Призрак Малого Льва

Если убийца – Прыгун, то найти его почти невозможно. Но он убивает своих, и круг всё сужается.

Часть I . Семейное дело

Планета занимала уже весь экран. Третий пилот, коротая часы дежурства, отстреливал на вспомогательном экране виалийских жаб.

- Я почему-то думал, что тут и материки как у нас, - усмехнулся он, направляя лучемет на жирное чудовище, - так нам вдолбили, что это вторая Земля.

Жаба охнула и превратилась в красную лужу.

- Кей, прекрати заниматься ерундой, - строго сказала Ингерда, - тем более, в моем присутствии.

- Я же не бортовой компьютер, чтобы все время следить за курсом, - поморщился пилот, но игру погасил, - по-моему, свои обязанности я знаю неплохо.

- Я и не спорю, - Ингерда села в кресло рядом, - если хочешь, то иди поспи, я за тебя подежурю.

Кей был совсем мальчишка, только что из практикантов, он радостно вскочил и заявил, что пойдет не спать, а в тренажерный зал. Она подумала, что уже отделалась от него.

- Это правда, что планету назвали в вашу честь?

Он остановился в дверях, такой же импульсивный и неожиданный, как Эдгар, только чуть постарше. До чего же они все похожи...

- Правда, - коротко сказала Ингерда.

- Но ведь у аппиров было свое название.

- Они согласились на наше.

- Понятно, - весело сказал Кей, - его это в общем-то не интересовало.

- А мне нет, - вздохнула Ингерда.

- Так я пошел, капитан?

- Иди, я тебя вызову, когда понадобишься.

В вихрях облаков прятались зеленые материки и синие океаны. Большая часть суши находилась, как водится, в северном полушарии. Обжить удалось пока только Навланию, да и то лишь по побережью Седого моря и вдоль русла мощного и медлительного Гренгра, впадающего в это море. Корабль еще не вышел на орбиту, но, масштабируя изображение, можно было различить огни городов и даже черточки улиц, пересекающих друг друга.

У Ингерды было сложное чувство, когда она смотрела на планету аппиров: как будто это что-то родное и близкое, но куда путь ей закрыт. Как в собственное прошлое. Есть незыблемые законы мироздания, которые это запрещают. Зачем же она летит туда? Зачем согласилась, в конце концов, на этот маршрут? Мало ли планет во вселенной!

Двадцать лет - не так уж много, что-то помнится как вчера... но сын уже вырос, и опыта достаточно, чтобы ни о чем уже не мечтать, и волосы седеют, и глаза потухли, и тело уже не то, и мысли давно не о том...

- Я «Гремучий», - ответила она на вызов диспетчера космопорта, - у нас все в порядке, какую занять орбиту?

- Привет, «Гремучий», - проговорил с аппирским акцентом голос в динамике, - садиться будете?

Было странно, что изображение отсутствовало. Ингерда не видела, с кем говорит. Впрочем, она знала, что до сих пор встречались аппиры, стыдящиеся своего внешнего вида, равно как и уроды, ужасно собой гордящиеся.

- Нет, - сказала она, - звездолет останется на орбите, мы отправим три антиграва.

- Это же грузовая баржа с Земли, - добавил кто-то еще в диспетчерской, - куда ей садиться!

- Полетайте пока в третьем секторе, - распорядился диспетчер все тем же гнусавым голосом с аппирским акцентом.

- У меня двести человек на борту, - сообщила Ингерда, прием ей не особенно понравился, - не тяните с высадкой.

- Не волнуйтесь, «Гремучий». Соберем комиссию - всех примем.

- Какую еще комиссию?

- А это не ваше дело, детка.

От неожиданности она даже не знала, что сказать.

- Я вам не детка. А командир корабля Ингерда Оорл.

- Вот у себя на корабле и командуйте. А на планету будете выгружаться, когда мы вам разрешим. Ясно?

- Более чем, - хмуро сказала Ингерда.

Она посидела в задумчивости и вызвала старшего механика, который летал сюда уже раз восемь.

- Жорж, по-моему мне нахамили, - сказала она неуверенно, - или мне так показалось?

- Они наглеют с каждым разом, - ничуть не удивился механик, - что они тебе сказали?

- Какая-то комиссия будет решать, можно нам спускать антигравы или нет. Как будто мы чуму можем привезти или секретное оружие. Велели занять орбиту в третьем секторе. Даже не во втором...

- Ладно, капитан, посмотрим, чем это закончится.

- Как ты думаешь, в чем тут дело? Может, эпидемия?

- Просто неприязнь к людям.

- К людям? Это после того, что мы для них сделали?.. Нет, это чушь, Жорж, на планете людей в два раза больше, чем аппиров.

- Вот именно.

На планете правила династия Индендра. С самого начала было совершенно очевидно, что все вопросы за аппиров решать будут Прыгуны. Они называли себя Директорией, поделили сферы влияния и формально подчинялись Лецию. Что там творилось на самом деле, понять со стороны было трудно. Было ведь еще земное полпредство и комиссия по делам Ингерды-Пьеллы на Земле, были бывшие Пастухи, которые привыкли повелевать, а не слушаться, и тридцать тысяч людей, которые прилетели сюда помогать и восстанавливать, но жили тут по земным законам.

- Кто отвечает за внешние связи? - спросила Ингерда, - Леций?

- Конечно, Леций.

- В таком случае, он очень изменился.

Ингерда сказала так и подумала, что никогда толком и не знала Леция. У него было много лиц, столько же, сколько париков и костюмов в его гардеробе, он запросто мог говорить не то, что думает, он вполне допускал и обманы, и компромиссы, как настоящий политик. Теперь он, кажется, стоял на вершине пирамиды, и люди стали ему только мешать. Сознавать это было горько.

- Рано делать выводы, - вздохнула она, - возможно, диспетчер был пьян. Такое тоже случается.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  

Комментарии