Призрак Малого Льва

Риция не раздеваясь прошла в спальню, упала на кровать и обняла подушку. Ольгерд снял с нее туфли.

- Хочешь чаю?

- Не хочу.

Он молча лег рядом, обнял ее, чувствуя сквозь мерцающую черную ткань тепло ее тела.

- Сколько всего сразу, Ол, - сказала она, - я не выдержу.

- Ты же у нас сильная.

- Я сама так думала.

- И самая красивая, - улыбнулся он.

- Неправда. Ты любил богиню, вот она была самая красивая.

- Это было давно.

- Я ее помню. Правда, я была совсем маленькая тогда, но мне было так обидно, что я совсем на нее непохожа. И что я не богиня.

- Знаешь, если б все женщины были одинаковы, это было бы ужасно.

- Ты ведь все еще любишь ее? Да?

- Никого я не люблю, кроме тебя. И никого мне не надо.

- Зачем ты так говоришь? Ты все равно улетишь на свою Землю, а я останусь здесь... Нет! Давай пока забудем об этом, иначе можно с ума сойти. Ведь ты же еще тут. Со мной?

- Я с тобой, - сказал он, снимая с нее мерцающее платье, ладони заскользили по ее горячей гладкой коже, по нежной округлости плеч и груди, по гибким стеблям послушных рук, по острым девичьим коленям, - я всегда буду с тобой. Хотя бы об этом не переживай.

- А как же...

- Скажи, ты хочешь, чтобы я остался?

Глаза у Риции вспыхнули, черные, они умели метать молнии, в ней всегда чувствовался некий дьяволенок, который и пугал, и притягивал. И не давал расслабиться.

- Хочу, - решительно сказала она, - тебя, всего, всегда! И навечно!

Расстроенная девочка исчезла. На него смотрела женщина, сильная и страстная, с гибким горячим телом, с горящими глазами, с потоком пульсирующей энергии, идущей от живота. Ольгерд снова почувствовал себя белым тигром, как там, под звездным куполом, когда они, сами не веря в то, что между ними происходит, катались по пыльному полу, пока он не догадался принести из каюты одеяла... Все было прекрасно. Все могло быть еще прекраснее. Ничего больше не говоря, он стиснул Рицию в объятьях и упал вместе с ней на подушки.

Сравниться с Рицией не мог никто. Даже Анзанта. Богиня любви могла утопить в волнах своей энергии, и это было блаженством, но она неуверенно владела своим плотным телом. Ее прекрасное тело было ей непривычно, она ощущала себя как бы отдельно от него. В тонком же мире любовь имела совсем другую форму и значение.

В Риции сочеталось и то, и другое: могучая энергия и страстное тело. А может, он просто любил ее, и все в ней казалось ему совершенным? Что-то подобное было только один раз: на песке, под дождем, с Зелой. С Зелой, которая никогда его не любила...

Риция была совсем другой. И слава Богу!

- Тебе не кажется, что мы расплавили льды на полюсах? - улыбнулась она припухшими от поцелуев губами.

- Кажется, - кивнул он, - ты просто вулкан, а не женщина.

- Вот видишь, кого ты так долго отталкивал!

- Риция, ты пропасть, в которую я боялся упасть. Или просто не хотел себе признаться, что уже падаю.

- Падай-падай! - засмеялась она.

На секунду Ольгерду показалось, что он безмерно счастлив, когда он забыл о Леции, об Ингерде, о Синеле и о том, что случилось. Просто взял и отодвинул все в сторону хоть не надолго.

- Ол, я проголодалась, - заявила Риция.

Он улыбнулся.

- Это хороший признак.

Сонный Мотя поспешил на кухню и приготовил им горячие бутерброды. Из приоткрытого окна пахло прохладной и влажной, но все-таки летней ночью, звезд в сером небе не было, только зеленая круглая луна тускло просвечивала сквозь сплошную завесу хмурых туч.

Ольгерд смотрел на сидящую за столом Рицию, такую домашнюю, в его халате, с бутербродом и чашкой чая, и ему просто не верилось, что она может тут сидеть. Он подумал, что если бы вот эту женщину он видел каждое утро и с ней бы ложился каждый вечер, ему бы это никогда не надоело. Он был бы по-идиотски счастлив, что бы там вокруг ни творилось.

- Завтра пойду к твоему отцу, - сказал он.

- Зачем?

- Сдаваться, - усмехнулся Ольгерд, - надеюсь, он меня простит.

- А если не простит? - с тревогой спросила Риция.

- Честно говоря, не знаю, - признался Ольгерд, - у меня как будто руки связаны.

- У меня тоже, - Риция грустно опустила черные глаза, - неужели мне придется разрываться между вами обоими? Хватит мне того, что я разрываюсь между ним и Консом.

- Именно этого я и не хотел. Проще было улететь.

- Нет! Только не это!

Она поставила чашку на стол, в глазах была тоска. Ольгерд взял ее на руки, отнес в спальню, положил, укрыл одеялом. И опять ему не верилось, что она лежит в его постели, она с ним, и все уже было, что только может быть, или почти все.

- Давно хотела тебя спросить, - сказала Риция, сжимая его руку.

- О чем?

- Как любят эрхи? Как это у них происходит?

Ольгерд невольно улыбнулся.

- Любовный акт - это слияние и обмен: теплом, энергией, чувствами, даже генами. Мы раскрываемся друг перед другом, насколько это возможно в нашем мире. Мы доверяем друг другу и хотим этого. Иначе, это не любовь. У эрхов почти то же самое. Они обмениваются информацией. Представь, что мы эрхи. Мне не нужен половой орган, я могу войти в тебя целиком, насколько ты меня впустишь, насколько захочешь мне открыться и познать меня. Мы можем даже превратиться в одно целое. Тогда я все о тебе узнаю, до последней капельки. А ты обо мне. Впрочем, эрхи редко допускают полное погружение. Чаще ограничиваются информацией о последнем дне.

- А как же личные секреты?

- Ты же не боишься доверять мне свое тело? Тебя не смущает, что я все о нем узнаю?

- Но это ведь тело!

- Рики, эрхи выше и чище нас. У них не бывает постыдных тайн.

- А чужие тайны, Ол? Сегодня я познаю тебя, а завтра передам всю эту информацию кому-то еще! Не хочешь же ты сказать, что у них строгая моногамия?

- Нет, конечно. Просто в этом смысле все эрхи действительно одно целое. Через эту самую любовь все всё про всех знают. И, наверное, именно в этом у них ее смысл. Эрхи очень редко размножаются... Меня тоже это смущало, Рики. Я же человек. Я скрытен по природе.

- Странно, - задумчиво проговорила Риция, - даже не знаю, хорошо это или плохо...

- Это просто не наш уровень.

- Но... это приятно?

Ольгерд улыбнулся.

- Хочешь попробовать? - спросил он.

- Как это? - изумилась Риция.

- Твоей энергии должно хватить. Ты же у нас «белое солнце». Ненадолго я могу вытащить тебя туда. Хочешь?

- Ты серьезно?

- Конечно. Я пока еще белый тигр.

- И ты... все обо мне узнаешь?

- Не все, но что-то.

- Нет, - покачала головой Риция, - лучше люби меня тут.

- У тебя есть тайны от меня? - усмехнулся Ольгерд.

- Сколько угодно, - вздохнула она.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии