Призрак Малого Льва

Во сне в синем море плыли киты. Их огромные туши рассекали волнистую поверхность. «Действительно, киты», - сказал Леций с каким-то сожалением, - «я редко летаю и ничего не вижу». «Я это знаю», - ответила она, - «ты - крайний, тебе вечно некогда. И не до меня». «Зачем же ты прилетела? Ты же знаешь, что я не твой. И никогда твоим не буду». «Наверно, затем, чтобы потерять тебя окончательно. Ты ушел из моей жизни, уйди, в конце концов, и из моих снов. Я устала тебя ждать».

Она проснулась от голосов внизу. Сразу двое мужчин наперебой что-то рассказывали. Конс и еще кто-то. Нет, не Леций. И не Ольгерд. На сердце было тяжело от этого дурацкого сна. Что-то очень глубинное выплыло из подсознания, давно забытое и спрятанное подальше.

Она сбросила плед, включила ночник и поправила прическу перед зеркалом. Она стала похожа на настоящую тигрицу: сильную, матерую, рыжую с зелеными глазами. Девичьей хрупкости в ней не осталось. Наивности, пожалуй, тоже.

Все, кроме ее брата, уже сидели за столом. Конс выглядел вполне демократично. Домашняя рубашка в клеточку смягчала его демонический облик. Постарел он несильно, но заметнее, чем тетя Флора. Время не щадило даже Прыгунов.

Рядом в рабочем сером комбинезоне сидел Руэрто Нрис, его племянник. Она помнила его кудрявым юношей, довольно хрупким и некрасивым из-за полной асимметрии лица. Сейчас это был не хрупкий и не юноша, но довольно некрасивый мужчина с завитками светлых волос, удлиненным неправильным лицом и желтыми глазами, близко сидящими к птичьему носу.

- Да нет там никого! - вещал он через весь стол, - от духоты в подземелье еще не то бывает. Сколько раз я предупреждал, что по одному никуда соваться нельзя. Почему ты ей не скажешь?

В то время, как Ингерда вышла из одной двери, из другой, напротив, вышла девушка, похожая на молодую прелестную ведьмочку. В ней не было ничего от Леция: волосы иссиня-черные, продолговатые глаза - словно угольки, тело изящное и гибкое, как у Аделы, и такая же бледная кожа. Но и так было ясно, что это его дочь, Риция. От неожиданности они обе остановились, рассматривая друг друга.

Ингерда с тоской смотрела на прелестное дитя Леция и какой-то другой, аппирской женщины, лишнее доказательство того, что он никогда ее не любил. Девушка была в черно-зеленом трико, как изящная змейка. Она явно не имела склонности к украшениям, и даже ее роскошные густые волосы были коротко подстрижены. Ничего лишнего, просто сама красота.

Флоренсия тут же встала и подошла к ним. За ней поднялся и Конс.

- Давайте, я вас познакомлю, - предложила она ласково, - это - наша племянница Риция. А это - Ингерда Оорл. Та самая.

- Вы сестра дяди Ольгерда? - уточнила девушка, глядя на нее с немым почтением.

- Да, - улыбнулась ей Ингерда, - младшая.

- Представляю, как он будет рад. Он так много о вас рассказывал.

- Неужели?

- Он вас очень любит.

Конс взял Ингерду за плечи и повернул к себе лицом.

- Дай хоть посмотреть на тебя. Говорят, ты капитан?

- У нас это наследственное.

- И надолго к нам?

- Недели на две.

- И как тебе планета? Много мы тут наворочали?

- Я еще мало видела, Конс.

- Ну, это исправимо. Я тебе всё покажу. Даже секретные объекты, если хочешь.

- Спасибо. Сначала надо управиться с делами: разгрузить три антиграва, загрузиться и набрать отлетающих.

- Можешь на меня рассчитывать, - сказал Конс и почему-то серьезно добавил, - во всем.

Она только потом поняла смысл этих слов. Конс был если не первой, то второй величиной на планете и предлагал ей воспользоваться его властью в своих интересах. Это было весьма галантно с его стороны.

За столом разговор плавно перешел от нее к семейным проблемам. Ингерда ела, украдкой поглядывая на прелестную Рицию, такую юную, такую яркую, такую сладкую, как конфета.

- Если бы ты не спустилась туда одна, - продолжил Руэрто Нрис какой-то прерванный разговор, - не было бы никаких домыслов.

- Би Эр его тоже видел, - возразила Риция,- только это не Кневх, а старик в лохмотьях.

- Почему бы, в самом деле, какому-нибудь старику в лохмотьях не спуститься в шахту? - усмехнулся Нрис.

- Этот старик прошел сквозь стену.

- Фло, объясни ей как врач, что на дне шахт скапливаются газы, которые вызывают галлюцинации.

- Так бывает, - сказала Флоренсия.

- Меня мало волнует этот ваш призрак, - заявил Конс, глядя на невозмутимую племянницу, - но кто тебе позволил нарушать технику безопасности? Почему ты спустилась одна?

- Я могла вам и не рассказывать, - пожала плечом Риция.

- Это не ответ.

- Да потому что все были заняты! Ты с Ру, Ольгерд с Би Эром, а Леция, сам знаешь, поймать невозможно!

- А Азол?

- Азол слишком озабочен прилетом землян и в таком скверном настроении, что к нему лучше не подходить.

Ингерда вопросительно взглянула на Флоренсию. Во всём этом разговоре она мало что понимала. Флоренсия попыталась ей вкратце объяснить.

- Следы былой цивилизации уже глубоко под землей, - опускаться туда настолько опасно, что занимаются этим только Прыгуны, которые в любой момент могут телепортировать, и только подвое. Ну и Ольгерд, конечно.

- И Риция? - удивилась Ингерда.

- Да, - не без гордости ответила тетя Флора, - наша Риция - Прыгун. Единственная среди женщин.

- Никогда бы не подумала. Такое хрупкое создание?

- Это еще не всё. Через месяц ей исполнится двадцать, и она будет полноправным членом Директории.

- Каждый Прыгун автоматически становится членом правительства? - заинтересованно спросила Ингерда, хотя сама думала о другом: если Риции через месяц двадцать, то он зачал ее сразу после их расставания. Может, даже в тот же день...

- Да, - сказала Флоренсия, - каждый Прыгун - такая сила, что не считаться с ним невозможно.

- Шестеро - очень неудобное число для принятия решений.

- В общем, да. Но мы посмотрим, кто родится у Аделы. Вполне может быть, что Прыгун.

Адела сидела молча. Она тоже была с норовом, просто не любила высовываться. Ингерде было приятно, что Флоренсия смогла приручить это своенравное создание. Здесь вообще было хорошо и уютно. И улетать отсюда в гостиницу не хотелось.

- А что это за призрак, Фло?

Флоренсия нахмурилась.

- В самом начале раскопок погиб Кневх. Потом было еще несколько смертей, после чего решили не допускать к изучению объектов тех, кто не может телепортировать. Конечно, исследования замедлились, зато жертв пока нет. Недавно мы раскопали старый город в долине Лучников, а там что-то вроде медицинского центра. Видимо, когда только начались мутации, аппиры пытались активно с ними бороться. Проводили всякие исследования... Так вот, Би Эр утверждает, что видел там Кневха. Кневха, который погиб лет пятнадцать назад. Его засыпало. Собственно, его тело так и не нашли. Но не мог же он все эти годы шляться по подземельям! Би Эр был один, и подтвердить его слова никто не может. А теперь вот Риция утверждает, что видела какого-то старика в лохмотьях. Скорее всего, это галлюцинации от удушья.

- Уж лучше это, - сказала Ингерда.

Она медленно ела овощное рагу и поглядывала на Рицию. То ли с завистью, то ли с тоской, то ли с изумлением. Ольгерд почему-то ни разу не упоминал о ней в письмах. Ее не было ни в одном фильме, ни на одном снимке, которые он изредка присылал. Возможно, не хотел ее расстраивать. Какая чуткость! И это после того, что они с отцом натворили...

Ольгерд не вошел в дверь. Он просто возник посреди столовой, подставляя пронырливому роботу грязные сапоги. На нем была такая же рабочая одежда, как на Руэрто. Он смахнул с себя пыль, снял кепку и тряхнул белыми волосами. Сердце у Ингерды как будто споткнулось от волнения, как только она его увидела.

- Вот и я, - объявил он, - заждались?

- Еще один нарушитель, - строго сказала Флоренсия, - ты что, не мог прилететь, как все нормальные люди?

- Я слишком торопился, - ответил ей Ольгерд и подошел к столу, - которая тут моя сестра?

Она не видела его бездну лет. Ольгерд так ни разу и не появился на Земле. Посылки присылал с каждым кораблем, но сообщал о себе весьма скупо. Только факты. Зела рассказывала, что у него была какая-то немыслимая любовь с той богиней, что изображена на фреске. Как это похоже на Ольгерда! Мечты, богини, неземная любовь! Вся эта романтика была обречена с самого начала. У Анзанты были свои задачи, у него - свои. И даже в разных мирах. В промежутках они умудрялись любить друг друга...

Ольгерд стоял перед ней, затмевая высокой плечистой фигурой белый свет. На секунду ей даже показалось, что перед ней отец. Потом она уже ничего не видела, потому что упиралась носом ему в плечо. Объятье было коротким, но крепким.

- Наконец-то мы с тобой встретились, - сказал Ольгерд с улыбкой.

От улыбки по его лицу разбежались мелкие морщинки. Он был сурово красив и дико силен. «Именно в таких», - подумала Ингерда, - «обожают влюбляться юные мечтательные девушки».

- Отчаялась тебя дождаться, вот и прилетела, - сказала она.

- Надолго?

- Все зависит от разгрузки-погрузки.

- Я страшно голоден, Герда. Давай, я сначала что-нибудь проглочу, а потом поговорим?

Он сел рядом с ней и вел себя за столом как член семьи. Какой-то странной, смешанной, человеческо-аппирской семьи. Ингерде в который раз за этот день стало досадно. Когда-то у них тоже была семья. Была династия Оорлов: отец, мама, бабушка и брат с сестрой. У них был уютный дом, всегда полный друзей, они тоже собирались за столом, где семейные разговоры плавно переходили в деловые и наоборот. И она была молода и счастлива. И как теперь поймешь, почему эта семья развалилась на куски?

Ольгерд слушал Рицию. Прелестная ведьмочка с серьезным видом докладывала ему, как она увидела старика в лохмотьях.

- А как ты себя чувствуешь? - спросил он, - голова не кружится?

- Ол, и ты о том же!

- Что-то ты какая-то бледная.

- Я всегда бледная, если ты заметил.

- Не замечал, - сказал Ольгерд.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии