Призрак Малого Льва

Миранда сама не понимала, почему из нее не выкатилось ни одной слезы. Глаза были сухими. Но внутри горел костер. Он сжигал все: сердце, легкие, печень, желудок... Невозможно было ни есть, ни дышать, ни ходить, ни сидеть, ни говорить, ни уснуть хоть на минуту.

Ингерда сидела рядом. Сильная, красивая женщина, с нее можно было брать пример, она-то знала, как жить и зачем. А Миранда не знала. Зачем просыпаться утром, зачем забивать пищей желудок, сидеть за переводами никому не нужной и давно устаревшей информации, лететь домой, сворачиваться клубком на кровати и ждать, тоскливо ждать, когда же наступит утро.

- Ольгерд говорил, что на Кампии в компьютере очень много информации, - сказала Ингерда, - может, это немного отвлечет тебя? Тем более, раскопки все равно закрывают.

- Что ж, полечу на Кампий, - вздохнула Миранда, - мне все равно.

- Так не должно быть. Пойми, жизнь продолжается.

- Зачем?

- Ты молодая, ты даже моложе меня, Миранда. У тебя еще будут дети. И внуки.

- Зачем?

- Ладно, извини. Сейчас еще рано об этом говорить.

По всей квартире лежали вещи Патрика. И их невозможно было тронуть, даже переложить с места на место. Рука не поднималась. Он улыбался со стереоснимка, который Миранда поставила на стол в гостиной, как будто был с ней. И ей все еще казалось, что он скоро придет. Какая-то чудовищная несправедливость была в том, что за разборки этих монстров-Прыгунов пришлось расплачиваться ее сыну. Убивали бы друг друга, это их дело, они делят власть на планете, выживают людей, что-то друг другу доказывают... при чем же здесь обыкновенный диспетчер-землянин? Любить принцессу он не смел. А умереть за нее - пожалуйста.

Миранда, конечно, понимала, что бедная девочка ни в чем не виновата, ей самой досталось. Но в душе поднималась ненависть ко всем аппирам, вместе взятым. Особенно к Прыгунам. И особенно к одному из них. Кто бы это ни был: Азол Кера или кто-то другой, она еще ни к кому не испытывала такой непримиримой ненависти. Она еще ни разу в жизни не сталкивалась с воплощенным злом.

- Как ты можешь так далеко отпускать своего сына? - спросила она Ингерду, - как ты можешь жить спокойно, зная, что он на какой-то жуткой планете?

- Я плохая мать, - пожала плечом Ингерда, - и плохая дочь. И отвратительная жена.

Странно было от нее это слышать. Она не могла быть плохой ни в чем.

- Это я плохая мать, - усмехнулась Миранда, - ни шагу не могла ступить без Патрика, как будто он мне отец или старший брат, даже сюда примчалась за его советами... Мать должна оберегать своего сына, а у нас все было наоборот. Теперь все придется самой. Что ж, когда-то надо взрослеть, когда-то надо вырываться из розовых снов... А может, он еще придет? Еще не так поздно, только час ночи. Может, ужин разогреть?

Ингерда взяла ее за руку и посмотрела с жалостью, как на больную.

- Миранда, он не придет.

- Пойду заварю чай.

Маленькие заботы отвлекали от большого горя. И от ужасных мыслей. Все напоминало о сыне, даже скатерть, на которую он пролил вчера какао. Где он сейчас? Что с ним? Есть этот загробный мир, или нет его, просто сказочка для слабонервных? Никто еще оттуда не возвращался. И Патрик не вернется...

Последующие несколько дней слились в одно мучительное целое, без сна, без утешения, без слез. Миранда чувствовала себя роботом, который ходит, отвечает на вопросы, способен выполнять мелкие дела и слабо различать окружающее.

Впервые она очнулась на Кампии. Ольгерд объяснял ей, как общаться со станционным компьютером. Нужно было срочно сосредоточиться, и она наконец сделала над собой титаническое усилие.

Экран был плоский, полтора метра на два, биодатчики отсутствовали, голосовые команды на современном аппирском этот ископаемый кладезь информации не понимал. Приходилось работать через пульт с клавиатурой и мышку.

- Все довольно просто, - объяснял Ольгерд, - это меню управления станцией: свет, воздух, температура, блокировка дверей... Это, по-моему, бухгалтерия. Это связь, только связываться не с кем. Возможно, там сохранились тексты срочных сообщений. Это может быть интересным...

Он был так красив, что мешал сосредоточиться. Миранда никак не могла понять: почему этот бог занимается такой рутиной? Неужели только потому, что любит Рицию? Она видела, как он держал эту девушку за руку там, в диспетчерской, она видела его лицо, она все поняла. Вот он, конечно, пара для этой принцессы, не то что ее Патрик. Вот, кто ей подходит. Впрочем, какая ей разница, Патрика все равно уже нет.

Она запретила себе думать о сыне.

- Я все поняла, Ол. Спасибо. Теперь оставь меня одну. Я не могу сосредоточиться, когда кто-то рядом.

- Хорошо, - кивнул он, - не боишься?

- Мне уже нечего бояться, - сказала Миранда.

Ольгерд медленно пошел к распахнутым дверям, оглядываясь на середину зала, как будто что-то забыл там. В одиночестве действительно стало как-то жутко, но потом Миранда сосредоточилась на работе и перестала обращать внимание на непривычную обстановку. Смешно было надеяться в первый же день обнаружить что-то интересное, для начала нужно было хотя бы разобраться, где что. Отделить бухгалтерию от графиков работы космопорта, а данные по бурению скважин от медицинских карт сотрудников.

Она сидела часа три или четыре, Ольгерд несколько раз заглядывал, даже напоил ее чаем с шиповником. Миранда поняла, что устала и уже собралась прерваться, но тут взгляд ее упал на знакомое имя. Паус Коэнтра. Ее как будто током ударило.

- Ол, посмотри!

- Что там?

- Сообщение для Пауса Коэнтра: «Доклад 12-15, 20-00, Миртай, аудитория 8. Локут Фрестра 10-15, 10-00».

- И что?

- Паус Коэнтра - это имя призрака. Во всяком случае, так он нам представился.

- Этот несчастный - всего лишь один из тех, кого этот призрак сожрал, - покачал белокурой головой Ольгерд, - видно, давно он резвится на Пьелле.

- Что же он делал, когда тут никого не было? Чем питался?

- Не знаю. Возможно, просто спал.

- Наверно, этот Паус был ученым. Видишь, собирался читать доклад.

- Или слушать.

- Мне почему-то кажется, что это его доклад. Я попробую его найти. Если он тут работал, значит, мог держать информацию в общем банке.

- Но скорее, он держал эту информацию в своем персональном компьютере. Их полно по всем каютам.

- Тогда я проверю все персональные компьютеры.

- Это очень трудоемко, Миранда.

- А мне спешить некуда.

- Есть другой путь.

- Какой?

- Как следует выучить язык и поговорить с этим Паусом.

- С призраком?! Ты с ума сошел!

- Почему? - пожал плечом Ольгерд, - когда-то ведь надо.

- Тебе что, надоело жить?

Они посмотрели друг на друга.

- Не без этого, - усмехнулся белокурый бог.

- Понимаешь, - сочувственно вздохнула Миранда, - все исправимо, все со временем проходит. Кроме смерти.

- Ты не так поняла, - сказал он, - я не самоубийца. Просто кто-то должен выяснить, что это за тварь, и что ей надо. Леций слаб, Конс в трансе...

- Один ты не вырвешься, - грустно посмотрела на него Миранда, - возьми с собой Кера.

- Ты шутишь? - сверкнул глазами Ольгерд.

Она не шутила, просто хорошо помнила, что произошло тогда в подземелье.

- Нет, Ол. У него уже есть опыт. И потом, он, кажется, самый сильный из Прыгунов.

- Знаешь, как ни странно, Прыгуны никогда не мерились силой. Так что одному Богу известно, кто из них самый сильный.

- Мне кажется, что он.

- Миранда, я к этому маньяку и близко не подойду, разве что за тем, чтоб его убить.

- Ол, я все понимаю не хуже тебя: Азол Кера чудовище... но почему бы не воспользоваться его силой в критической ситуации? Пока он еще не осужден.

- Его трудно осудить: прямых улик нет. Он ходит и ухмыляется как ни в чем не бывало. А ты еще предлагаешь мне взять его в напарники? Ну, уж нет. Пусть подавится своей силой. И пусть не думает, что все это сойдет ему с рук.

- Неужели так трудно доказать, что это был Кера? - спросила Миранда немного раздраженно, ей хотелось определенности.

- Как? - усмехнулся Ольгерд, - у него нет алиби, но и следов он не оставил. Прыгуны не убегают по коридорам, они просто исчезают.

- А сперма? Можно же провести сравнительный анализ.

- Миранда, он не круглый идиот, чтобы добровольно сдавать такие анализы. Был бы ни при чем, сдал бы, а так - попробуй выжми из него хоть каплю спермы.

Миранда была серьезна, но все-таки слегка смутилась.

- В конце концов, можно взять его наложницу, - сказала она.

- Нельзя, - усмехнулся Ольгерд, - у него их нет.

Вместо разочарования она почему-то обрадовалась. Глупо, по-женски. И смутилась от этого еще больше.

- Странно, - сказала она, - такой роскошный самец - и обходится без женщин.

Ольгерда, в отличие от нее, эта тема не смущала.

- У него была жена, - спокойно объяснил он, - еще на Наоле. Девчонке просто надо было выжить, и она к нему прилепилась. Но полюбить его так и не смогла. Честно говоря, я ее прекрасно понимаю: он был волосат с ног до головы как обезьяна и любезностью никогда не отличался. А влюбилась она в землянина, с ним и живет сейчас здесь, в Менгре.

- Теперь понятно, - вздохнула Миранда, - почему он не любит ни землян, ни женщин.

- Не нам с тобой его жалеть, - жестко сказал Ольгерд,- мало ли у кого безответная любовь. Это еще не повод убивать и насиловать.

- Да, - согласилась она, - но кто же их поймет, этих аппиров?

Доклад Пауса она в этот день так и не нашла. Поздно вечером Ольгерд отвез ее домой. Проводил до самой двери. Они договорились встретиться завтра утром. Миранда прошла на кухню, включила чайник, достала из холодильника упаковку с ужином и сунула ее в печку. Перед глазами все еще стояли звезды, обступавшие их с овального экрана планетолета. Она как будто еще была песчинкой в бескрайнем космосе... пока не увидела пятно на скатерти. Сердце снова сжалось от боли. «Надо срочно постирать», - подумала она.

Потом вынула разогретый ужин, выключила чайник и поняла, что еда все равно в рот не полезет. Вздохнув и все-таки заварив себе чай, она пошла переодеться.

В гостиной горел свет. На диване, сцепив мощные руки, сидел Азол Кера. Страха не возникло. Почему-то только недоумение: как он посмел сюда явиться? Может, он и ее хочет изнасиловать? Тогда где его маска?

- Что это значит? - сдержанно спросила Миранда.

- Извини, - Азол Кера встал, - я не могу ждать тебя на лестнице.

Он был в обычной серой рубашке и брюках, гладко выбрит, причесан, насколько вообще можно было привести в порядок его шевелюру, и даже немного смущен. Она стояла и вопросительно смотрела на него. Сердце болело.

- Миранда, - сказал он хмуро, - я не убивал твоего сына.

Она молчала, не зная, что сказать. Верить? Не верить? Зачем это все? Да и какая разница, если сына все равно не вернешь?

- На этих... - Кера усмехнулся, - мне наплевать. Но ты мать, и я хочу, чтоб ты знала: Патрика убил не я.

- Возможно, - сказала она наконец, - но даже если это не вы, господин Кера, убийца выдает себя за вас. И вдохновили его именно ваши идеи и ваши речи. Это вы накаляете обстановку на планете. И ненавидите людей. Одним стало меньше, вы довольны?

- Миранда...

- Я тоже не аппир. Что вам до меня?

Он молчал, глядя в пол.

- Пожалуйста, уйдите, - требовательно проговорила Миранда, - в любом случае, я не хочу вас видеть.

- Все, что хотел, я уже сказал, - заявил Кера и направился к двери, - прощай.

Потом она долго стояла одна посреди гостиной, совершенно не понимая, что ей теперь делать. Пойти на кухню? В спальню? В ванную? Сесть на диван и посидеть, стиснув голову? Или просто упасть на пол?

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии