Сердце Малого Льва

Льюис находился в таком неравновесном состоянии, что никуда не мог пойти и ни с кем не хотел говорить. Поэтому он так и брел по набережной к центру Трира, не замечая прохладного ветра и моросящего дождя. Ему надо было хоть немного в себе разобраться.

 Его переполняли совершенно противоречивые чувства. Конечно, он был счастлив, что все-таки летит на Пьеллу. Но какой ценой! И чего ему стоил этот разговор! Он всё выболтал этому постороннему человеку, как на исповеди, он тряпка и совершенно не умеет хранить тайны. Увидел Прыгуна, перепугался, как будто перед ним сам Господь Бог, запинался и краснел, чуть не раскланялся перед ним!

Хорошо, что Эдгар Оорл оказался славным малым и не стал раздувать скандал, да и про маму не расспрашивал... Хорошо, но могло быть и хуже. И что теперь скажет дядя Рой?

Льюис прекрасно понимал и даже оправдывал дядю Роя, потому что знал, что тот его любит. И он догадывался, почему, хотя никогда и никому об этом не говорил. Даже Олли.

К вечеру ветер стал нестерпимым, и ему все-таки пришлось возвращаться в общежитие. «Надо быть сильным», - уговаривал он себя по дороге, - «сильным и мужественным, а не таким бесхребетным балбесом как я, который всем только улыбается. Некоторым даже звездолеты не нужны!»

Он выпрыгнул из такси. Сосны качали над ним своими темными лапами, моросил мелкий дождичек.

- А ведь я их больше не увижу, - вдруг пришло в голову, вдруг неожиданно дошло, как далеко и как надолго он улетает.

Хорошо, что не один. С Олли. Вдвоем им ничего не страшно! Льюис прошел в свою комнату, зажег свет, оглядел свои пожитки, следы вчерашней пирушки, привычные шахматные клеточки пола. Ему стало тоскливо со всем этим расставаться.

- Олли! - вызвал он ее по ручному переговорнику, - зайди ко мне. И пожевать чего-нибудь прихвати.

Оливия явилась как всегда по первому зову. Он к этому привык, он привык, что она есть, эта толстая, хмурая, прямая и грубоватая, но всегда верная подружка. Она была моложе, но сильнее и умнее его. Часто ворчала на него, смеялась над ним, но всегда его выручала.

- Сейчас приду, - сказала она каким-то на удивление мягким голосом.

Льюис снял свитер, потом и футболку, умылся. Оливию он за женщину не считал, да она и сама об этом не помнила, поэтому одеться к ее приходу ему даже в голову не пришло.

- Что у тебя там? - уставился он на сковородку с крышкой, пахло оттуда аппетитно.

- Плов, - ответила она коротко и как-то недовольно.

- Поставь на стол.

- Где ты был так долго? Неужели в библиотеке?

- Нет-нет. Сейчас все расскажу...

Он сел к столу и снял крышку. Готовила Оливия неплохо, особенно в последнее время. Рассыпчатый рис просто таял во рту.

- Ну? - спросила она нетерпеливо.

Льюис наконец посмотрел на нее.

- Представляешь, меня встретил у выхода сам Оорл. Я растерялся, подумал, что они уже все знают...

- Ну? И что?

- Ну... в общем, я ему все рассказал.

- Ты выдал дядю Роя?!

- А что мне было делать? Это ведь нечестно, Олли.

- Честно-нечестно!

- Да! Я не такой гениальный, как ты. Меня не взяли сразу на третий курс. Но мне неприятно пользоваться такими вот уловками.

- И что? Теперь ты остаешься?

- Нет, Олли. Я лечу. Все в порядке.

- Как? Этот Оорл тебя оставил?

- Да. Представляешь? Но все равно неприятно.

Оливия тоже не знала, радоваться ей или сердиться на него.

- Еще бы! - после некоторой паузы выдала она, - конечно, неприятно. Потому что ты тряпка. И подставил дядю Роя.

Такого выпада Льюис не ожидал.

- Это он меня подставил, - возмутился он, - я ведь думал, что все честно!

- Он думал! - Оливия усмехнулась, - тоже мне, гениальный физик-волновик!

- Какие-то способности у меня все-таки есть, - сказал он, отодвигая сковородку.

- Только не в науке, - беспощадно констатировала она.

- Перестань издеваться, - вздохнул Льюис, - мне и так плохо. Может, мне самому отказаться, а? Все-таки так нечестно.

- Прекрати, - Оливия встала и нависла над ним своим огромным телом, - что ты тут без нас будешь делать? Без меня и без дяди Роя? Благодари Бога, что все так удачно сложилось.

- Удачно, но нечестно.

- Какой же ты зануда, Лью! Да если б у меня был такой дядя Рой, если б он ради меня такое сделал... но у меня никого нет. А тебе не понять.

В чем-то она была права.

- Ладно, все равно уже поздно что-то менять, - нехотя согласился Льюис, - скоро отлет.

За окнами было темно. Они сидели на кровати, слушая, как стучит в стекло мелкий дождик.

- Тоскливая погода, - вздохнула Оливия, - а с утра было так солнечно.

- Это Земля нас провожает, - грустно улыбнулся он, - плачет.

- Тоже мне, потеря, - усмехнулась она, - один красивый дурак и одна умная уродина.

- Ты не уродина, - возразил он, против дурака ничего не имея.

Она посмотрела насмешливо.

- Да? А кто я?

- Ты?.. Просто Олли.

- Вот именно: просто Олли. Я подстриглась, а ты даже не заметил.

- Извини. Я тебя воспринимаю как-то целиком, без деталей.

- Понятно.

Стрижка у нее действительно оказалась модная, с косой челкой на глаза, даже осветленная прядь появилась у виска. Ему почему-то впервые стало неловко. И захотелось немедленно одеться.

- Пойду, - сказала она резко, как будто тоже почувствовав неловкость, и встала, - Мерлин нужна сковородка.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  

Комментарии