Призрак Малого Льва

Знакомство все-таки состоялось. Эния всем понравилась, хотя и говорила во многом загадками. Не до нее было. Замок кишел людьми и аппирами, все готовились к массовому переселению. Леций разрывался целыми днями между сотней дел, а поздно вечером ложился в свою постель и находил там красавицу Энию. В общем-то она была ничуть не хуже других наложниц, да и не всегда он обращал на нее внимание, чаще просто засыпал, только утром почему-то всегда болела голова и ныла поясница. Энергия устойчиво сползала к «желтой луне». И это после сна!

Если б у него было время об этом подумать! Глаза ему открыла маленькая Кеция. Однажды она приползла к нему едва живая и сказала, что госпожа Эния вытянула из нее все, госпожа Эния - черная дыра. Леций три дня провел на Пьелле, подыскивая участок для поселения и, несмотря на два межзвездных прыжка, чувствовал себя превосходно.

Он прижал к себе Кецию и быстро насытил ее «белой сиренью». Девочка сразу ожила. Она упала ему в ноги и преданно обняла его колени.

- Какое счастье, что господин вернулся!

- Как ты сказала? Эния - черная дыра?

- Госпожа Эния - вампир, - серьезно заявила Кеция, округляя свои по-детски честные глаза, - страшный вампир!

- Ты не преувеличиваешь? - усомнился он, - Эния - Индендра, как она может быть вампиром?

- Не знаю, мой прекрасный господин, - но я больше не смогу ей прислуживать. Я боюсь!

- Не бойся.

Разъяренный Леций вошел в покои Энии и увидел жуткое зрелище. Роскошная госпожа лежала на полу жалкой тряпкой, она даже головы не подняла, когда он встал над ней. Она вся была в черном облаке, даже не в сером, как его слуги без подпитки, а в безнадежно черном.

- Умираю, - простонала она.

Злость куда-то испарилась. Леций взял ее на руки, она тут же вцепилась в него, как вакуумная присоска. Пока он донес ее до кровати, он был уже наполовину опустошен. Это потом он научился защищаться от нее, а тогда просто чувствовал, как вытягивают через живот вместе с кишками, кровью и мясом всю его душу.

- Остановись, - предупредил он, - а то умру я.

- Не умрешь. Ты бездонный.

- Кто ты? - спросил он потом, когда оба они пришли в себя.

Эния лежала и смотрела на него холодными голубыми глазами.

- Я - твое наказание, Леций.

- Интересно, за что?

- Это ведь ты все разрушил. Ты затеял это переселение, ты разворошил муравейник, в котором все было разложено по полочкам, и все были на своих местах... И, наконец, это ты послал этого земного монстра к моему отцу! Как я ненавижу это чудовище! Он убил моего отца, он лишил меня всего, самой жизни! Отец всегда делился со мной энергией, у меня не было никаких проблем, пока вы не вмешались!

- Ты дочь Синора Тостры?!

- Да! И твоей сестры! И я в этом не виновата! Я не виновата, что я мутант, что я родилась вампиром, еще более жутким, чем мой отец, и я не виновата, что у меня отняли и отца, и рабов! Как мне теперь жить, Леций Лакон?

После гибели Тостры Эния поняла, что ей нужен новый донор. Причем, срочно. И Леций подходил для этого по всем статьям. Уже на следующий день, на старых и быстро таявших запасах, она телепортировала в замок Леция Лакона. Он был так щедр, что потери не заметил, даже не обратил внимания.

Леций смотрел на нее и с содроганием понимал, что перед ним, самый жуткий мутант из всех, им виденных: чудовищная смесь Тостры и Индендра. Пастух, способный прыгать, Прыгун, который запасается энергией от других, ненасытная черная яма. Проще всего и правильнее было бы сразу же ее уничтожить. Но есть разум, а есть сердце. И оно сильнее разума. Была ли виновата эта девушка, что родилась от таких родителей, что все аппиры уроды - каждый по-своему? Не она же загубила генофонд...

- Успокойся, - сказал он, - я тебя не брошу.

- Правда?!

- Если ты будешь выполнять мои условия.

Эния насторожилась.

- Какие?

- Все, - сказал он твердо, - первое: не трогать ни моих слуг, ни моих друзей.

- Это от меня не зависит!

- Что ж... тогда придется тебя изолировать.

Она лежала и рыдала, он сидел и хмуро молчал, уже понимая, что ничего хорошего его впереди не ждет.

В изоляции Эния становилась несносной, порой ему казалось, что она ненавидит весь мир. Она ненавидела всех, кому повезло больше, чем ей. Если бы не Риция, он бы, наверно, не выдержал и все рассказал Консу, да и всем остальным. Так было бы легче. Но признать, что его дочь и наследница - внучка Синора Тостры, он не мог. Тострой до сих пор пугали маленьких детей, его внучка не смогла бы стать для аппиров Верховной Правительницей. Еще хуже, если б она узнала, кто ее мать, и как она ее ненавидит.

Он запер Энию и вынужден был держать дочь подальше от своего дома. Эния не раз заявляла, что готова убить это отродье, из-за которого ее держат взаперти и никому не показывают как прокаженную, и в чем-то даже была права... Но начала она все-таки не с Риции, а с Аделы. И это чудовище он сам взлелеял в своем доме!

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии