Призрак Малого Льва

После торжественной части, где Гектор говорил о дружбе народов и грандиозных совместных планах, гости разбрелись по огромному залу, расположенному под шестигранным куполом. Купол подпирался черными мраморными колоннами и освещал всё внизу золотисто-сиреневым светом. В этом свете все казались загадочными и непохожими на себя.

По периметру зала были поставлены накрытые столы для желающих выпить и подкрепиться. Для них же между колонн сновали расторопные роботы с подносами. Прием был устроен полпредом Гектором с целью всех перезнакомить и хоть как-то смягчить накалившуюся атмосферу.

Первое, что сделал Ольгерд - свел Синелу с сестрой. Ингерда выглядела несколько растерянной и без конца озиралась. Он не узнавал ее. Это была какая-то незнакомая женщина, строго одетая, с атлетично подтянутой фигурой, с волевым красивым лицом, с гривой непривычно светлых, почти рыжих волос и с родными зелеными глазами. Только глаза от нее и остались.

Синела после трех дежурных фраз, взяла ее под руку и обещала все показать. Ольгерд не переставал удивляться, как быстро женщины находят общий язык.

- Боже мой, кто это?! - неожиданно как девочка изумилась сестра.

Они, все трое оглянулись. По залу расхаживала королева. Эта женщина была бы, пожалуй, уродлива, не будь она так величава и так ухоженна. Платье же ее из золотой парчи тянулось за ней шлейфом в три метра. Королева была рослая, сразу видно, что сильная, и далеко не молодая женщина, в ее пышной прическе сверкали блитты, самосветящиеся кристаллы с Герсионы, похожие на настоящие маленькие звезды. Только она, да еще Флоренсия могли себе позволить такие украшения.

- Это Сия, - коротко ответил Ольгерд.

Изумление на лице Ингерды не прошло.

- Старшая сестра наших Прыгунов, - уточнил он, - и мать Ру Нриса.

- Почему я о ней никогда не слышала?

- Она всегда жила с сыном. И была страшно уродлива, пока тетя Флора ее не вылечила.

- Она великолепна, Ол!

- Милейшая дама... если сочтет тебя достойным своего внимания.

- Никогда не видела живых королев. Только у Зелы в театре.

- Можешь полюбоваться.

Ольгерд Сию не любил. Всех, кого эта женщина считала своими, она стремилась всячески опекать. Ее забота была навязчива и часто необоснованна. А поскольку и он попал в число ее любимчиков, ему доставалось тоже. Сия всеми силами отстаивала за собой право лезть в дела своих братьев и их близких. Тем непонятнее было ее полное безразличие ко всем остальным.

Она заметила Ольгерда, улыбнулась ему и уже хотела подойти, но ее перехватил Конс. Он что-то сообщил своей сестре, отчего та заметно разволновалась и пошла в противоположную сторону. Шлейф тянулся за ней.

- Конс один, - заметила Ингерда, - где же тетя Флора?

- Не знаю. Пойду узнаю, что случилось.

- Иди, - улыбнулась Синела, - мы тут сами разберемся.

- Я скоро вернусь.

Постоянно натыкаясь в зале на знакомых и раскланиваясь, Ольгерд потерял Конса из виду. Ему захотелось чего-нибудь выпить, на душе было скверно, а перед глазами все еще стоял сумрак подземелья. И яркий фонарь на шлеме Риции, бьющий светом в лицо. Он остановил робота и снял с подноса стакан с коктейлем.

- И мне захвати, - послышалось за спиной.

Риция стояла на фоне широкой черной колонны, как готовая живая картина. Ее платье было великолепно: длинное, изящное, мерцающее серо-голубым мягким блеском, с целомудренным вырезом лодочкой и, как всегда, безо всяких украшений. Она сама была - украшение.

Он подошел, подал ей бокал. Подумал с досадой, как она прекрасна, и что-то сказал.

- Не знаю, его пока не было, - пожала плечом Риция.

Оказывается, он спросил, где Леций.

- Конс чем-то озабочен, - сказал он.

- Правда? - она смотрела ему в глаза.

- Я думал, ты знаешь.

- Когда я прилетела, дома никого не было.

В голове почему-то проносились обрывки воспоминаний: маленькая девочка верхом на лошадке, пятилетняя знайка, пристающая к нему с заумными вопросами, прелестный наивный ребенок, заявляющий, что дядя Ольгерд лучше всех...

По залу разливалась медленная, усыпляющая мелодия. Коктейль был выпит. Риция смотрела своими черными, серьезными глазами.

- Потанцуй со мной.

Отказаться было невозможно. Он обнял изящное, горячее тело, наклонился к ней, возле губ оказалось открытое короткой стрижкой маленькое ухо.

- Давно не видел тебя такой красивой.

- Ты меня видишь только в подземелье.

- Это правда.

- А скоро совсем перестанешь видеть.

- Ты уже взрослая девочка. Обойдешься без дяди Ольгерда.

- Конечно, обойдусь, куда же я денусь... Только пока не знаю, как.

Он тоже не знал. Но был уверен, что на Земле все встанет на свои места. Приступы ясновидения у него давно закончились. Он отключил их сам, волевым усилием. Это только поначалу казалось преимуществом. Но весь интерес к жизни пропадал начисто. Невозможно жить и все знать наперед. Невозможно жить сразу в двух мирах. Невозможно быть сразу и человеком, и эрхом. Да еще и аппиром в придачу.

Он давно всё решил и выбрал. Он отказался от многих своих возможностей и даже от Анзанты, лишь бы быть нормальным человеком, жить в родном плотном мире, как миллиарды его сородичей, как жили его отец и мать, бабушки и дедушки... Он видел даже во сне белый дом на берегу озера, яхту у причала и детей, бегущих к нему по желтому песку: мальчика и девочку. И беременную женщину, стоящую на пороге дома в цветастом фартуке. В этом сне для Риции места не было.

Тягучая музыка сменилась на ритмичную. Весело отплясывать ему совершенно не хотелось.

- Завтра опять в подземелье, Ол?

- Завтра мы будем отсыпаться.

- А послезавтра?

Она всё еще грела ладошками его плечи. Он все еще держал в руках ее талию.

- Что-то меня тошнит от подземелья, - признался Ольгерд, - давай слетаем на Кампий, посмотрим, что там по куполом.

- Да, это интересно, - согласилась Риция.

Замороченный мозг, сбитый с толку алкоголем, постоянно подавал приказы прижать ее покрепче и попробовать на вкус ее губы.

- Пойду, - сказал он, - разыщу Конса.

- Иди, - смиренно ответила она и опустила руки.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии