Сердце Малого Льва

- Прости, - сказал Эдгар, целуя Рицию в щеку, - никак не мог до тебя добраться, - вот тебе роза из трирского парника. Вчера она была, конечно, свежее.

Встретились они утром в Центре Связи. Риция была в рабочем темно-синем комбинезоне, облегающем ее кукольную фигурку, волосы как всегда строго убраны в тугой узел, воротничок белый, украшений - ноль. Иногда для солидности она носила очки, хотя зрение у нее было нормальное.

- Спасибо, Эд, - совершенно серьезно сказала она, - во что бы мне ее поставить?

- Ты же женщина, Рики, - сокрушенно покачал он головой, - и не держишь в своем кабинете вазы для цветов.

- Я здесь работаю, - ответила она строго, - это не гримерная твоей бабули.

- При чем тут бабуля?

- Ни при чем.

Риция никогда своих чувств к Зеле не показывала, она была слишком хорошо воспитана для этого. Но он-то видел ее насквозь. Это было какое-то сложное чувство, и он даже не мог его определить: то ли ревность, то ли зависть, то ли досада, то ли страх, - в общем, что-то чисто женское и логически необъяснимое.

Она нашла стакан повыше и налила в него воды.

- Что там за скандал с тевергами, Эд?

- Тевергам фатально не везет, - криво усмехнулся Эдгар, - позавчера Герц потрепал им посольство, а теперь у посла пропала дочь. Пришлось срочно организовать поиски.

- А ты не спросил об этом нашего братца? - сверкнула черными глазками Риция.

- Малыш не виноват, - соврал он.

- Малыш! За что ты его так любишь, не понимаю?

Эдгар только развел руками.

- Просто я был еще хуже.

- Вот уж в это я не верю, - усмехнулась она.

- Я был глуп, самонадеян, неблагодарен и вдобавок сексуально дезориентирован на зеленых женщин. Представляешь, какой кошмар? Просто мне вовремя сделали прививку от всего этого.

- Не наговаривай на себя, - Риция улыбнулась и села за свой рабочий стол, - ориентирован ты нормально. Только никак не женишься.

- Зачем? - вопросительно взглянул на нее Эдгар, сделав невинное лицо.

- Нарожал бы Прыгунов, - вздохнула сестра, - мне же не дано.

- Знаешь что, - попробовал он отшутиться, - у меня три любимых женщины: мать, бабуля и ты. Ни на одной из вас я жениться не могу. Такие бредовые идеи бывают только у Герца.

- Я серьезно, Эд, - вздохнула она.

- А если серьезно, - он подошел к столу, - то давай поговорим о деле. Вот тебе диск, взгляни каких я отобрал тебе ребят.

Занавески у нее в кабинете были ярко-желтые. Они создавали видимость солнечного дня. На самом деле было пасмурно и хмуро. В такую погоду хотелось только спать или лежать на диване и тихо презирать весь мир.

- Скольких? - деловито спросила Риция.

- Семерых, - ответил он, - шесть ребят и одну девушку. Оливию Солла. Очень любопытный экземпляр.

В видеообъеме главного экрана по очереди появились досье юных гениев. Сестра просмотрела их бегло, только на Льюисе задержалась и заинтересованно проговорила:

- Какой красивый мальчик.

- Отличный мальчик, - кивнул Эдгар, - просто ангел.

- Неужели еще и умный?

- Такое тоже случается.

- Где ты его откопал, Эд?

- В трирском университете.

- Ему надо жвачку рекламировать, или мужское белье, а не физикой заниматься...

- Ты сегодня как-то агрессивно настроена, - заметил Эдгар.

- Извини, - вздохнула она, - когда я вижу красивых мальчиков, то невольно вспоминаю братца, и меня начинает тошнить.

- Уверяю тебя, Льюис - не Герц. Он не Прыгун и не сын правителя. И, кажется, вообще не подозревает, что красив как идиот.

- Ладно. Посмотрим, что это за Льюис.

- А как тебе эта девочка?

- Это - девочка? Толстая тетя лет сорока.

- Ей семнадцать.

- Ты шутишь?

- Не всем же быть такими точеными, как ты, сестрица!

- Я не об этом. При чем тут полнота? Ты посмотри, какие у нее глаза.

Эдгар посмотрел. Глаза у Оливии и в самом деле были не детские.

- Она пережила аварию на Меркурии-2, - сказал он, - и выросла в интернате. Кстати, Льюис тоже из этого интерната...

- Эд, - вдруг подозрительно взглянула на него Риция, - мне кажется, я ее где-то видела. И, кажется, тоже на экране. Вот только в связи с чем?

- Ты путаешь, - отмахнулся Эдгар, - Олли не входит ни в какие базы данных, если только как жертва аварии. Но там ей было пять лет.

- Эти глаза я помню, - упрямо повторила Риция.

- Значит, она просто похожа на кого-то.

- Значит... - сестра задумалась на минуту, - давай-ка ее промоделируем. Для начала уберем ей щеки.

Компьютер принялся за изображение Оливии Солла.

- Щеки убрать, приподнять волосы, подобрать второй подбородок... - распоряжалась Риция, - кожу посветлее, губы в малиновый тон...

Так модницы выбирали себе имидж. На глазах у Эдгара Оливия превращалась в красавицу, о чем он и сам давно догадывался. Заколдованная принцесса оказалась магически-интересной особой. На удлиненном лице с тяжелым подбородком и довольно крупным носом теперь особенно ярко выделялись темно-карие, какие-то торфяные омуты глаз под хмурыми дугами бровей. Эту красоту нельзя было назвать классической, но в то же время таких своеобразных лиц он просто не встречал. Уж такую женщину он бы точно не пропустил, будь она хоть трижды замужем.

- Где же я ее видела? - никак не могла вспомнить Риция.

- Такое лицо вряд ли забудешь, - с сомнением сказал Эдгар.

- Да, это точно. Я непременно вспомню.

- Рики, - мне всё это не нравится, - покачал он головой, - и я тебе еще не всё выложил.

Она посмотрела с готовностью к самому худшему.

- Ну что ж, выкладывай.

- Есть некто дядя Рой, - вздохнул он, - весьма подозрительная личность...

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  

Комментарии