Призрак Малого Льва

Конс широкими шагами шел по дворцу. Леций не отмокал в своем бассейне, он ждал его в кабинете, одетый в торжественный черный костюм с золотым оплечьем и поясом. Хмурый день был за раскрытым окном, хмуро было в кабинете, хмурым было и его лицо.

- Поговорим? - ледяным тоном спросил Конс.

- Разумеется.

- Ты уже все знаешь?

- Да. Кера передал в деталях.

- И что ты на это скажешь, брат?

- Этого следовало ожидать, вот что я скажу.

- Ах, вот как?

Леций смотрел холодно, без сочувствия.

- Доигрались со своими экспериментами, - медленно и зловеще проговорил он.

- Вот так ты все вывернул?

- Я ничего не вывернул. Это твое безрассудство, Конс. И безумство твоей Флоренсии. Давно надо было понять, что никто вам не позволит родить смешанного ребенка. Это дело уже не семейное.

- Да? - Конс смотрел на него с каменным лицом, у него и в душе уже все окаменело, рвать и метать уже не хотелось. Хотелось исполнить свой долг и уничтожить чудовище, - а, по-моему, как раз семейное. Убийца среди нас. Он Индендра. И ты его прекрасно знаешь.

- Не уверен.

За окном строем стояли громадные черные ели, подпирая серое полотно пасмурного неба. Царственный брат сидел в высоком кресле как на троне, возложив руки на подлокотники. Он вел себя отнюдь не как пострадавший. Конс уже понял его теперешнюю роль: возмущенный хозяин, в государстве которого устроили бардак. Точно так же возмущалась Сия, которая считала себя главой рода Индендра. Ей не столько жаль было Аделу и ребенка, сколько ее возмущал скандал в благородном семействе.

- Подумай сам, - сказал Конс, - это Прыгун. И вдобавок тот, которого Адела прекрасно знала и любила. К тому же тот, кто был заинтересован в ее смерти. И тот, у кого была такая возможность. Не так много кандидатов остается, не правда ли?

- Я все это знаю, - поморщился Леций, - все равно никаких доказательств нет.

- Придется обойтись логикой.

- Тут одной логикой не обойдешься, Миджей. Тем более, если речь о Прыгуне. Ты думаешь, я не хочу все это распутать?

- Тогда выслушай меня и не перебивай.

- Хорошо.

- У Нриса и Кера был мотив. Но не было возможности. У Би Эра не было причин. Да и сил, пожалуй. Он постоянно в режиме «желтой луны» и из него не выходит. Сам знаешь, на «луне» далеко не прыгнешь, тем более с двойной массой. Ольгерд явно ни при чем, он землянин. Я его исключаю.

- Себя, видимо, тоже, - усмехнулся Леций.

- Разумеется. И что ты на это скажешь, брат?

- Только то, что алиби Кера никуда не годится. Он вполне мог выступать в записи, а его приятели утверждать, что он говорил в прямом эфире.

- Я тоже так думал, - сказал Конс и усмехнулся, - но потом я вспомнил одну маленькую деталь, о которой все забыли: Адела терпеть не могла Азола Кера. У него на шее она бы не повисла. Куда уж ему... зато ты у нас - женский любимчик.

Леций долго молча смотрел на него. Просто само благородство, мудрость и святость. Его энергия тускло теплилась в нем в самом слабом режиме «красного костра», он давно уже не вспыхивал «белым солнцем», хотя иногда еще был на это способен. Несмотря ни на что, он держался уверенно и был красив как ангел. Ангел в костюме дьявола.

- Я тоже слишком долго тобой любовался, - с горечью сказал Конс.

- Что ты хочешь этим сказать? - нахмурился Леций.

- Только то, - проговорил Конс ледяным тоном, - что ты убил мою дочь.

- Я?! Ты что, с ума сошел?

Конс и не сомневался, что он будет отпираться.

- Хватит. Довольно сцен!.. Я давно тебя знаю, Леций. И гораздо лучше, чем другие. Ты способен на все. У тебя цель всегда оправдывает средства.

- Это все твои аргументы?

- Тебе мало?

- Конс, я твой родной брат. Ты это еще помнишь?

- У тебя было все. И мотив, и возможность. Этот несчастный ребенок разрушал все твои планы. Ты боишься, что твои ненаглядные аппиры биологически растворятся в человечестве! Ты виделся с Аделой накануне и вполне мог угостить ее отравой, тебе она вешалась на шею, когда ты появлялся... И, наконец, ты единственный, кого вообще не было на приеме.

- Железная логика, - усмехнулся Леций.

- Тебе и этого мало?

- На все это я могу сказать только одно: я не убивал твою дочь.

- Где ты был во время приема?

- Это допрос?

- Отвечай, черт возьми!

- В ванне.

- Тебя кто-нибудь там видел?

- Нет.

- Конечно, нет. Потому что ты был в палате у Аделы.

- Послушай, брат. Ты, конечно, в шоке, тебе больно. Я могу это понять. Нам всем больно. Я даже могу тебя простить за такие подозрения. Но не лучше ли нам объединиться и искать настоящего преступника?

- Тогда скажи, - холодно взглянул на него Конс,- кто из Прыгунов глотает амизот-7 после телепортации? Кто вообще его принимает? Кому не хватает своей энергии? Кто из нас поизносился больше всех и держится на наркотике? Кера? Или, может, я?

- Ты пришел надо мной поиздеваться, не так ли?

- Нет. Я пришел тебя спросить: что пачка твоего амизота делала на полу в больнице?

- Что?

- Не в палате, конечно. В коридоре. В какой Адела палате, ты знать не мог.

- Покажи.

Голос у Леция наконец дрогнул. Он медленно взял протянутую, уже распечатанную зеленую коробочку.

- И ты нашел ее там? - сухо спросил он.

- Именно там. Я знаю, что после прыжка тебя ломает. Ты тут же проглотил эти две капсулы. У тебя тряслись руки, и ты сунул пачку мимо кармана. Если можешь, разубеди меня.

Леций встал и подошел к окну. Его золотые плечи как-то сразу ссутулились. Он долго молчал.

- Если тебе этого достаточно, Миджей... что ж, можешь считать, что это я. Я устал.

- Что значит, можешь считать? Или опровергни меня, или скажи мне прямо: «Я убил твою дочь».

Леций повернулся к нему. Лицо его было перекошено.

- Да, - сказал он, - я убил твою дочь, - и больше ничего тебе объяснять не намерен. Можешь собирать Директорию!

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии