Призрак Малого Льва

Дом Ру Нриса на рассвете мирно отдыхал. Заспанная служанка принесла в гостиную завтрак. Прыгуны не любили роботов, эта барская привычка шла еще с Наолы, от избытка слуг.

- Вино? Коньяк? - деловито осведомился Нрис, по всему было видно, что в возлиянии он себе не откажет, и будет прав.

Ольгерд покачал головой.

- Только водку.

После такого напряжения хотелось оглушить себя сразу и отключиться. Голод тоже был зверский.

- Тейна, где Медия? - спросил Руэрто служанку, усердно сервирующую стол, - я люблю, когда она подает.

- Не знаю, мой прекрасный господин.

- Пойди, разбуди ее. Пусть приготовит мне ванну.

- Хорошо.

Тейна ушла.

- За второе рождение, - усмехнулся Руэрто, наполняя бокалы.

Опьянели они довольно быстро, несмотря на закуску. По этой причине обсуждение проблемы зашло в тупик.

- Пора в воду, - помотал кудрявой головой Нрис, - хочешь?

- Нет. Я бы просто уснул.

- Тогда иди, как увидишь кровать, на нее и падай.

- Желательно пустую. Мне твои наложницы не нужны.

- Скучный ты человек, Оорл!

- Не скучный, а пьяный.

В гостиную с виноватым видом вошла Тейна.

- Господин, я не нашла Медию.

- Как это, не нашла?

- Ее нигде нет.

- А у меня в спальне?

- Там пусто.

Руэрто нахмурился. Медия явно была для него больше, чем служанка.

- Она не отпрашивалась у Сии?

- Не знаю... Спросить у госпожи?

- Нет. Не нужно ее будить.

- Госпожа Сия не спит.

- Все равно, не стоит ее беспокоить так рано. Начнутся расспросы и вопли, а у меня и так голова болит. Пойди сама приготовь мне воду.

Ольгерд покачиваясь пошел по коридору, заглядывая во все двери. Ему понравился диван в маленькой малиновой гостиной, он был широкий и завален разноцветными подушечками. Расстегнув куртку, он сел. Колени и руки дрожать уже перестали, зато в голове шумело. Нестерпимо хотелось позвонить Риции. Сказать, что жив. Что любит эту чертову жизнь. И любит ее. Что у нее самая нежная на свете кожа и самые сладкие губы, и что только ради этого стоило бороться с призраком, замурованному, как цыпленок в скорлупе.

Из ниши, обтянутой малиновым шелком, на него смотрел мраморный бог с веночком на голове, выполненный в классической манере. По-земному, это, скорее всего, был бы Дионис, изящный и праздный бог вина, но аппирскую мифологию Ольгерд знал плохо, поэтому не понял, кто это. Голова ему кого-то напомнила. Он встал, следя за равновесием, подошел к богу и тупо на него уставился. Думать не хотелось.

- Ты не заблудился? - послышался у него за спиной властный голос Сии.

В этот момент он опознал в статуе себя, потом решил, что ему с перепою померещилось.

- Где в вашем доме укладывают пьяных мужчин? - спросил он.

- Не в моем будуаре, - усмехнулась Сия.

Халат на ней был серебристый, расшитый мелким жемчугом, без жемчуга Ольгерд вообще ее не представлял, черные волосы распущены, совиные глаза подведены как у египетской жрицы.

- Это твой будуар? - задал он глупейший вопрос, на другие он был в данный момент не способен, - извини.

Сия посмотрела на него грозно и вдруг неожиданно рассмеялась.

- Да, мой. Не переживай, мальчик. Удивительно, как ты умеешь смущаться. Даже из-за такой ерунды. Неужели женщины еще не залюбили тебя до полного цинизма?

- Как-то такого не случилось, - усмехнулся в ответ Ольгерд, - они предпочитали моего отца.

- Дуры, - презрительно бросила Сия.

Спорить с ней было глупо. Хотелось просто лечь и уснуть, пока она не начала расспрашивать, откуда они с Руэрто такие взялись с утра пораньше. Тем более не хотелось, чтоб она развивала тему о нем и женщинах.

- Хочешь лечь? - спросила Сия, переходя к заботливому тону, который он ненавидел, - принести тебе плед?

- Принеси, - согласился он, лишь бы ее услать.

Она ушла и вернулась. И самолично его укрыла. Задернула вишневые занавески и присела к нему на диван.

- Сия, я хочу спать, - сказал он не самым вежливым тоном.

Ее тонкие брови дугами извивались над желтыми глазами, холеное лицо было припудрено, морщинки тщательно замазаны тональным кремом.

- Да? А я думала, ты хочешь меня поблагодарить.

- За плед? Разумеется. Огромное спасибо.

- Нет, - она тонко усмехнулась, растягивая длинные губы, - не за плед.

- Тогда за что?

- За то, что я спасла вам жизнь.

- Ты?!

Сия посмотрела на него с чувством превосходства, чуть ли не с презрением.

- Неужели ты думаешь, что вам просто повезло?

Выброс адреналина моментально прогнал сон. Ольгерд даже сел.

- О чем ты, Сия?

- Мальчишки, - фыркнула она, - думали скрыть от меня свою бредовую затею!

- Ты подслушала?

Вопрос ее не смутил. Она только дернула жемчужным плечом.

- Зачем? У меня для этого есть слуги.

- Однако, ты не очень-то щепетильна.

- Где бы вы оба сейчас были, если б я была щепетильна!

- Послушай... - Ольгерд постарался сосредоточиться, - как же тебе это удалось?

- Очень просто, - заявила она, - женщина может все, когда надо спасать сына.

- Так как?

- Я еще не услышала твоей благодарности.

- Я жутко благодарен, - искренне сказал он, - ты потрясающая женщина, Сия. И умнее всех нас. Пожалуй, надо было сразу с тобой посоветоваться.

Желтые глаза блеснули торжеством.

- То-то, мальчик.

- Объясни мне все-таки.

- А ты подумай. Зачем этому призраку грызть крепкий орех, если неподалеку лежит облупленная мякоть?

- Так ты... - у Ольгерда на спине выступил холодный пот.

- Да, - нимало не смутясь, заявила она, - я предложила ему другую жертву. Вот и все. И он сожрал ее с аппетитом.

- Кого же?

- Так. Одну свою служанку. Она мне давно не нравилась.

- Зато нравилась Руэрто?

- Вот именно.

- Сия...

Ольгерд даже не знал, как реагировать. Конечно, хотелось ее придушить. Но он понимал, что перед ним не человек, а аппир со своей жестокой логикой. И не простой аппир, а стоящий на самом верху их пирамиды. Что там участь какой-то служанки! И потом, как ни крути, а жизнь она ему спасла.

- Ты хоть понимаешь, что это чудовищно? - спросил он.

- Нисколько, - с вызовом ответила она, - на одной чаше весов мой сын Руэрто Индендра и ты, Ольгерд Оорл, а на другой - какая-то безродная девчонка. Я бы и сотню таких скормила этому призраку.

- Ты все-таки чудовище, Сия, - сказал он, глядя ей в совиные глаза, - если бы ты была мужчиной, я бы подумал, что это ты - тот маньяк.

Она невозмутимо улыбнулась и покачала головой.

- Ты чего-то недопонимаешь. Я убила служанку, ради своей семьи. А он убивает мою семью. Это совсем разные вещи.

Да, он недопонимал. Он был воспитан на равенстве. На бесконечной ценности человеческой жизни. А для Сии мир делился на две части: Индендра и остальные. Остальных она считала вторым сортом и не скрывала этого. Исключение из этого правила было одно - он.

- Послушай, Сия, я ведь тоже не Индендра, - сказал ей Ольгерд, - даже не аппир.

- Ты? - глаза ее сверкнули желтым фосфором, - ты самый красивый мужчина во вселенной.

И ему даже деться от нее было некуда.

- А ты, - усмехнулся он, - тонкий ценитель красоты?

- Я слишком долго жила среди уродов, - спокойно ответила она, - я и сама была такой. Ты ведь не знаешь, какой я была, прекрасный Ольгерд Оорл, ты меня не видел. Что ты можешь знать об этом? Ты явился на Наолу как бог, и тебе некогда было смотреть под ноги.

- Это я там, в нише? - кивнул он в сторону статуи.

- Конечно, - ответила Сия, не смущаясь.

- Хочешь сделать из меня идола?

- А это не твое дело, - уже зло сказала она.

- Ты непостижимая женщина, Сия, - после долгого раздумья заключил он, - даже твоя любовь имеет неожиданную форму.

- А чего бы ты хотел? - усмехнулась она, - чтобы я обольщала тебя с женской хитростью, бегала за тобой и выпрашивала твои поцелуи?

Разговор становился уж слишком откровенным. В трезвом состоянии Ольгерд давно бы уже сменил скользкую тему. Сия сидела рядом с ним, сверкая жемчугом и желтыми глазами в черном контуре, полная невозмутимого достоинства и чувства своей правоты. У него не было ни малейшего желания поцеловать ее, но хотелось понять, что же за бездна скрывается за фосфорной желтизной этих глаз.

- За двадцать лет могла бы и попытаться хоть раз, - сказал он, - ты дьявольски красивая женщина. А я пока еще не каменный.

- Этого не будет, - покачала она головой, - не волнуйся, мальчик. Мне вполне достаточно того, что ты есть. И что я что-то могу сделать для тебя. Укрыть тебя пледом, спасти тебе жизнь, даже умереть за тебя.

Последние слова она проговорила четко, с тихой страстью. От таких слов у него на спине выступил холодный пот. Перед ним сидела фанатичка в чистом виде, и объектом ее преклонения был он.

- Это уж слишком, Сия!

- Мы все уродливы, Ольгерд, пойми это, - снова спокойно заговорила она, - каждый по-своему. Исключений нет. Мы уродливы и в душе, и в теле. И если тело еще как-то можно исправить, то душу не переделаешь. Уродство проходит, комплексы остаются... я привыкла любоваться тобой издалека.

- Значит, я - твой идол, - усмехнулся Ольгерд, как ни странно, задетый таким признанием, - а как любовник я тебя не интересую?

Сия посмотрела на него так, словно уже раздела его и изнасиловала, а потом просто съела живьем по кусочкам. От такого откровенного взгляда в нем поднялось темное телесное желание, нечто звериное и агрессивное. Захотелось вытряхнуть ее из роскошного жемчужного халата, повалить на малиновый диван и разобраться раз и навсегда с ее аппирскими комплексами. Он был пьян. И, видимо, тоже посмотрел на нее слишком выразительно.

Сия покраснела и резко стала.

- Ты никогда не поймешь, что я чувствую, - сказала она, - и не надейся на это.

- А хотелось бы понять, - признался Ольгерд.

- Для этого надо быть аппиром, - заявила она с чувством бесконечного превосходства и стремительно вышла из комнаты.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии