Дороги Малого Льва

- Десять дней, - подумала Алеста, жмурясь от рассвета, - десять дней, как рухнул мир, а этот негодяй меня бросил. А я все еще жива!

Любовь всей ее жизни лежала в руинах, а солнце по-прежнему всходило и весело заглядывало в окна.

Сандра явилась под утро, долго стояла под душем, потом присела к ней на диван вся бледная и измученная.

- Ты не спишь?

- Да уже вставать пора.

- Подменишь меня утром?

- Не могу - виновато призналась Алеста, - пойду полы отмывать в одном доме. Уже договорилась.

- Скоро у нас будет порошок, - устало сообщила Сандра.

- Откуда?

- Я все рассказала земному полпреду.

- Решилась-таки?

- А что мне было делать? Теперь вызывают на заседание Директории.

Алеста даже подскочила от такой новости.

- Везет же тебе!

- Да что тут хорошего?

- Да ты что! Столько богатых дядек за одним столом! А мне нельзя с тобой пойти, а? Я бы кого-нибудь непременно окрутила!

- Они почти все женаты.

- Да какая мне разница? Мне деньги нужны.

- По-моему, ты еще сама не знаешь, чего тебе нужно, - покачала головой Сандра, - вчера ты жить не могла без любви.

- Так то было вчера, - усмехнулась Алеста.

Про своего полпреда подруга ничего говорить не стала, только покраснела нервным румянцем и сказала, что он все-таки лучше, чем она о нем думала. Грустно как-то сказала.

- Послушай, а сын у него не женат? - не унималась Алеста.

- Льюис? - изумленно посмотрела Сандра, - кажется, нет.

- Чему ты удивляешься, не понимаю? Тебе можно крутить роман с отцом, почему мне нельзя с сыном?

- Я ничего не кручу. Мы виделись по делу.

- Мне-то не рассказывай!

- Алеста...

- Я хочу познакомиться со Льюисом Оорлом. Говорят, он очень красивый.

- Это правда. Но, по-моему, еще и не глупый, и не распутный. Вряд ли ты его подцепишь с такими намереньями.

- Да? А ты нас познакомь, а там посмотрим.

Сандра только вздохнула и пожала плечиком.

- Ладно. Попробую как-нибудь. Чем черт не шутит...

Настроение сразу улучшилось. Алеста еще подремала с полчасика в сладких грезах предстоящей богатой жизни, потом энергично вскочила и отправилась мыть полы.

Все шло нормально, даже замечательно, любая работа в руках у нее спорилась. Не учла она только одного: что дом этот находится в лисвийском квартале, а у этих лисвисов всегда жара. Раздеться пришлось до самого, что ни на есть, нижнего белья.

Волосы лезли в глаза. Алеста ползала на коленях по огромному залу с тропическими зарослями в углах и отскребала от пола присохший птичий помет. Из кустов покрикивали попугаи. Зеленый зануда-дворецкий постоянно заглядывал, чтобы проверить, как она справляется с заданием. Его интересовал собственно пол. Если бы она разделась совсем, он бы этого даже не заметил.

Алесте на этих зеленых рептилий тоже было наплевать. Но потом из соседнего зала с пустым бассейном вышел свой, белый парень. Она бы смутилась, но он сам был в одних пляжных трусах и босиком. По всей видимости, вычищал этот самый бассейн.

- Что я вижу! - проговорил он изумленно, даже чересчур изумленно, - белая женщина! Здесь! И занимается таким грязным делом?!

Алеста утерла потный лоб и улыбнулась.

- Да. Дерьма здесь хватает! Птицы вон всякие летают, игуаны ходят и еще какая-то нечисть...

- И ты все это оттираешь, прекрасная белая женщина?!

Ей стало совсем смешно.

- Можно подумать, бассейны чистить легче!

- А кто чистит бассейн?

- А ты уже не чистишь?

- Я? - парень внимательно оглядел себя, как будто впервые видел, даже руки развел в стороны, - в данный момент я ничего не чищу. Я беседую с прекрасной белой женщиной, которая... нет, это невыносимо!

Он так галантно протянул ей руку, как будто был во фраке, а она в бальном платье. Алеста бросила тряпку и встала.

- Ну? И что?

- Пива хочешь? - спросил он, - холодного?

- Где ты его возьмешь?

- В холодильнике.

- И тебе разрешают туда залезать?

- Как тебе сказать... разрешают, конечно.

- Ты часто тут бываешь?

- Постоянно.

- А-а... Ну, к тебе этот Крахвааль не будет придираться. А ко мне будет. Надо же все это отодрать.

- Руками? Это ж каменный век! Он что, обалдел совсем, этот Крахвааль?

- А ты что предлагаешь?

Парень осмотрелся и задумчиво почесал затылок.

- Знаешь что! У меня шланг есть в бассейне. Мы зальем все это водой. А когда дерьмо отмокнет, прямо шлангом и смоем. Годится?

- Хочешь потоп устроить?

- Тут все мгновенно высохнет. Жара-то какая!

- А если Крахвааль заглянет?

- Я с ним сам договорюсь. Идет?

Идея была безумная, но ползать по полу ужасно не хотелось. Алеста была готова даже отказаться от денег и сбежать из этого тропического лягушатника.

- Да черт с ними, - кивнула она, - будь что будет.

Они быстро превратили зал в сплошную лужу и отправились на кухню. Ее новый приятель без зазрения совести залез в хозяйский холодильник.

- С каких это пор белые женщины горбатятся на лисвисов?

- А сам-то? - усмехнулась Алеста.

- Ну, я-то мужчина...

Она промолчала и взяла протянутую баночку. Обижать его не хотелось, хотя настоящий мужчина в ее понимании никогда не стал бы прислуживать лисвисам. Просто жизнь приперла его к стенке так же как и ее, и многих других. Они сидели как заговорщики на чужой роскошной кухне и вместо того, чтобы добросовестно работать, пили пиво. Это было забавно.

- И как тебя зовут? - спросил он наконец.

- Алеста.

- Небесное имя! И очень тебе подходит. А меня обычно зовут Эд. Просто Эд. Сойдет?

- Сойдет, - кивнула она, уже чуточку хмелея, - только не вздумай в меня влюбляться.

- Это почему же? - посмотрел он насмешливо.

- Ты, конечно, ничего, - призналась Алеста, - веселый парень. Только мне нужно богатого. Очень богатого, понятно? Никакого паразита я больше не потерплю на своей шее.

- Да я, вроде, не паразит.

- А что толку? Такой же неудачник, как и я. Бассейны лисвисам чистишь. А раньше, наверно, артистом был. По замашкам видно.

- Вообще-то был, - усмехнулся Эд, - на заре беспечной юности.

- Вот видишь! Я же чувствую, что-то родное. Сколько нас таких по Менгру шатается.

- Ты актриса?

- Я была почти звезда. Алеста Аллигри. Никогда не слышал? Разумеется, не слышал...

- Ты и сейчас просто звезда.

- Иди ты к черту, Эд! Мне твои комплименты не нужны. Просто сидит девица в нижнем белье, вот и все. И другой нет. Я тут одна, вот и восхищаешься. Все вы одинаковые!

- Досталось тебе, я смотрю, от нашего брата!

- Да уж поумнела, это точно.

- А если я богатый, Ал? Ты в меня влюбишься?

- Да ни в кого я никогда не влюблюсь. Хватит уж. Мне нужны деньги, понятно? Чтобы детей вылечить. И чтобы дерьмо за другими не отдирать. Вот у тебя дети есть?

- Есть, - честно признался Эд, - трое.

- Мутанты?

- Как будто нет. Но очень своеобразные, это точно!

- Твое счастье. А мои дети лежат по разным санаториям. Знаешь, сколько это стоит?

- А муж где?

- А муж сбежал на Землю с режиссершей.

Пиво кончилось. В голове было уже туманно. Эд достал из холодильника блюдо с персиками и поставил перед ней.

- Это тебя как-то утешит?

- Ворованные персики? - усмехнулась она и с удовольствием взяла один, богатым лисвисам назло.

Эд тоже взял.

- Это нам положено за вредную работу, - сказал он, утирая сок с подбородка.

- Правильно, - согласилась она, - как ты думаешь, это дерьмо уже отмокло?

- Да что ты! Еще как минимум час.

- Час?!

- А ты что, торопишься? Или тебя не устраивает мое общество?

Ее все устраивало: и пиво, и персики, и этот веселый приятель, просто она не привыкла вот так среди бела дня целый час ничего не делать.

- А чем мы займемся?

- Давай осмотрим дом. Хочешь?

- А хозяева? Не заругаются?

- Да их нет никого.

Идея Алесте понравилась. Она никогда не видела, как живут богатые лисвисы. Одна бы она, конечно, на такую дерзость не решилась, но с Эдом все было как-то просто и легко.

- Тогда пошли! - она вскочила.

- Пошли, - улыбнулся он.

- Тут живет какой-то танцор. Мне велели еще в танцевальном зале полы помыть.

- Танцоры - народ культурный. Они ругаться не умеют.

- Ты думаешь?

- Я знаю.

Пьяные и веселые, они прошли через мокрый тропический зал, выслушали, что думал по этому поводу попугай в кустах, и совершенно неприлично и громко рассмеялись. Алесте почему-то казалось, что она знает этого мойщика бассейнов всю жизнь, так они были похожи. Ничего в нем не было особенного, кроме явного артистического дарования: худое жилистое тело, длинный нос, хитрые зеленые глаза, наполовину седые волосы, но когда он взял ее за руку, она не возражала.

Они осмотрели сад, гостиную, зеркальный зал для танцев, игротеку, потом снова вернулись в тропический рай. Все было так странно, что Алеста потеряла чувство реальности. Умом она понимала, что надо искать богатого болвана, душой ненавидела всех мужчин вообще, а глупое, разгоряченное тело почему-то хотело именно этого мойщика бассейнов. Хотело с той секунды, как он взял ее за руку.

- А теперь второй этаж, - сказал он.

- Там есть что-то интересное?

- По-моему, есть.

Деревянная лесенка с перилами поднималась круто вверх. Алеста пошла вперед, но очень скоро поскользнулась и упала на колени. Голова закружилась окончательно. Первые две секунды Эд, вероятно, искренне хотел ее поднять. Потом передумал. Наверное, понял, что с ней происходит, и крепко прижал ее к себе.

Было жарко и почему-то ни капельки не стыдно, хотя до такого безрассудства она еще не доходила: изменять любимому мужу в чужом доме с первым встречным мойщиком и прямо на лестнице. Ей просто показалось, что из нее какой-то демон вырвался.

Было хорошо, было как-то немыслимо хорошо и очень жарко. Они распались наконец на два отдельных тела и устало сели на ступеньку, все еще не глядя друг на друга.

- А ты и правда ничего, - призналась Алеста и вздохнула.

- Неужели?

Он наклонился к ее лицу и долго целовал ее совершенно теперь послушные губы. Наверно, надо было начинать вот с такого поцелуя, но у них все получилось шиворот-навыворот.

- Вообще-то я вел тебя в спальню.

- Вообще-то я сюда пришла полы помыть.

- Да плюнь ты на эти полы!

Они снова целовались. Алеста только не понимала зачем.

- Ну? И что дальше-то? - вздохнула она, сжимая его горячую руку.

- Да все, что хочешь.

- Я хочу вылечить детей. И хочу жить богато. Это я уже решила. Ты мне, конечно, нравишься... но толку-то от этого?

- А сильно нравлюсь?

- Если б не сильно, я бы с тобой тут не сидела.

- Тогда давай что-нибудь решим. Ты мне тоже жутко нравишься.

- А что тут решать? Работа у тебя не денежная. Жена, трое детей...

- Жены нет.

- Уже легче.

- И дети уже взрослые.

- В самом деле?

- И работа у меня вообще-то разная.

- Еще скажи, что ты богат! - усмехнулась Алеста.

- Вообще-то, да, - насмешливо посмотрел на нее Эд.

- Тогда что ты тут делаешь в одних трусах? В гости так не ходят.

- А, может, я здесь живу?

- У лисвисов? - она вздохнула и встала со ступенек, - соври что-нибудь получше!

Алеста спустилась в тропический зал, залитый водой из шланга. Эд плелся за ней следом. Картина была безнадежная.

- Знаешь, я, пожалуй, пойду, - сказала она, - дешевле обойдется.

- Совсем уходишь?

- Да. И тебе советую. Придут хозяева - свернут тебе шею за такие эксперименты.

- Сколько Крахвааль тебе обещал?

- Пятьдесят юн.

- Вот скупердяй!

Она торопливо надела свое платье на потное, расслабленное тело и затянула ремешок. Волосы рассыпались по плечам, от них было жарко. Эд поймал ее за руку.

- Иди. А я тут все смою шлангом и принесу тебе зарплату на дом. Где тебя найти?

- Не надо мне никакой зарплаты. И не надо меня искать.

- Почему?

- Я же все тебе сказала!

- Я тебе тоже все сказал, только ты меня не слышишь.

- Пусти, Эд! Думаешь, мне легко?

- Не думаю.

Минут пять без перерыва они целовались, стоя на мокром полу. За эти пять минут она поняла, что навсегда останется круглой дурой, что никогда не будет у нее богатого болвана и всех, связанных с этим удовольствий.

- Про жену хоть не соврал? - спросила она потом.

- Нет, - ответил он серьезно.

- Я в кофейне живу у подруги. «Аромат рая» называется. Найдешь?

- Найду.

- А если этот Крах не заплатит, то и черт с ним. В другом месте заработаю. Знаешь, я все умею!

Эд погладил ее волосы обеими руками.

- Я тоже.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии