Сердце Малого Льва

Тэги Иглэр выглядела жалко, бесцветные волосы ее были растрепаны, синюшные руки исцарапаны, платье перепачкано грязью. Она сидела напротив Эдгара в его рабочем кабинете и, стуча зубами пила, горячий тэрий с пихтовым маслом. Вонь была ужасная. Эдгар молча смотрел, как раздраженно расхаживает по ковру дед, тоже порядком перепачканный.

- Изгоями на Тевере прожить невозможно, - говорил он хмуро, - слишком холодно. Этот рыболов не смог ей обеспечить минимальных условий. Девчонка чуть не околела в его хижине.

- Кэдэм нэ вэнэвэт, - пискнула дочь посла.

- Попробуй объяснить это своему правительству. И своему отцу. И своему мужу.

Девушку было жалко. На Тевере она и ее любовник прозябали и рисковали быть схваченными и замурованными в лед. Здесь же ее ждала встреча с разъяренным мужем и возмущенным отцом.

- Эд, налей-ка мне тоже этой гадости, - сказал дед, - а то меня что-то знобит от теверского климата. И вызови это чертово отродье. Я ему скажу пару ласковых.

- Дед, - вступился за брата Эдгар, - он хотел как лучше.

- Пусть увидит, что из этого вышло! Пора уже отвечать за свои поступки.

- Тэгем Рэчэрд, - жалобно посмотрела на него Иглэр, - Герц нэ вэнэвэт!

- У тебя никто нэ вэновэт! - взглянул на нее дед.

Она всхлипнула. Ситуация была настолько неприятная, что Эдгар предпочел не высовываться. Приходилось выбирать между крупным дипломатическим скандалом и счастьем девушки. Слава богу, что дед взял это на себя. Сам же он вряд ли решился бы на такую жестокость - вернуть мужу-тевергу сбежавшую жену. По их законам это могло стоить ей жизни.

Эдгар давно считал себя взрослым и вообще претензий к себе не имел, даже свой длинный нос стал ему нравиться. Но рядом с дедом он по-прежнему чувствовал себя мальчишкой. И, наверно, вел себя как мальчишка. Прятался за его спину.

А Ричард, между тем, заметно сдал за последние годы. Постарело его лицо, добела поседели волосы, в его осанке, в его походке, в его взгляде появилась какая-то не проходящая усталость, словно он нес на плечах каменную плиту. Он вообще стал другой, суровый, замкнутый, хмурый, как будто что-то точило его изнутри. Подмечать всё это за ним было досадно, Эдгар предпочел бы думать, что дед вечный. Впрочем, женщины, эти непостижимые создания, глазели на деда по-прежнему. А что еще нужно настоящему мужчине?

Эсгэмсэрэр и его зять уже были в пути, но первым явился все-таки Аггерцед. Он возник посреди кабинета, как всегда в диком сочетании цветов и стилей. Парик на этот раз был черным, завитые локоны до плеч делали его похожим на Леция в молодости, при этом на нем был вспыхивающий оранжевым жилет на голое тело и ядовито-зеленые штаны. Сапоги были белые. Как и все Прыгуны, он другой обуви кроме сапог не признавал. Что касается раскраски, то на сей раз это были большие синие кольца вокруг глаз наподобие очков и желтые ящеричьи губы. Вот такое существо появилось на ковре.

- О! Тут еще и господин полпред! - ухмыльнулся Герц, озираясь и невозможно мерцая своим жилетом, - не думал, что будет такая веселая компания... а это кто?!

Лицо его вытянулось. Девушка повернулась к нему и всхлипнула.

- Иглэр? - остолбенел он, - это ты?! Что это с тобой?.. Подожди, как ты сюда попала?!

Через секунду до него дошло. Он медленно развернулся и взглянул на Ричарда. Вся его «любовь» к деду отразилась на его раскрашенном нервном лице.

- Это ты?!

- Во-первых, - властным тоном сказал дед, - я буду говорить с тобой, а не ты со мной. Во-вторых, сними этот светофор. Ты не в кабаке.

Эдгар подумал, что и тут не стоит вмешиваться.

- Может, мне и штаны снять? - осклабился брат.

- Я бы снял, - ответил Ричард, - и выпорол бы тебя как следует.

- При даме, тэгем?

- При чертовой маме!

- Пошел ты... - Герц бросился к Иглэр и сел перед ней на корточки, - что случилось, Рыбка? Почему ты вернулась? Он тебя заставил?

- Н-нэт.

- Тогда почему?!

Она только всхлипнула.

- Потому что двум изгоям там не выжить, - ответил за нее дед, - и тебе надо было знать об этом, прежде чем соваться со своим альтруизмом.

- Знаешь что! - визгнул Герц.

- Знаю! - рявкнул дед, - ты посмотри на нее! Посмотри! Видишь, на что она похожа?! И видишь, к чему привела твоя так называемая доброта?!

- А ты что сделал! Эти твари теперь убьют ее!

- Она бы и там погибла.

- Неправда!

- Правда. Сбежавших влюбленных там замуровывают в лед. Ты не знал об этом?

- Иглэр... - Герц дернул ее за разорванную юбку, - что ты молчишь?

- Мы думэли, чтэ убэжим в Кэтэнги, нэ зэ нэми гнэлись, - обреченно сказала девушка.

- Ты что, снова вернешься к своему идиоту?!

- Дэ.

- Да что ж это такое!

Герц огляделся с таким видом, как будто все его предали: и дед, и Эдгар, и Иглэр, и сам Создатель в том числе. Существующий порядок вещей его явно не устраивал.

- У нее нет другого выхода, - сурово сказал дед, - теверские женщины не свободны, и одной твоей прихотью эту проблему не решить. Теперь полюбуйся, к чему приводят необдуманные поступки. Сейчас здесь будет Эсгэмсэрэр с зятем. Стой в углу и смотри. И только попробуй мне что-нибудь выкинуть.

Герц встал. Несмотря на раскраску, лицо его было бледным как полотно. Он медленно снял жилет и выбросил его в окно. Тело его было еще юное, немного угловатое и какое-то беззащитное, летний загар к нему особенно не приставал.

- В какой угол ты меня поставишь? - спросил он деда.

- В любой, - ответил дед.

Брат смиренно встал между двух окон.

- Если они ее тронут хоть пальцем, я их убью, - мстительно сказал он оттуда, - обоих.

- Тогда, чтобы избежать войны с Тевером, нам придется убить тебя, - ответил дед.

- И принести мою голову на блюде? - усмехнулся Герц.

Ричард подошел к нему и, наверно, взял бы парня за грудки, если б на том была одежда.

- Всем детям позволяют учиться на собственных ошибках, - раздраженно сказал он, - но твои ошибки нам слишком дорого обходятся. Потому что ты Прыгун, черт тебя побери! Это уже катастрофа, когда у Прыгуна нет ни мозгов, ни совести, ни чувства меры.

- Да всё у него есть, - вступился за брата Эдгар, - и мозги, и совесть. Вот с чувством меры плохо.

- Это у меня наследственное, - ухмыльнулся этот негодяй, - от дедушки Ричарда. Он у нас любит перегибать палку.

- Чего я люблю, ты не знаешь, - сказал ему дед, - а вот чего я терпеть не могу, так это когда не отвечают за свои поступки.

- Ты ее сюда вернул, ты и отвечай! - выпалил брат.

Он всё еще искал виноватых в этой истории.

Время было дневное, не дипломатическое. Теверги были немногословны, правда, при виде голого наследника их сонные, покойничьи лица изумленно вытянулись. Наверно, им показалось, что тут снова играют в карты на раздевание.

Сами они упаковывались от пяток до подбородка и макушку тоже прикрывали. Голое тело считалось у них ужасно неприличным. Видимо, из-за холодного климата их планеты. Особенно же возмущали их лисвисы, обожающие покрасоваться зелеными оттенками своей кожи во всех местах. Про марагов же и говорить было нечего!

 Посол был тощий и длинный, его зять еще тоньше и еще длиннее. Рожи были отвратительные и надменные. Иглэр встала, вся трясясь, и не смела поднять на родственников глаза. Бедняжку сразу увели их охранники. Сами они с каменными рыбьими лицами выслушали объяснения Ричарда.

- Видите ли, мой внук был пьян и не помнит, что произошло. С ним, к сожалению, такое бывает. Теги Иглэр ни в чем не виновата, это была его идея. Бедняжка целый месяц одна бродила по пустыне Квэвэ. Надеюсь, вы поймете ее состояние.

Этим надменным типам было плевать на ее состояние, а так же и на извинения полпреда. Посол тут же перешел к делу и заговорил про моральный ущерб. Ущерб тянул на полтора миллиона згэн. Разбитая физиономия Эзгэзэра стоила дороже. Женщины и в самом деле не ценились у тевергов. Возможно, и скандала бы никакого не было? Подумаешь, какая-то дочь пропала или там жена?..

Эдгар распорядился принести сумму тут же. После чего теверги бесстрастно удалились.

- Жить будет, - усмехнулся Ричард, он имел в виду, конечно, Иглэр, - плесни мне коньяка, Эд. Я чертовски стал уставать в последнее время. Старею, наверно.

- Хотел бы я так стареть как ты, - приободрил его Эдгар.

Он поставил на столик у дивана три фужера и бутылку любимой «Золотой подковы». Потом подошел к брату и накинул на него свою куртку.

- Замерзнешь, малыш. Пойдем, глотнем с нами.

- Я не малыш! - неожиданно взбунтовался присмиревший было братец, - и пить с вами не собираюсь! Выставили меня полным идиотом и рады!

- Герц...

- Я, между прочим, тогда был трезвый и всё прекрасно помню!

- Ты и есть полный идиот, - резко повернулся к нему дед, - может, ты хочешь, чтобы твою красавицу наказали за прелюбодеяние? Так иди расскажи им, как всё было на самом деле!

- Нет, это ты идиот! - визгнул Герц, - зачем ты во всё это вмешиваешься?! Кто тебя просил?! У тебя что, своих проблем нет?! Вечно суешься во все дыры! Или тебе нравится шмонаться по Теверу, пока твоя жена тут развлекается с молодым любовником?! Тебе это важнее, да?!

Они оба, и Эдгар, и дед застыли на месте после таких слов. Потом Ричард просто отвернулся и сел на диван.

- Ты и в самом деле поганец, - с отвращением сказал брату Эдгар, - виноват, так признай, а не выдумывай всякие сплетни. Это мелко и гнусно, Рыжий. И не по-мужски.

- Зато это правда! - рявкнул брат.

В полной тишине он огляделся, скинул куртку и исчез. Стало совсем тихо как в открытом космосе. Эдгар сел к деду на диван, взял уже наполненный фужер и вздохнул.

- Придурок. Что с него возьмешь?

- Я его видел, - спокойно сказал Ричард.

- Кого? - не понял Эдгар.

- Этого парня.

- О чем ты, дед?

- О жизни. Точнее, о ее закате. Время не обманешь, мой мальчик.

- Подожди, дед... - Эдгара как-то сразу бросило в холодный пот, - ты хочешь сказать, что у бабули в самом деле есть любовник?!

- Я не знаю, кто он ей, но вижу, что она влюблена по уши. Женщины сильно меняются, когда это случается.

- Брось... она любит тебя!

- Я старею, - грустно посмотрел на него Ричард, - а она всё та же. Все та же прекрасная Ла Кси... Мой тебе совет, Эд: женись на нормальной земной женщине. Посмотри на меня, посмотри на Ольгерда. Не повторяй наших ошибок.

- Я вас еще переплюну! - усмехнулся Эдгар.

- Не стоит.

Они все-таки выпили. Ни за что, просто так. Эдгар не мог успокоиться. Не мог даже представить, кто это способен сравниться с дедом. Только Леций! И еще, пожалуй, Ольгерд. Но среди них Зела давно уже сделала свой выбор. Неужели нашелся кто-то еще? Тогда это должен быть просто бог во плоти!

- Послушай, дед, кто это?

- Мойщик монокаров, - спокойно сказал дед.

- Какой еще мойщик?!

- Молодой.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  

Комментарии