Завещание Малого Льва

- Удивлен, - сказал Дрод, кося в сторону черными с подводкой глазами, - немало удивлен, хотя и не сражен наповал. Леций Лакон самолично желает с нами общаться?

- Возможно, мне следует общаться не с тобой, - ответил Леций, - но с кого-то же надо начать. По-моему, ты не маленькая фигура в вашей иерархии.

- У нас нет маленьких фигур, мы все - одно целое.

- Меня сейчас мало интересует ваша структура.

- Да? А что тебя интересует?

- Контакт.

- Вот как?

- У нас общий враг и общая цель. Может, хватит прятаться друг от друга?

- Кого ты называешь врагом, аппир?

- Лаклотов.

Они стояли в саду на тенистой дорожке, сквозь густую листву нежно пробивалось зеленое солнце. Леций успел восстановиться и даже осмотреться на этой изумрудной планете, но депрессия брала своё - его ничто не радовало и не удивляло. Дрод это почувствовал.

- Тебе надо отдохнуть, - сказал он, - у нас принято сначала устроить гостя, а потом вести с ним беседы. А разговор, я вижу, будет серьезный.

Леций усмехнулся.

- Тогда бассейн… или, по крайней мере, холодный душ.

- Вы чувствительны к температурам.

- Да. Особенно к горячим. Я вообще предпочитаю зиму.

- Здесь мало воды, но для тебя найдется. А льда, извини, нет. И снега тоже.

Они пошли по дорожке ко дворцу. Бело-серое здание с башнями было сложено довольно вычурно и порядком обветшало. Воздух был сухой и горячий, в глаза при любом дуновении ветра попадал песок.

Смуглые рабыни, наглухо закутанные в полотняные одежды, старательно подметали от этого зеленого песка дорожки, подрезали кустики и поливали цветы. На нового гостя они глаз не поднимали, хотя его черный термостат, белое лицо и светлые, пепельные волосы наверняка были чем-то необычным. Леций же на них смотрел, находил их совершенно некрасивыми и только удивлялся, откуда тут взялось такое милейшее создание, как Скирни. Он представил ее тут маленькую, с лейкой, в окружении ее вечно голодных собак, и его окаменевшее сердце на миг оттаяло и болезненно сжалось.

- У нас есть и красивые женщины, - сказал Дрод, истолковав его взгляд по-своему.

- Да?

- Мы пришлем тебе вечером.

- Не надо.

- Почему? Наши женщины искусны в любви и прекрасно танцуют.

- У нас это не принято.

- Неужели? - Дрод даже остановился и вскинул ладонь, чтобы лучше видеть гостя, - а ваш директор Центра почему-то не отказался. Мало того, эта рабыня так ему понравилась, что он ее украл у нас.

Он то ли насмехался, то ли провоцировал на какую-то реакцию и ждал ответа.

- Я знаю эту историю, - сказал Леций прямо, - меня ты на эту иглу не посадишь. Никакого шантажа не будет, ясно?

- Ясно, - тут же согласился Дрод, - хотя при желании всегда можно найти способ шантажа. Неуязвимых нет. Или ты будешь отрицать, правитель аппиров? Но я вовсе не собирался начинать наше знакомство с этого. Я просто хотел предложить тебе лучшее, что у нас есть, по всем законам гостеприимства.

- Благодарю. Мне вполне хватит бассейна.

- А что касается этой дохлой девчонки, то мне ее не жаль, она практически ничего не стоила. От нее было больше проблем с ее собаками, чем пользы. Право, не знаю, что в ней нашел ваш божественный Льюис Оорл… и что в ней находили наши охранники… я даже продать ее не мог.

Леций посмотрел Оборотню в раскосые глаза, хотя тот ими ничего и не видел.

- Хочу тебя предупредить, Дрод. Нет такой великой цели, ради которой я буду выслушивать оскорбления этой женщине дважды. Так что лучше помолчи о ней.

- А я думал, у тебя есть такая цель, - усмехнулся Дрод, - коль скоро ты здесь.

- Цель есть. Но я тебя предупредил.

- Я услышал. Но я не могу тебе гарантировать, что все слуги будут о ней молчать. Ее еще помнят.

- Со слуг и спрос другой.

- Они глупы и болтливы. На редкость тупой народ, хочу заметить. Не то, что твои аппиры.

- Тогда зачем ты на этой планете? Есть масса других.

- Куда отправили, там и живу. Кто меня спрашивает? Во всяком случае, это лучше ледяного Тевера.

Леций усмехнулся.

- Несомненно.

В комнате было относительно прохладно. Посредине была круглая емкость с водой. Она мало напоминала бассейн, скорее просто ванну. В такую жару его устроило и это. Он искупался, накинул халат и посмотрел в окно на тенистый внутренний двор.

Именно этот двор когда-то подметал его отец. Тут не было парадных фонтанов и клумб, тут висело белье на веревках, лежали стопки досок, что-то варилось в котлах, за кустами виднелись домики для прислуги. Он подумал об отце, подумал об Алесте и о бедном ребенке, которого тут мучили эти твари. Их всех хотелось уничтожить, но с ними приходилось вести светские беседы и не позволять своей ненависти вырваться наружу. Впрочем, у него и ненависти сейчас не было, как и любых других чувств. Он совершенно отупел, как ему казалось.

Еду принесла пожилая женщина, гладко причесанная, туго задрапированная, седая и очень полная. Она спросила позволения и стала выгружать блюда и напитки из корзины на стол. Леций молча наблюдал за ней.

