Призрак Малого Льва

Ночью они, экономя силы, прилетели в долину Лучников на модуле, экипировались в рабочем корпусе, совершенно опустевшем, и в последний раз все обсудили.

- Давай хлопнем по стаканчику? - предложил Нрис, надевая шлем, - в буфете должно быть.

- Чтобы перепутать все слова? - усмехнулся Ольгерд, - у меня и так в голове каша.

- Что-то мне как-то безрадостно лезть в эти казематы. Меня такая красотка ждет в постели и теплая ванна, а я тут всякой ерундой занимаюсь.

- Ванна твоя не остынет. Красотка, надеюсь, тоже.

- Ладно, пошли.

Небо было звездное. Большая ущербная луна и крохотный Кампий дружно освещали разрытую землю и стройными рядами застывшую технику. Ольгерд шел и смотрел на маленькую луну. Как будто весь мир сосредоточился в этом ярком пятнышке, забредшем в созвездие Толкователей снов. Какой там была Риция! Как сияли ее глаза под звездным куполом, как охотно отдавалось наслаждению ее послушное, гибкое тело, как жадно она его целовала и как яростно кусала в плечо. Это была сладкая боль, телесная. Теперь болит душа, вопит и кричит от возмущения, и ничего с ней, проклятой, не поделать.

Подземелье сразу пахнуло сыростью и холодом, отрезав от них и созвездия в ночном небе, и Кампий. Фонари вырывали из тьмы узкие, как кротиные ходы, коридоры и гладко срезанные пласты грунта. Как и договаривались, Ольгерд с Руэрто медленно отправились в сектор 2-15, где Кера видел призрака.

- Сколько раз ловил рыбу, - признался Нрис морщась, - но ни разу не чувствовал себя наживкой.

- Сколько раз ходил по этим коридорам, - тоже с отвращением добавил Ольгерд, - но никогда еще не было так гнусно.

- А я тебе говорил, что надо было опрокинуть по стакану.

Липкая жуть, несмотря на все волевые усилия, заполняла все существо.

- По бутылке, - усмехнулся Ольгерд.

Идти было недалеко. Они свернули в проем, ведущий в пещеру, возникшую в следствие обвала грунта, ничего интересного в ней не было, просто пустота и сырость. С потолка капало, под сапогами хлюпало и чавкало. Пахло плесенью.

- Веселое местечко, - поежился Руэрто, - даже присесть некуда.

- Умрем стоя, - мрачно пошутил Ольгерд.

Они обменивались нервными шутками, периодически прислушиваясь к жуткой тишине, в которой с нудной ритмичностью весомо и громко падали капли с потолка в лужу.

- По-моему, там кто-то ходит, - сказал Нрис, оглядываясь на проем, - слышишь?

- Нет.

- Шаги. И голоса.

Ольгерд замер. В полной тишине раздавался только стук капель.

- Ну что ж, начались слуховые галлюцинации, - заключил он, - осталось дождаться зрительных: красная мантия ползет по ногам, обтекает шею бедного Руэрто и душит, душит, душит...

- Иди к черту, - отмахнулся Нрис, - а если там в самом деле кто-то есть?

- Кто? - насмешливо взглянул на него Ольгерд, - ты можешь себе представить таких же идиотов, как мы?

- Я и нас-то плохо представляю. У меня вообще туго с воображением... Где он там, этот призрак? Два таких лакомых кусочка на блюдечке, а он зевает. Не голодный что ли?

Потом им стало не до шуток.

- Здравствуйте, - сказал глухой, хриплый голос на чистом аппирском.

Они вздрогнули и оглянулись. В углу стоял Кневх.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии