом-шестом поколении, но было уже поздно. Теперь им не то что для телепортации - на жизнь энергии не хватает.

- Сесть бы в вашу машину времени, - сказал Йон с отчаянием, - отправиться туда и дать по морде тому, кто всё это затеял.

- Он хотел как лучше. К тому времени Пьелла уже отравилась от их производства, обычные аппиры выжить не могли, стали выводить новый вид, приспособленный. Только раньше надо было спохватиться. На Земле вот раньше это поняли и прекрасно живут.

- Земля тоже существует?

- Ой, ну, конечно! И Шеор, и Вилиала…

- А на Вилиале живут культурные лягушки?

- Они не лягушки, - обиженно сказала Ассоль, - они теплокровные. Воспитанные! Жуть!

- Странно, - пожал он плечами, - мне казалось, что они лягушки.

- Тут ты ошибся, - заверила его она, - но вообще, хочу тебе сказать, твои фантазии часто напоминают реальность. Ты как будто в самом деле знаешь. И Сочинялы твои тоже. Что-то вы, конечно, придумываете, но что-то - сущая правда.

- Может быть, - согласился он, - нам в подвале всё равно.

- Я тебя на Пьеллу заберу, хочешь?

- Что я там забыл на вашей Пьелле?

- Йон…

- Одним кровососом будет больше, вот и всё. Тут у меня хоть пирамида есть.

- Там легче! Пьелла же родная планета, Йон.

- Я не Йон, - вздохнул он, - я Чума. Мама меня так звала. Что ты сравниваешь меня и своих аппиров, Рыжий?

- Но ты тоже аппир!

- Да. Только еще хуже.

- Почему ты так говоришь о себе, Йон? - чуть не расплакалась Ассоль, - что в тебе страшного? Ты такой добрый мальчик… я таких и не встречала никогда.

- Я добрый, - усмехнулся он, - пока сытый. Мне нельзя от этой пирамиды удаляться.

- Это мы еще посмотрим, - не смирилась она.

Внутри было светло. Йон почти ничего не почувствовал во время телепортации, больше запомнилось тоненькое и гибкое девичье тельце, ее горячий живот, прижатый к его животу и стебли рук, упруго прижимающих его к себе.

- Какой ты легенький, Йон! Как пушинка!

- Можно подумать, ты очень тяжелая.

- А я не хочу толстеть. Ты что! Я только хочу, чтоб у меня здесь прибавилось и здесь, - она отпустила руки и похлопала себя по соответствующим местам, - тогда платья буду носить как у мамы.

- Нет предела совершенству, - усмехнулся Йон.

Он огляделся. Кресла стояли по периметру, большие, серые от пыли, вырезанные из шаров. Снаружи пирамида вся блестела, а внутри никто не следил за чистотой. Из-за этой пыли он не сразу заметил, что пол под ногами больше напоминает экран компьютера. Они стояли на экране.

- Наверно, здесь возникало стереоизображение, - предположил он, - и они дружно на него смотрели со всех сторон.

- Развлекались?

- Скорее, работали. Решения принимали. Может здесь была проекция коллективного мышления?

- А что ты гадаешь? - пожала плечиком Ассоль, - ты же должен знать.

- Не знаю, - сказал он, - могу только придумать кучу версий.

- А лучше б знал.

- Может, я и знаю… но как это отличить от фантазий?

- А что еще говорит твоя фантазия?

- Это… это реабилитационный центр. Особо истощенных и больных они сажали в эти кресла и облучали «розовой сиренью». А под этим полом - генератор.

- Слушай, - поморщилась Ассоль, - какая «розовая сирень»? Обычный серый технический фон, пресненький такой, слабенький. Или это тоже твоя фантазия?

- Как фантазия? - обалдел Йон, - тут полно «сирени». Ты что, не чувствуешь?

- Да нет, конечно.

- Это потому что ты Прыгунья, - сказал он, подумав, - ты всегда в плюсе.

- Ну и что, я же чувствую.

- Значит, это не твой спектр.

- Да?

- Это для нас, для дохлых. Кто-то очень добрый о нас позаботился.

- Кто бы это мог быть?

- Хочешь, чтобы я придумал?

- Хочу, чтобы ты сказал, что на самом деле.

- Если б знать, Рыжик! - он сел в одно из кресел, очень удобное, принявшее форму тела, - это, знаешь что? Это звездолет - скорая помощь. Они летали по галактике и искали погибающие цивилизации.

- Звездолет внутри не так выглядит, - Ассоль тоже плюхнулась в кресло, высоко задрав ноги в ботинках, у нее были толстые рифленые подошвы.

- Ну и что, - заявил Йон, - это же особый был звездолет. Они собирали заморышей и откачивали их.

- Добрые какие!

- Да. Они очень добрые. Было два звездолета. Один, вот этот, сломался. Все улетели на втором, а мой папа остался.

- И где он, твой папа?

- Там, внизу, по ту сторону экрана. Может, он сейчас смотрит на нас.

Ассоль засмеялась, наклонилась и топнула своим тяжелым ботинком по пыльному полу.

- Эй! Папа! Выходи!

Прошла секунда. Экран тускло засветился. Звуки «йон, йон» стали частыми и отчетливыми, к ним прибавился еще какой-то свист.

- Ой! - вскочила она, - мама!

Йон же как будто прирос к креслу. Он вдруг ясно осознал, что нет там никакого папы, и никакая это не «скорая галактическая помощь» и не реабилитационный центр. Он понял, что сейчас они провалятся вместе с этим полом так глубоко, что и представить невозможно. И с ужасом посмотрел на Ассоль.

- Дурак! Чего сидишь?! - крикнула она и потянула его за руку, - скорее! За меня цепляйся!

И он уже не помнил, как вцепился. Снаружи было тихое утро. Пирамида всё так же сверкала в солнечных лучах и всё так же сладко излучала «розовую сирень». Йон сел на траву, у него было чувство, что под ногами чудовищная пропасть, сердце от этого колотилось, как у зайчонка.

- Работает, - выдохнула Ассоль, - ничего себе! Пароль запросит, а мы не знаем ни черта! И что от нас останется? Видали мы такие ловушки!

- Это не ловушка, - сказал Йон, часто дыша, - это транслятор. На Наоле это так называется. Были такие штуки вместо звездолетов, да поломаны все. А этот - явно не аппиры делали.

- Фантазируешь? - прищурилась она.

Он помотал головой.

- Знаю.

- Ого! А куда этот транслятор, ты знаешь?

- В бездну, - сказал он.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии