Сердце Малого Льва

Уже в модуле Герцу почему-то стало тошно. Словно Эния присосалась к нему самому. Но она спокойно сидела рядом, преданно глядя на него тусклыми серыми глазами. Невероятное чудовище, которое он нехотя приручил. Внизу простиралось море огней ночного города.

- Чушь какая-то получается, - раздраженно сказал он, - знаешь, что эти двое сделают, когда очухаются?

- Это будет нескоро, - усмехнулась Эния.

- Не важно! Они пойдут и насосутся втрое больше. Вот чего мы с тобой добились, тетенька.

- Надо было прикончить их! Я же тебя просила!

- Да ты что, прикончить! Я же не убийца!

Получалась почти та же чертовщина, что и с Иглэр. Он хотел как лучше: наказать негодяев и помочь слабому, а выходило совсем наоборот. Идиотски устроенный мир не хотел его слушаться. Это раздражало.

В обед, когда Аггерцед еще был трезвый, отец зашел к нему. Вместо взбучки за проломленные стены, он завел нудную беседу о том, что нельзя так баловать слуг и развращать их таким образом.

- Здесь не Наола, - сказал Леций, - им хватает своей энергии, а то, что ты делаешь - в лучшем случае излишество.

Герц жалел, что здесь не Наола. Жалел, что родился уже после эпохи переселения. Всё интересное и важное было тогда. И все уже сделал за него отец, великолепный отец, который из бога и героя постепенно превращался в какого-то хозяйственного бобра, к тому же угождающего всем вокруг.

Герц по-своему пытался ему напомнить, каким он был. Он носил его парики и его одежду, он брился налысо, он даже хромал иногда. Его комнаты были обставлены в стиле той эпохи, он подражал отцу во всем, даже в подпитке слуг. Только отец всего этого не замечал, или не хотел замечать.

- Почему не нужно? - возмутился Герц, - они же слабые, а я сильный. Мне не жалко!

- Ты делаешь из них вампиров, - сказал отец.

- Они сами этого хотят!

- Да просто устоять не могут перед таким искушением. А тебе нравиться быть благодетелем. Конечно, тебе не жалко для такого дела.

Наверно, в чем-то он был прав. Только верить ему не хотелось.

- Это мое дело, - буркнул Герц, - и мои слуги!

- Эния - тоже твой слуга? - хмуро спросил Леций.

Тут Герц взвился, даже подскочил на кровати.

- Энию не трожь! - визгнул он, - держишь ее как животное!

- Она опасна для всех окружающих. Я тебе сто раз это говорил.

- Но она живая! И мать твоей дочери, если ты не забыл!.. Конечно, запереть ее проще всего. И забыть о ней! И после этого заявлять, что я негодяй, а вы все хорошие! Все ангелы!

- Герц...

Аггерцед от бессилия уткнулся лицом в подушку. Отец положил ему руку на плечо и тихо погладил.

- Послушай, - сказал он ласково, - ты у меня славный, добрый мальчик. Я всегда это знал. Просто твой первый порыв обычно так силен, что ты не думаешь о последствиях. Это пройдет со временем. Ты всё поймешь.

Аггерцед почувствовал, что тает от этой отцовской ласки. Мама ласкала не так, и не такая лавина чувств поднималась от этого.

- Не говори со мной как с ребенком! - инстинктивно вывернулся он, - я давно вырос!

- Об этом я и хотел с тобой поговорить, - вздохнул отец, - тебе ведь скоро двадцать. Это возраст вступления в Директорию.

- Да, знаю, - заявил Герц, - войду в совет - вы все будете говорить со мной по-другому!

- А ты к этому готов? - серьезно посмотрел на него Леций.

Он был не то что готов, он не мог этого дождаться. Давным-давно он мечтал на равных усесться за овальный черный стол переговоров со своим великолепным отцом, с демоническим дядей Консом, с мощным Кера, с насмешливым Руэрто, со строгой сестрой Рицией, с непогрешимым до тошноты дядей Ольгердом, и с вечно старшим братом Эдгаром.

 Герц хотел иметь право голоса и уже знал, что он всем им скажет, когда до него дойдет очередь. Первым делом он бросит в их болото здоровую каменюгу: он спросит, почему, собственно, Эния - не член Директории? Она Индендра, она Прыгунья, она мать Риции, и ей давно уже перевалило за двадцать. С пяти лет он мучился этим вопросом...

- Я готов, - заявил он.

- Сегодня заседание, - сказал отец, - тебя там быть не должно. Но, возможно, следующее будет уже с тобой. Постарайся к тому времени стать серьезней, сын. Это уже не игрушки.

- А что у вас сегодня? - поинтересовался Герц.

- Перо Жар-птицы, - ответил Леций.

- Чего-чего?

- Ветка из Сияющей рощи. С планеты, которую нашел когда-то твой дед Сиргилл Индендра.

- Хорошо, что не дед Ричард, - усмехнулся Герц, - не всё ж ему одному...

- Ничего хорошего, - покачал головой отец, - уж лучше бы это был Ричард. Всё дело в том, что никто из нас не знает, где эта планета, а между тем какой-то тип подарил Ла Кси ветку.

- Зеле?! - подскочил Аггерцед, - ну нахал!

Музыкантишку Кси он за соперника не считал, но оказалось, что это еще не всё.

- Это десятый Прыгун, сынок. И с этим придется считаться.

Такая мысль в голове не укладывалась, поэтому скоро забылась. Тем более, что через полчаса его вызвал Эдгар, и дед в его кабинете устроил ему показательное разоблачение.

Модуль подлетал ко дворцу. Аггерцед злился на непослушный мир и вдруг вспомнил про эту самую ветку. Как всегда, то, что касалось Зелы, он воспринимал особенно остро. Наверно, потому, что это была его первая и единственная любовь. Ничего порочного он в этом не видел. Ла Кси была создана, чтоб ее любили. Он ее и любил, что ж еще ему оставалось? Никакой бабулей она ему не была. Она была женой деда, вот и всё.

Соперников у него было не так уж много: стареющий дед и заморыш Кси. Появление какого-то неизвестного Прыгуна в числе ее поклонников было неприятным сюрпризом. И именно это сейчас обсуждали члены Директории.

В зале заседаний горел свет, яркие огни в окнах освещали темный осенний лес.

- Заседают, - раздраженно сказал он, подавая своей даме руку, - обсуждают такие важные дела... и без нас с тобой.

- Мы-то здесь при чем? - усмехнулась Эния.

- Да мне уже через неделю двадцать!

Был бы он трезв, ничего бы не случилось. Но он был пьян. Он взял Энию за руку и потащил за собой в зал заседаний. Она упиралась, но сильно возражать ему не смела.

- Что ты сокол, нас же выгонят! Опомнись, родной, что ты делаешь?!

- Я знаю, что я делаю!

Вот так, за руку, он ввел ее в ослепительный зал заседаний, распахнув двери пинком ноги. Немая сцена продолжалась недолго.

- Что это значит? - ледяным тоном спросил отец.

Герц слегка покачнулся, голова шла кругом.

- Мы хотим присутствовать!

- Эния, где ты должна находиться? - строго взглянул отец на его раскрашенную спутницу.

- У себя, - попятилась та.

- Стой! - рявкнул Аггерцед, - ты имеешь право!

- Не надо, сокол мой...

- Стой, я тебе говорю!

За столом, помимо остальных сидел еще и Руэрто. Герц не знал, что он вернулся, и слегка удивился. Сидел и дед в своей парадной форме, седой, мощный и еще более суровый, чем днем. В общем, Директория была в полном составе.

- Ты пьян, - сказал Леций, - изволь очистить помещение.

- Даже пьяный я всё равно Индендра, - заявил Герц, - и Эния тоже!

- Вот что, благодетель... - отец даже побледнел, так задела его эта сцена, - ты можешь остаться. Речь как раз о тебе. А ты... - он посмотрел на Энию.

Эния вырвала свою руку и попятилась.

- Я пошла! - крикнула она зло, - не волнуйся, правитель! Мне твоя Директория сто лет приснилась! Пошли вы все!

Аггерцед остался один в дверях огромного яркого зала. Он почувствовал опустошение. Даже Эния его бросила.

- Садись, - хмуро сказал отец.

Он сел на пустой стул с краю овального стола. В голове шумело. Рядом оказался дядя Ольгерд, который сразу отгородился от него непроницаемой стеной. Ничего кроме раздражения к племяннику он не испытывал: знал, что тот пристает к его жене, и не догадывался, самоуверенный болван, что Герц всего лишь пьяный болтун, а реальная угроза его семейному благополучию - это Ангелочек, невинный мальчик с Земли, Льюис Тапиа, практикант его жены. Ха-ха-ха!

Риция тоже сидела с серьезной миной. Герц этой серьезности не выносил и всё время ее поддразнивал, а так как у нее чувства юмора не было, она только злилась и возмущалась. Приветливой улыбки он от сестры не дождался.

Улыбался только Руэрто, но не ему, а вообще. Он был слишком далек от их семейных проблем. Со своими он разобрался просто: снес башку матери - и дело с концом.

- Давайте продолжим, - предложил он, - поздно уже.

- Продолжим, - сказал отец.

Все сидели, он стоял. Все молчали, он говорил.

- Нам осталось решить один важный вопрос. Как вам известно, на днях Аггерцеду Арктуру исполняется двадцать лет. Это возраст вступления в Директорию...

Звучало это как песня! Герц гордо расправил плечи.

- Но, учитывая некоторые особенности наследника, - с бесстрастным лицом продолжил Леций, - этот вопрос придется решать голосованием. Я знаю, что многие будут против. Предлагаю всем подумать и высказаться.

Вот здесь Герц просто выпучил глаза. Ему и в голову не приходило, что его кандидатуру еще будут обсуждать.

- Вы что с ума сошли?! - выкрикнул он, - я имею право!

- Ничего ты не имеешь, - хмуро взглянул на него Ольгерд, - пока.

- Папа! - визгнул Герц.

- Здесь нет никаких пап, - сказал Леций холодно, - сиди и жди нашего решения.

Повисла напряженная пауза. Никогда в жизни Аггерцед еще не чувствовал себя в таком унизительном положении. У него даже хмель прошел, в ясной и трезвой голове был только один-единственный вопрос: «Как же так?!»

- Тут и думать нечего, - первым высказался Ольгерд, - я против. Категорически.

- Я тоже, - добавила Риция.

Чего еще можно было от них ожидать? Герцу казалось, что он получает от них оплеухи. Родственнички!

Дальше сидел Эдгар. Он взглянул на брата и улыбнулся.

- А я - за. Он классный парень. Ему надо только делом заняться.

Герц посмотрел на него влюбленно и преданно. Иногда ему казалось, что родители любят Эдгара больше, особенно отец, о деде и речи не было - у него был только один внук - Эдгар. Это было обидно, но сейчас Аггерцед простил старшему брату всё. И на века вперед.

 Беспечный Руэрто только пожал плечом.

- Пусть парень взрослеет. Только так можно вправить ему мозги. Я тоже за.

Звучало грубовато, но справедливо. К Руэрто Герц тоже проникся благодарностью.

- Тебя просто давно тут не было, - сказал ему дядя Конс, - и ты не знаешь, что вытворяет этот шалопай последние годы. Лично я не помню, когда видел его трезвым. Если это - член Директории, тогда я - красный лисвис... Нет-нет, ни в коем случае.

Герц опустил глаза. Руки тряслись. Три-два было не в его пользу. Рассчитывать он мог только на отца.

- Зато он - настоящий аппир, - неожиданно сказал своим басом Азол Кера, - и на побегушках у землян никогда не будет. Я думаю, из парня выйдет толк, особенно если я им займусь.

Этой неожиданной поддержки от грозного Кера Герц не ожидал. Он радостно взглянул на отца. Три-три! Слово было за Лецием.

- Что ж, три на три, - спокойно, даже слишком спокойно сказал Леций, - я, как лицо заинтересованное, в голосовании не участвую. Так что...

Сердце упало. Такого сюрприза Аггерцед от отца не ожидал. И такого хладнокровия. Последняя надежда угасала!

- Так что решать тебе, Ричард, - закончил Верховный Правитель, - собственно, за этим я тебя и пригласил.

Дед сидел хмурый и усталый. Он посмотрел на внука, наверно, припоминал дневной скандал. «Черт бы побрал мой длинный язык», - с отчаянием подумал Герц, - «ну, дед, ну вспомни, кто я тебе!» Это было ужасно, что его судьба оказалась в руках именно этого человека!

Все смотрели на Ричарда с напряжением.

- Я тоже лицо заинтересованное, - сказал Ричард, - это мой внук. Надеюсь, все это помнят? Это мой внук, и я хотел бы видеть его членом Директории... Но он еще не дорос. Он до сих пор пребывает в розовом детстве. Если последнее слово за мной, я говорю «нет».

Еще долго было тихо. Герц слышал, как стучит его оскорбленное сердце. Такого еще не бывало: Директория отвергала Прыгуна! Наследного принца! И отец тоже хорош: переложил ответственность на деда! Как будто не знал, что тот в жизни не согласится!

- Пошли вы все к черту лысому! - вскочил Герц, - нужен мне ваш совет как фурункул на заднице!

Не оборачиваясь, он быстрым шагом пошел к дверям. Внутри всё кипело, бешеная синяя энергия приливала быстро, как кровь к лицу. Напоследок Герц остановился и шандарахнул по торжественному залу синей сферой. Хрустальные люстры погасли и в полной темноте звонко посыпались на пол.

 

30-12-96

 

Продолжение следует, следите за новостями.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  

Комментарии