- Где сейчас твои хозяева? – спросил он потом, когда она собралась уходить.

Толстуха замерла, как громом пораженная, как будто не ожидала, что он может разговаривать.

- Вам разрешается говорить с гостями? – уточнил он.

- Да… господин. Я не знаю, где хозяева.

- Тогда кто тебя прислал?

- Старший повар, господин.

- Ладно, ступай.

Она ушла, но в одиночестве Леций оставался недолго. Скоро его ждало первое потрясение. Открылась дверь и в комнату вошла маленькая Скирни, Скирни из воспоминаний, совсем еще девочка в красивом воздушном наряде и с белыми цветами в темных волосах, похожая на Рицию.

- Ну, как? – улыбнулась она вполне по-хозяйски, - ты уже освоился?

- Почти, - сказал Леций, приходя в себя, только не зная, который из Оборотней имел наглость так к нему явиться, - и что это значит?

- Всего лишь любезность, - улыбнулся Оборотень.

- Или демонстрация возможностей.

- Демонстрация?

Голос у него был совсем другой, поэтому сногсшибательного эффекта не получилось. Он плавной походкой доплыл до кресла и красиво в него опустился. Скирни никогда так не ходила и никогда так вызывающе сексуально не сидела.

- Ну, что ты… Мы просто хотели тебе угодить. Ты не хочешь наших женщин, мы решили предложить тебе твоих. Возможно, чуть-чуть не угадали?

При этом волосы его за несколько секунд стали бронзово-рыжими, тело удлинилось и по-женски оформилось, глаза позеленели. Эдгар предупреждал когда-то, что они способны на всё, даже Кантину извлекли из глубин его памяти. А на Леция теперь смотрела его жена в самом желанном и соблазнительном своем виде. Вот только желаний у него никаких не было, только раздражение.

- Ты - Дрод? – спросил он хмуро.

- Нет. Я - Урви. Дрод прислал меня, чтобы я тебя развлек до вечера, пока мы все не соберемся.

- И как ты собираешься меня развлекать, Урви?

- А как захочешь.

- Меня интересуют лаклоты, и ничего, кроме лаклотов.

- Ты уверен, наш прекрасный гость?

- Уверен. И лучше не раздражай меня.

- Ну что ж…

Оборотень снова стал меняться. Леций ожидал увидеть такого же смуглого, женоподобного, узколицего типа с подведенными глазами, как Дрод. Однако увидел белокожего, синюшно-бледного, холодно-красивого и бесконечно-надменного мужчину со стальным блеском раскосых серых глаз. Прямые белые волосы ровно распадались на два крыла. Особенно отвратительным был его презрительно сжатый, тонкогубый рот.

Леций посмотрел на него и отвернулся. Ему совершенно не хотелось видеть эту надменную рожу, и эти безжалостные глаза.

- Не нравлюсь? – усмехнулся Урви.

- С чего ты взял, что ты обязан мне нравиться?

- Вижу, что не нравлюсь.

- Успокойся. Если ты помнишь, я правитель уродов.

- Ну, так взгляни на меня. Что ж ты отвернулся? Ты же сам просил.

- Что я просил?

- Ты сказал, что тебя интересуют лаклоты. И ничего, кроме лаклотов.

Леций вообще-то сначала сел. Потом уже повернулся. Вон, оказывается, что!

- Ну, спасибо, - сказал он, через силу рассматривая предложенный образ, примерно такими он этих тварей и представлял, - буду знать. Они все такие?

- Каждый клан отличается от другого, но в рамках клана они все очень похожи: результат жесткого отбора. Сейчас перед тобой клан Стратегов. Лично мне такое однообразие скучно. Я люблю изменения.

- Вы еще и что-то любите? – удивился Леций.

- Разумеется. Я, например, предпочитаю быть женщиной. Но здесь это нереально: женщины совершенно угнетены. Так что приходится терпеть. Но удобного случая я не упускаю. Неплохо получилось, правда?

- Правда. Только убери эту рожу с моих глаз.

- Охотно.

Оборотень наконец стал самим собой, если так вообще можно было сказать. Он стал смуглым, тщедушным и женоподобным юношей с высокой прической и густо подведенными глазами.

- Лаклотов давно нет в галактике. Если б появились, мы бы это знали. Зачем они тебе?

- Глупый женский вопрос, - сказал Леций, - они – зло.

- А у нас вообще женская сущность, - улыбнулся Урви, - мы ко всем приспосабливаемся.

- Тогда приспосабливайтесь подальше от Шеора. Потому что, когда рванет – мало не покажется.

- Это мы уже поняли. Нас никогда не будет ни на Шеоре, ни даже в отдаленных его окрестностях.

- А, между тем, это единственная планета, которая вам нужна.

- Нам? Зачем?

- Да потому что вы из нее вышли, приспособленцы несчастные.

- Ниоткуда мы не вышли, - заученно и наставительно сказал Оборотень, - мы были всегда как данность. Мы были, есть и будем. Мы – свойство материи.

- Я вам расскажу, кто вы такие, когда вы соберетесь все вместе.

- О! – Урви запрокинул голову и рассмеялся, - он нам расскажет! Ты – всего лишь краткий миг, мгновенная вспышка сознания в клочке материи, будешь нам, вечным, рассказывать, кто мы такие?! Право, не знал, что это будет так забавно!

- Да, - усмехнулся Леций, - разговор будет не скучный.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии