Дороги Малого Льва

К7 Антареса утопала в багровых красках заката. В домике у Шейлы было по-прежнему четыре комнаты, мебель стояла без причуд, такая же, как в далеком детстве, на стенах портреты мужа и детей. Ощущение сна всегда присутствовало в тонком мире, но здесь этот сон казался самым ярким, он возвращал в детство.

- Жаль, что ты не взял Льюиса, - грустно сказала мать, - так хотелось посмотреть на него!

- Я обязательно приведу его в следующий раз, - ответил Ольгерд, - мне пришлось срочно отправить его на Землю.

- Ты мог бы его дождаться.

- Не мог, мама. У меня тоже дело срочное.

- Что-то случилось? - встревожилась Шейла.

- Пока нет. Но может случиться.

Мама была маленькая, чем-то похожая на мальчишку, синие глаза смотрели с любовью и глубинной грустью. Чай она сотворила ароматный и вкусный, научилась за тридцать лет.

- Мы подозреваем, что Сия снова воплотилась, - пояснил он.

- Эта ужасная женщина, которая тебя преследовала?!

- Не только меня.

- Все твои беды от этой женщины, - покачала головой Шейла, - неужели она снова за тебя взялась?

- Это я и хочу выяснить.

Ольгерд рассказал ей все, что знал. Помочь мама ничем не могла, он просто соскучился и счел своим долгом ее навестить.

Сначала он попал, конечно, к своим белым тиграм. Те ничего не знали да и знать не хотели о проблемах скивров, пребывая в блаженной лени. Потом был замок Маррот, пересечение миров, станция межпространственной связи, место былой любви с прекрасной богиней. Анзанта забеспокоилась, обещала помочь и кое-что разузнать. Все, что она знала, это то, что Сию и Грэфа Совет Мудрых приговорил к изгнанию и передал скиврам. Скивры же нашли себе пристанище у черных тигров на планете Морнигул-2.

- Куда ты теперь? - спросила мать грустно.

- К черным тиграм, - усмехнулся он, - если пустят.

Платье у Шейлы сразу потемнело, из голубого стало чернильно-синим.

- К отцу и... этой?

Он собирался совсем в другое место, но слова матери его задели.

- У нее есть имя, мама.

- Знаю, - горько усмехнулась Шейла, - только вот выговорить никак не могу.

- Ты ее видела? - спросил он осторожно.

- Да, - холодно сказала мать, - Ричарду запрещен вход к эрхам. Так она явилась ко мне сама, эта кукла, из-за которой моего наставника Кристиана Дерта исключили из Совета Мудрых. Я... я даже приняла ее за Анзанту, за одно из ее воплощений, золотоволосое с зелеными глазами... Вы всегда уверяли меня, что она не очень красива. Зачем?

- Наверно, не хотели огорчать тебя, мама.

- Напрасно. Я ждала Ричарда столько лет! Ждала мужчину, который создан для другой женщины, теперь это очевидно. Я и предположить не могла, что он ее так любит, и уж, тем более, что он возьмет ее с собой... А Кристиан Дерта поможет ему и поплатится за это. И все из-за этой женщины!

- А где сейчас Кристиан? - спросил Ольгерд, - что с ним?

Платье Шейлы почернело, глаза стали темными как омуты.

- Он не изгнанник, но все время с черными тиграми. У них какие-то дела с Плавром Вечным Боем. Я его почти не вижу.

- И он уже не директор Центра Погружений?

- Нет, конечно.

- А кто?

- Тиберий. У него большой опыт погружений на Шеор и другие планеты, но он какой-то мягкий и безвольный для такой должности. Не понимаю, как Мудрые на это пошли?

Новость была тревожная. Кристиан Дерта лично обещал, что никаких погружений для Грэфа больше не допустит. Тиберий в этом не клялся.

- Да, это плохо, - согласился Ольгерд.

- Это ужасно, - кивнула мать, - Кристиан создан, чтобы командовать. Знаешь, он даже был королем Лесовии... И двести лет был в Совете Мудрых. А теперь... если б не эта женщина...

Ольгерд посмотрел внимательно. Темные, разгневанные глаза матери были непривычны для него, все остальное оставалось до боли родным: лицо, шея, руки, короткие светлые волосы. Когда-то она казалась самой доброй и справедливой.

- Да ты просто ненавидишь ее, мама, - сказал он с досадой.

- Вовсе нет, - коротко усмехнулась Шейла, - но любить мне ее не за что. Это правда.

- Жаль, мама. Очень жаль.

Он простился с ней, вышел на багровый простор К7, по привычке зачем-то вздохнул, но ничего не почувствовал. Легкое тело оторвалось от земли и стремительно понеслось через звездное крошево к замку Маррот.

Маррот была в белых одеждах и белокура как ангел. Глаза были медово-желтые, спокойные и нежные.

- Пытаюсь отличаться от этой львицы, - пояснила она, когда заметила, как вопросительно он на нее смотрит, - нас уже начинают путать. Что может быть ужаснее?

- И тебе не угодила Зела? - усмехнулся Ольгерд.

- Она всегда одна и та же. Меняться предоставляет мне.

- Ты умеешь это лучше.

- Разумеется.

- Ты что-нибудь узнала для меня?

- Кое-что, но мало. Эрхи быстро забывают о тех, кого изгнали. Их волнует только будущее.

- Значит, Грэф и Сия были всего лишь изгнаны?

- Скорее, переданы скиврам с условием, что те сами проведут стирание их личностей.

- Выходит, понадеялись на скивров?

- Да.

- А кто-нибудь потом проверял?

- Да ты что? - Анзанта усмехнулась, - проверка подразумевает недоверие. Недоверие подразумевает ложь. А какая может быть ложь в совершенном мире?

- И ты тоже не проверяла? Ты ведь обещала мне уничтожить Сию, разе не так?

- Ол... - белые шелка Анзанты позеленели как майская листва, - я не сомневалась, что так оно и есть. Ведь если бы что-то было не так, я бы первая об этом узнала. Кто-кто, а я нахожусь на стыке всех миров.

- Первым узнал Эдгар, - сказал Ольгерд хмуро, - и то случайно.

- Он еще ничего не узнал. Он видел клонированное плотное тело царицы Нормаах, да и только. Почему вы собственно решили, что это Сия, а не сама царица Нормаах?

- Что?!

- Чему ты удивляешься? Я не знаю, куда подевались все скивры, и почему их так мало осталось. Но эта львица Нормаах - в числе оставшихся. Я не раз видела ее у себя на станции.

- Подожди... - Ольгерд резко повернулся и подлетел над креслом как воздушный шар, - постой, объясни...

- Есть несколько миров, которые приютили скивров, - терпеливо улыбнулась Анзанта, - мавски, нимтремы, дорги, эззолги, черные тигры... эрхи в их число уже не входят. Каждая достаточно древняя разумная раса галактики имеет свои тонкие миры. С одними мы нашли контакт, с другими - пока нет. Для этого существует моя станция. Скивры же разбросаны по всем мирам, но связь поддерживают. Грэф пытался в свое время объединить их всех и даже вернуть на Пьеллу, а теперь этим занимается Окрий.

- Такой рыжий?

- Да, тот самый. У меня на станции он встречался со скиврами из мира мавсков, среди них была и Нормаах.

- И ты могла бы пропустить меня к мавскам?

- Вряд ли. Это совсем другие пространства, там очень сложные переходы, а у тебя еще осталось плотное тело. Ты не сможешь так далеко от него оторваться.

Наличие у него плотного тела бывшей жене явно не нравилось, но эту больную тему они обсуждали уже сотни раз, когда пытались жить вместе.

- В свое время вы именно для этого хотели меня использовать, - напомнил Ольгерд, - говорили, что я - «глубоководная рыба с крыльями».

- Мы тогда не представляли всей сложности.

- Значит, Нормаах существует, - задумался он, - где-то там у мавсков...

- Или у вас на Земле.

- Такое возможно?

- Теоретически да. У мавсков свои центры погружения.

- Черт возьми. Маррот! Почему ты раньше об этом не говорила?!

- О чем? О том, что есть другие тонкие миры? Разве ты этого не знал?

- Да, но мне и в голову не приходило, что какие-то мавски внедряются к нам!

- Они этого не делают. С какой стати им внедряться к нашим предкам? У них свои есть. Я же сказала, что теоретически такая возможность существует. Вот и все.

От такой возможности у него даже голова заболела.

- Больше ничего не можешь мне сообщить? - спросил он недовольно.

- Больше ничего, - пожала она прекрасным плечом.

- Тогда проводи меня к выходу.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии