Сердце Малого Льва

Вечером начались обещанные неприятности. Как только стемнело, позвонил секретарь теверского посла и сообщил, что тэгэм Эсгэмсэрэр намерен выразить протест.

- Касательно чего? - уточнил Эдгар, к протестам тевергов он в общем-то привык.

- Кэсэтельно дрэки в пэсэльстве, - выслушал он ледяной ответ.

- Дрэки в пэсэльсве? - изумленно повторил Эдгар.

- Дэ. И вытэкэющих из этэгэ пэслэдствий.

- Ладно. Жду вашего посла.

Пока тэгэм Эсгэмсэрэр был в пути, он в раздражении вызвал по видео своего братца. Тот торчал в каком-то ночном баре, там было очень шумно, темно и накурено.

- Драка в посольстве - твоя работа? - строго спросил Эдгар.

- Да! - с гордостью ответил Герц.

- Чтоб через пять минут был у меня.

- Знаешь что...

- Я ясно выражаюсь?

- Ясно.

Через пять минут брат появился в кабинете, пьяный, недовольный, но покорный судьбе. Парик на нем был рыжий, штаны желтые, а камзол - зеленый. В общем, парень сильно смахивал на попугая.

- Что? - криво усмехнулся он, - эти караси все-таки наж-ж-ж-жаловались тебе? Что за мелочный народец...

- Сидеть, - скомандовал Эдгар, толкая его в кресло, - не выступать, не свистеть, не двигаться, плавниками не шевелить!

- Ну, ты!

- Убью, сукин сын!

- Ты сначала р-разберись!

Всё было ясно и без разборки.

- Нашел с кем драться! - рявкнул Эдгар, - с этими дистрофиками! Что, силу девать некуда? Кулаки чешутся? А с дедом не хочешь сцепиться? Или со мной? Устроил фарс...

- Эд, - буркнул Аггерцед, - всё было не так. Я стенки не х-хотел ломать, я ж понимаю: арх-х-хитектура... но когда они уже поперли с лу-лу-лучеметами...

- Так ты еще и стены проломил?

- Ну да. С-синей сферой. Ее ж не удержать, сам знаешь.

- Значит, синей сферой? - медленно приходя в ужас, переспросил Эдгар, - ты что, рехнулся, мальчик?

- Это они на меня полезли.

- Значит, ты их довел до этого!

- Да! Довел! - сорвался брат, - буду я с ними цы-цы-ремониться! Я Прыгун, а они кто?

- Они наши партнеры, чтоб ты знал.

- Партнеры! Они му-уравьи, а мы бо-оги. И пусть не забывают об этом!

- Ты только послушай, что ты говоришь, - сурово посмотрел на брата Эдгар.

- То, что думаю, - заявил тот.

Это разозлило еще больше. Эдгар и так понимал, что проблема не в проломанных стенах и разбитых носах тевергов, это еще можно было утрясти. Проблема была в его брате и полной каше в его голове.

- Ах, ты, оказывается, умеешь думать? - рассвирепел он, - а ты понимаешь, что подводишь отца? Понимаешь, в какое положение его ставишь своими дурацкими выходками!? Ведь не ты же будешь отвечать за свою дурь, а он и я.

- Д-давайте-давайте, - ухмыльнулся наследник, язык у него спьяну всё больше заплетался, - распинайтесь пе-перед ними. Торгуйте. Ублаж-ж-жайте, прогибайтесь. Вм-м-место того, чтобы их завоевать и разговаривать с ними с пози-и-иции силы.

- А у тебя, значит, разговор короткий?

- Представь себе!

- И что ты им скажешь с пози-и-иции силы?

Наследник заморгал раскрашенными и покрасневшими от дыма глазами.

- Не знаю, - сообщил он, так ничего и не придумав, - пусть уважают. Вот и всё.

- Катись, - сказал Эдгар с раздражением, - и жди в гостиной, пока я поговорю с послом. Неизвестно, чем этот разговор кончится.

- Известно чем, - Аггерцед лениво поднялся и шаркая поплелся к дверям, - будет допытываться, где его д-дочка.

Вот тут у Эдгара уже выступил холодный пот на спине, к тому же он как-то сразу охрип.

- И где же его дочка? - спросил он жутким шепотом.

- Пусть спросит своего з-з-ятя, этого придурка, - ухмыльнулся брат.

Он спокойно подошел к бару, вскрыл бутылку и отхлебнул из горлышка. После этого его заикание неожиданно прошло.

- Где тэги Иглэр? - с грозным видом приблизился к нему Эдгар, - отвечай!

- Не ори, - поморщился брат, - с ней всё в порядке. Они сами ее довели: и папаша, и этот хмырь.

- А ты здесь при чем?

Чтобы объяснить свое причастие, Аггерцед уселся на стол.

- А у меня сердце доброе, - заявил он, - смотрю - девочка плачет, отец ее пилит, муж не уважает. Он вообще на ней женился из дипломатических соображений. А она, между прочим, любила какого-то рыболова, только ее никто не спросил.

- Ну?

- Так что теперь тэги Иглэр дома. Я утер ей сопли и переправил на Тевер. Вот и всё. И отстаньте от меня!

- Сейчас же верни ее обратно! - взвыл Эдгар.

- Ты что? - изумленно уставился на него Герц, болтая ногой, - одобряешь насильственные браки?

Слов уже не нашлось. Насильственные браки Эдгар не одобрял. Да и тевергов терпеть не мог. В чем-то мальчишка был прав.

- Эзгэзэр ее бил, - вдруг с затаенной злостью сказал брат, - плеткой. Ты знаешь об этом? А тэгэм посол одобрял, скотина рыбоглазая! У них, видишь ли, так принято! Тут я и решил: обдеру его в карты как липку и врежу!

- Герц, - уже спокойней сказал Эдгар, картина постепенно прояснялась, - это проблема целой планеты. У них властвуют мужчины. И одним махом ее всё равно не решить.

- И что? - сощурился брат, - не обращать внимания? Или ждать, пока у них будет Седьмая Империя?

- Ладно, - признал Эдгар, - ты славный малый... Но ты не хочешь признать, что существуют правила. Что их надо соблюдать. И в политике, и в дипломатии, и в семейной жизни, черт возьми. Есть запреты! Ты понимаешь или нет? Нельзя жениться на сестре. Нельзя хамить отцу, нельзя похищать чужих дочерей, нельзя бить каждого, кто тебе не нравится. Не-льзя!

- Не понимаю, - честно посмотрел на него небесными глазами Аггерцед и улыбнулся.

- Ладно, - вздохнул Эдгар, - марш в гостиную. И чтоб сидел тихо как ваквагорлик.

Герц понял, что он уже не злится. Попятился и ухмыльнулся в дверях.

- А правда здорово, что я ему врезал, а Эд?

Из педагогических соображений пришлось сделать вид, что это не так.

Скоро явился посол. Он был в ярости. А, кроме того, в черном рэгзэкрэу, спиралью обвивающем его хилое тело, и дико-зеленом гэсэкэ на макушке бритой головы. Пока он высказывал Советнику по Контактам свой длиннющий протест, Эдгар с тревогой присматривался, нет ли на неприкосновенном теле синяков. Кажется, сам тэгэм Эсгэмсэрэр не пострадал.

- Сэвэтник Эдгэр, - в заключении объявил он, - мэ трэбээм извэнэнэй.

Произнести «Оорл» для тевергов было совершенно не под силу, на букве «о» их заклинивало. Поэтому они всех Оорлов называли по имени. Правда, с Ольгердом им и тут не повезло.

- Я приношу вам самые глубочайшие извинения, - содрогаясь от раскаяния, торжественно произнес Эдгар, - ремонт здания, естественно, будет за наш счет.

- Естэствэннэ, - высокомерно заявил посол и протянул ему (о, боже!) длиннющий список пострадавших в потасовке вещей.

Кроме стен, потолка с лепным узором, стеклянных дверей, витражей, зеркал и карточного стола, там были перечислены все стулья и табуретки, светильники, лампочки от этих светильников, графины и стаканы, мундиры пострадавшей охраны и даже пуговицы от этих мундиров. Количество же разбитых стаканов, и оторванных пуговиц превышало все разумные пределы. Внизу стояла сумма в теверских згэнах, пьелльских юннах и межвалютных эквивлах. В каждом переводе теверги неприкрыто смухлевали в свою пользу.

- Хорошо, - согласился потрясенный Эдгар, - мы оплатим все ваши потери.

- Этэ еще нэ всэ, - уставился на него Эсгэмсэрэр своими рыбьими глазами.

- Слушаю, - нахмурился он, предчувствуя шантаж.

Предчувствия оправдались.

- Мэй зэть трэбээт личнэй кэмпенсэции в размэрэ двэх мэллээнэв згэн, - объявил теверг.

Это было что-то около тысячи эквивлов. За один синяк под глазом явно многовато.

- За что? - сухо спросил Эдгар.

- Зэ мэрэльнэй ущэрб.

Из столовой послышался стук и треск. Похоже, разъяренный Аггерцед, наблюдающий с экрана за разговором, крушил мебель. Не хватало только, чтобы он ворвался в кабинет и повторил свой подвиг.

- Хорошо, - скрипя зубами, сказал Эдгар, - мы оплатим этот моральный ущерб. Но в свою очередь тоже ждем от вас компенсации: четыре миллиона згэн.

- Чтэ?! - остолбенел посол.

- А что вы хотите, тэгэм? - развел руками Эдгар, - лучеметы, направленные в наследника престола, да еще и внука земного полпреда - это пахнет не дракой, а войной. И не только с Пьеллой, но и с Землей. Мне с огромным трудом удалось успокоить обоих правителей и заверить их, что всё это была только досадная случайность. Ведь так, любезный Эсгэмсэрэр?

- Тэк, - проговорил посол, вращая глазами.

- Наследник переживает глубокую психическую драму, тэгэм. Он потрясен. Юноша еще так молод и впечатлителен, а ваш зять втянул его в карточную игру, да еще на раздевание. Кто бы мог подумать, что уважаемый Эзгэзэр на такое способен! Между прочим, наш мальчик еще несовершеннолетний...

Посол соображал туго. Эдгар специально назвал такую сумму, чтобы у него зашкалило. Непробиваемое высокомерие было не основной чертой тевергов. Основной, как он только сейчас понял, была невероятная скупость.

- Поверьте, тэгэм, будет лучше, если мы представим этот инцидент как случайное недоразумение. И взаимно откажемся от моральных компенсаций. Материальный ущерб, как я уже обещал, мы вам возместим.

После этих слов повисла долгая пауза: посол считал миллионы. Наконец он изобразил некое подобие улыбки. У тевергов это означало бурную радость. Еще бы! Он только что отвоевал у аппиров два миллиона згэн.

- Спрэвэдливээ рэшэнее, - сказал он.

- Я рад, что мы поняли друг друга, - облегченно вздохнул Эдгар.

- Взэимнэ. Тэперь вы дэлжнэ нэйти мэю дэчь.

- Вашу дочь? Разве она пропала?

- Дэ. Вчэрэ.

- Сочувствую вам, тэгэм.

- Гдэ тэги Иглэр, Сэвэтник?

Эдгар честно посмотрел в рыбьи глаза и пожал плечом.

- Понятия не имею. Но мы срочно примемся за поиски. Это я вам обещаю.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  

Комментарии