Завещание Малого Льва

На другой вилле было не так вычурно и напряженно. Утреннее солнышко спокойно и нежно согревало белый домик с голубым бассейном, и так же спокойно и нежно облизывали пологий берег бирюзовые морские волны. Леций подумал, что в этом тропическом раю оригинально будет смотреться букет ромашек с васильками, и он его добыл, самолично нарвал где-то за огородами в средней полосе. Больше ничем он поразить Цирцею не собирался, разве что своим неожиданным появлением.

Она плавала в бассейне. Потом вошла в гостиную с полотенцем на плечах, увидела букет, а затем и гостя в кресле. Гость не был приучен вставать в присутствии дамы, условный рефлекс не сработал, он просто растерялся, разволновался некстати и продолжал сидеть, делая вид, что спокоен. Немая сцена тянулась с минуту. Они рассматривали друг друга. Он видел вполне красивую, подтянутую женщину в белом купальнике на шоколадном теле, отмечая, что за эти семнадцать лет она только помолодела, с землянками такое случалось. Цирцея же стояла спокойно, склоняя голову на бок то вправо, то влево. Белые мокрые волосы сосульками падали то на одно загорелое плечо, то на другое.

- Не помню, чтобы я давала тебе ключ, Одиссей, - сказала она вполне приветливо и даже не удивленно своим глубоким с хрипотцой голосом.

- Но меня-то ты помнишь? - уточнил он.

- А я-то думаю! - усмехнулась она, присаживаясь на диван, - зачем мне понадобилась восьмая пластическая операция! Для кого, для чего?.. Только что разошлась с очередным мужем. Роли уже возрастные предлагают. Можно и расслабиться, а я всё не унимаюсь… ну что, Одиссей… безупречный юноша без пороков и недостатков… что случилось на этот раз? С какой стати ты обо мне вспомнил? Кажется, в прошлый раз у тебя была депрессия, и тебя бросила жена.

- Да всё то же самое, - признался он с той же прямотой, что и она, - у меня депрессия, и меня бросила жена.

- Еще одна?

- Та же самая.

- О! Я же говорила, что она к тебе вернется!

- Да, ты оказалась права.

- Конечно. И в этот раз так же будет. Вам нравится играть в эту игру - так и скажите. И не морочьте людям голову.

Леций не знал, что ответить, он даже не знал, хочет ли он, чтобы она снова оказалась права. Он устал жить с женщиной, с которой надо обдумывать каждое слово, чтобы не задеть ненароком ее воспаленное самолюбие.

- Пойду переоденусь, - улыбнулась Цирцея, шоколадный загар подчеркивал морщинки на ее лице, видимо, восьмая пластическая операция была у нее на в другом месте звездного тела, - и сварю кофе.

- Нет! - почти крикнул он, - не надо кофе. Только чай, - и добавил уже смущенно, - любой.

- Однако, как ты сюда попал? - снова задумалась она, стоя в дверях, - или моя охрана ни к черту, или замки сломаны?

- Было открыто, - соврал он в очередной раз.

- Странно…

Пока ее не было, он сидел и думал: чего он хочет? Да ничего. Просто поговорить. Чтобы умная женщина его выслушала и сказала, какой он дурак, или наоборот, какой он хороший и безупречный. Не важно, лишь бы выслушала. А еще он хотел бы красиво за ней ухаживать, но только потом, когда у него будет время, если оно вообще у него будет.

Цирцея явилась в розовом халате, за ней семенил с подносом забавный розовый робот.

- Ничего, что я по-домашнему? - усмехнулась она.

- Ничего, что я без приглашения? - ответил он.

- Ничего. Но еще раз предупреждаю: не вздумай с горя в меня влюбляться. Я только что избавилась от изнурительного чувства к одному молодому красавцу, который, как выяснилось не любит морских свинок. Это ужасно, когда мужчина не любит морских свинок…

- Я всех люблю, - вздохнул Леций, - но сейчас вообще-то никого. И жить надоело, и смысла в этом особого нет. Всё, что ни делал в жизни - всё зря. Вот такое настроение.

- Ясно, - понимающе кивнула она, - возрастной кризис. Это у всех бывает и не один раз. С некой утомляющей периодичностью.

- И что ты тогда делаешь?

- Как что? Развожусь и пью. Потом снова выхожу замуж.

- У меня так не получится.

- А тебе это и не нужно. У тебя другая история. Вы наверняка бурно поссорились, а скоро страстно помиритесь. Знаю я такие парочки. Она обиделась на какую-то мелочь и раздула ее до вселенских масштабов.

Леций только покачал головой, поэтому она удивленно спросила:

- Что? Не так?

- Не так, - сказал он, - у нас возрастные проблемы. Она стареет, а я пока нет. Перенести это она не может и решила расстаться. Скажи, на Земле так часто бывает?

- Бывает, - задумчиво рассматривала его Цирцея, - живем долго, стареем поздно, поэтому всё перепуталось, иногда дети младше правнуков. Такие браки, конечно обречены, хотя запретить их никто не может. К ним и надо относиться как ко временным. У меня самой был любовник почти на девяносто лет моложе. Я старше его бабушки! И мы прожили счастливо два с лишним года. Чего ж еще? Я нашла ему молодую подружку, а сама вот легла на операцию… Только из какой же ты дыры, Одиссей, что задаешь подобные вопросы?

- Я живу на Пьелле, - признался Леций.

- На Пьелле? Это где?

- Бета Малого Льва.

- Да? - она поморщилась, - всё равно не знаю.

Богема есть богема!

- В нашей «дыре» есть три театра, - сказал он, - ты бы прилетела с гастролями?

- Почему бы нет, - пожала она плечами, - если мне и моей труппе пришлют комфортабельный звездолет.

- Пришлют.

- Меня так любят на Пьелле?

- На Пьелле любят театр. Жена второго полпреда была актриса. Зела Оорл.

- Зела Оорл? Знаю-знаю, была такая красавица… но, кажется, он увез ее на Вилиалу.

- Да. А потом на Пьеллу.

- Там она и сгинула в безвестности.

- Это вам отсюда так кажется. Она, конечно, умерла, но не в безвестности.

- Не обижайся. По мне всё, что не Земля - глубокая провинция, даже Марс.

- Не обижаюсь. Но попробуй скажи это какому-нибудь лисвису. Всем известно, что культурный центр галактики - это Вилиала.

- Похоже, Вилиалу ты знаешь лучше, чем Землю.

- Похоже, - кинул он.

Чай остывал, Леций сделал пару глотков для приличия, но допивать не стал. Цирцея сидела напротив с красиво разрезанным апельсином на блюдце, оранжевая кожура цветком распадалась в разные стороны. Она любила всё делать красиво, и такой же красивый и ярко-оранжевый был у нее маникюр. Что-то в этом было от продуманной мизансцены: загорелая блондинка с апельсином… Он не знал, когда он сможет ее пригласить на Пьеллу, но идея ему понравилась.

- Пьелла очень похожа на Землю, - сказал он, - тебе понравится.

- Так ты серьезно?

- Вполне.

- Ладно, - усмехнулась земная звезда, - навещу вашу дыру. Не представляю только, как ты это устроишь.

- Мы всегда кого-то приглашаем. Почему не вашу труппу?

Она не очень-то поверила.

- Не обещай невозможного, Одиссей. Я знаю, как это делается. Но считай, что твою галантность я оценила. И букет мне понравился.

- А гость? - спросил он прямо.

- А гость, - насмешливо взглянула она, - давно мне нравится, я ничего не забыла… но ведь он просто хочет что-то доказать своей жене, не правда ли? Поэтому нашел женщину, которая еще старше, чем она. Ну зачем тебе такая старая, потасканная стерва, Одиссей? Я хороша только в гриме. Со мной еще можно выйти в свет, если ты так хочешь, но для этого вовсе не обязательно устраивать постельные сцены. Да и не за этим ты пришел, как я вижу.

- Да - признался он, - мне важнее с тобой поговорить.

Она не обиделась: он ведь только с ней согласился, или сделала вид, что не обиделась.

- Думаешь, я смогу тебя утешить?

- Да мне уже легче. Ты же говоришь, это рядовой случай.

- Конечно. В нашем мире вообще ни к чему нельзя насмерть привязываться, и к женщине в том числе. Но особенно к мужчине. Это я уже о своем…

- А ты бы бросила молодого мужа?

- Да я только этим и занимаюсь!

- Ах, ну да…

- У меня работа такая. Я актриса. Обычной семейной рутины как-то не получается. Вот твоя жена - она кто?

Леций посмотрел и сказал честно:

- Королева.

- Это мы все - королевы, - отмахнулась Цирцея, - по профессии она кто?

И он понял, что ему всё равно не поверят, поэтому ответил:

- Раньше была капитаном звездолета.

Актриса понимающе кивнула.

- Женщина - капитан? Представляю, что у нее за характер!

- Ужасный характер, - согласился он, это вообще-то не было великой тайной.

- Что, очень властная?

- Нет, скорее, своенравная. Тигрица. И мне это даже нравилось когда-то.

- А! Ты чувствовал себя укротителем?

- Нет. Какой из меня укротитель… Просто я, как все бывшие уроды, поклоняюсь красоте. Она очень красива.

- Бывшие уроды? Я не ослышалась?

- Я аппир, Цирцея. Мы все уроды. Земляне привели в порядок наши тела, но не души. Комплексы остались. Один бреется по пять раз на дню, другой только недавно перестал окружать себя непотребным количеством красоток, а третий, то есть я, судорожно цепляется за женщину, которая его не любит и которой беспрерывно нужно угождать. Вот так…

- Всем женщинам нужно угождать, - сказала Цирцея умудренно.

- Не всем, - ответил он, - есть женщины которые просто любят… не меня, к сожалению. Есть женщины, которые умеют ждать… тоже не меня. Это очень редкие женщины. На всех не хватает.

- Преданные мужчины тоже редкость, - сообщили ему, - это вообще атавизм - такая зацикленность на одном партнере. Я бы сказала, что это болезнь.

- А я бы сказал, что это судьба.

- Даже если так, - улыбнулась Цирцея, - ты своей судьбы не знаешь. Кто же знает, что там, впереди? Есть и другие женщины, кроме твоей жены. Не делай из этого трагедии. Может, ты скоро встретишь кого-то моложе и еще красивее. Не знаю, как на Пьелле, а на Земле такого добра навалом. Одна лучше другой! Да хоть у нас в театре…

- Не надо, Цея, - перебил он, - не надо меня ни с кем знакомить. Я пришел к тебе, мне этого достаточно. А через неделю я буду уже очень далеко, где вряд ли вообще водятся женщины.

- И на сколько лет ты снова пропадешь? - прищурилась она.

- Хотел бы я знать, - усмехнулся он.

- Ну, ладно… в таком случае пойдем, я покажу тебе остров.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии