Дороги Малого Льва

Сандра отпустила такси и дошла до ворот в белокаменной стене. Еще раз тревожно огляделась. В час ночи на окраине города Странные вряд ли могли ее выследить. Она побоялась придти в полпредство, она не рискнула придти раньше. Опасность мерещилась ей под каждым кустом.

Охрана ее пускать естественно не собиралась. Она видела ночной сад за забором и прямую дорожку прямо к дому. Окна кое-где еще светились. Минут пять выяснялся вопрос: спит ли господин полпред или нет. И если нет, то примет ли ее. Сандра почему-то не сомневалась, что примет.

- Пойдемте, - полненький и кругленький слуга пригласил ее в дом, - хозяин ждет вас.

Ее поразила высота забора и то, что окна с решетками. Сам дом был белый, красивый, легкий, но что-то в нем все равно было от казармы. Комнаты, через которые ее провели, были обставлены довольно скромно, в дачном стиле, но что-то и в них было странное, пустота какая-то, никаких лишних деталей.

Полпред сидел за журнальным столиком, уставленным пустыми бутылками и тарелками, хмурый, усталый, чертовски красивый, несмотря на это, и такой же ненавистный. Сандре совершенно не хотелось к нему идти, но из двух зол она все-таки выбрала это.

Ольгерд Оорл встал, пошел к ней навстречу и оказался, как ни странно, вполне трезвым. Это радовало. Разговор был слишком серьезный.

- Все-таки пришла?

- Кажется, ты сказал, что можешь помочь?

- Я и не отказываюсь. Проходи.

Сандра, успокаиваясь, села в кресло. Ничего страшного пока не происходило. Толстенький слуга начал быстро убирать все со стола. Его пухлые короткие ручки так и летали над подносом.

- Иргвик, принеси нам, пожалуйста, две чашки крепкого чая. И земляничное варенье.

- Обычно вы пьете кофе, господин.

- Кофе моей гостье, должно быть, надоел.

Сандра улыбнулась.

- Это точно.

Слуга ушел, громыхая посудой.

- Итак, - посмотрел на нее Ольгерд, - у тебя кто-то умер?

- Нет, - покраснела она, - все не так.

- А как?

- Мне просто надо было позвонить на Землю.

Они надолго замолчали. Ольгерд ждал, а она никак не могла найти нужные слова. К тому же красота его сбивала с толку. На этот раз он был какой-то домашний, тихий, уютный, внимательный, при этом несчастный, как побитый пес. Если б он был таким всегда, а не шлялся по ночным кабакам, покупая всех баб без разбора, она бы влюбилась в него без памяти.

- Это долгая история, - предупредила Сандра.

Она тогда и не догадывалась, насколько эта история долгая!

- Спешить нам некуда, - усмехнулся Ольгерд.

- Ты полпред, тебе нужно это знать... Ко мне в кофейню ходят Странные. Не слышал про таких?

- Н-нет.

Полпред смотрел внимательно, но как будто не удивлялся. Наверно, все-таки что-то знал про этих монстров.

- У них в моей кофейне как бы база для подпитки, - продолжила свои признания Сандра, - я добавляю в кофе порошок. Они заказывают двойной кофе, или тройной. Вот так все и происходит.

- Выходит, ты и мне тогда подсыпала?

- Да. Я приняла тебя за Странного.

- Расскажи о них поподробнее.

- До недавнего времени я считала, что это просто наши мутанты. Они очень похожи на аппиров. Только...

- Что только?

- Они не уроды. Почти все красивы. И энергетика у них очень высокая. Наше вампирье никогда в таких режимах не ходит. Хон сказал, что они вообще не наши. Чужие.

- Кажется, сегодня вечер сюрпризов, - покачал головой полпред, - знаешь что, Сандра, - давай-ка все с самого начала и поточнее. Хорошо?

Она рассказала с самого начала, как Хон предложил ей открыть кофейню на Счастливой улице и дал первую партию таблеток, которые она размалывала на кофемолке в порошок. Как стали появляться первые клиенты, которых как-то сразу стали называть Странными. Они были такие же как все - разные. Кто веселый, кто хмурый, кто болтливый, кто молчаливый. Она определяла их с первого взгляда: по красоте, по энергии, по двойному заказу. А если когда и ошибалась, то ничего страшного не происходило.

Кругленький Иргвик принес чай с земляничным вареньем. Было очень тихо и спокойно и совсем нестрашно, как будто все ужасы остались за стенами этого странного дома.

- Через три дня мой порошок закончится, - перешла Сандра к самому главному, - сегодня я решила попробовать, что же это будет. Я отказала одному Странному. Принесла ему обычный двойной кофе.

- И что? - тревожно взглянул на нее Ольгерд.

- Он рассыпался. Точнее, расползся, как неустойчивая голограмма.

- Ничего себе...

- Это было так ужасно, - призналась она, вздыхая, - хорошо, что в зале никого не было! Его стало всего перекручивать, лицо расползлось, потом руки...

- Он ничего тебе не сделал?

- Ему было не до меня.

- И куда он потом делся?

- Исчез. Совсем исчез. Сначала потускнел, а потом и вовсе растворился. Я подумала, что лучше все-таки рассказать об этом.

- Разумеется. Спасибо, что рассказала.

- У меня нет выхода. Я не знаю, что они теперь со мной сделают.

- Ничего не сделают. И ни о чем не догадаются.

- Как?!

- Мы не можем их спугнуть раньше времени. Надо же разобраться.

- Но как...

- Порошок мы тебе достанем. Говоришь, еще три дня?

- Да, но Хон не признается, что это за таблетки.

- Хона пока привлекать не будем. Выясним на таможне, что было в ящике. Если эта дрянь продается в любой земной аптеке, то завтра ты ее получишь.

- Так просто? - изумилась Сандра.

- Да, - Ольгерд смотрел очень серьезно, - но это не решение проблемы. Все только начинается.

- Я понимаю.

- Надеюсь, что понимаешь. Ты готова помогать нам?

- Я же пришла.

- Хорошо. Много у тебя таких клиентов?

- Постоянных около двадцати. Остальные бывают один раз и пропадают. Не знаю, куда они потом деваются.

- Никто не должен догадаться, что ты у меня была.

- Кажется, никто не видел.

- Это хорошо. Звони мне по личному номеру. А сюда больше не приходи. Я сам тебя найду, если нужно.

Стало как-то грустно. Кажется, он совершенно забыл, что приходил к ней совсем по другому поводу. Сандра медленно пила чай, размышляя о непостоянстве всех мужчин и глупости всех женщин.

- Я бы никогда сюда не пришла, если б не крайняя нужда, - сказала она уязвленно.

- Ты не так поняла, - ответил он с досадой в голосе, - в этом доме вообще бывают только самые близкие родственники.

- Поэтому ты отгородился от всех остальных высотным забором? - усмехнулась она.

- Да, - коротко ответил он.

Сандра почувствовала, что чего-то не понимает.

- Хорошо, будем встречаться у меня в кофейне, - сказала она и смущенно добавила, - по делу.

Это уточнение его никак не тронуло.

- Думаю, мне придется тебя вызвать на заседание Директории, - сказал он серьезно и вдруг резко замолчал.

Смотрел он куда-то за Сандру, поверх ее головы, и взгляд его был непередаваем: что-то между страхом, досадой и бесконечным терпением было в этом взгляде. Она даже испугалась, медленно обернулась и посмотрела назад.

На деревянной лесенке, ведущей со второго этажа в гостиную, стояла девушка в ночной рубашке, тоненькая, хрупкая, очень красивая. Черные волосы были коротко подстрижены. Ольгерд встал, медленно подошел к лестнице и схватился за перила.

- Зачем ты встала?

Девушка совершенно глупо улыбнулась и сунула палец в рот.

- Иди спать, - сказал он терпеливо, даже ласково, - я скоро приду.

Несмотря на это, она спустилась по ступеням. Сандра даже съежилась от ужасной догадки.

- Ну, в чем дело, Рики? Подожди, не трогай чашку... оставь варенье в покое... знаю, любишь, но уже поздно... подожди, дай хоть полотенце возьму...

Через пять минут в гостиную вбежала заспанная служанка. За это время Сандра поняла, что это перепачканное вареньем жалкое существо с глупыми черными глазками - принцесса Риция Индендра. Увести ее удалось не сразу.

- Это... твоя жена, полпред?

Ольгерд уныло сел в кресло, плечи были ссутулены, кулаки сжаты.

- Да. Это моя жена. А Одиль - моя дочь. Ты ведь знаешь Одиль?

Она сразу вспомнила странную девочку, которая жаловалась на свою сумасшедшую мамашу. Теперь все стало понемножку проясняться.

- Досталось тебе от нашей семейки, - горько усмехнулся Ольгерд, - сначала Одиль пыталась купить тебя вместе с кофейней, потом я. Ты извини нас...

Девочка была странная: несчастная и очень избалованная при этом. Воспитал он своего ребенка, конечно, отвратительно.

- И... давно это с принцессой Рицией? - спросила Сандра с сочувствием.

- Десять лет, - спокойно ответил Ольгерд.

- Уже десять лет?! И никто не знает?!

- Индендра очень хорошо это скрывают. Привычка у них такая - скрывать свои нарывы. Никому ведь уже не объяснишь, что это несчастный случай при эксперименте. Все решат, что это наследственность. Они очень переживают за свою наследственность.

- Поэтому такая крепость?

- Конечно.

- Извини, я же ничего не знала...

- Это семейная тайна. Я надеюсь, ты никому ничего не скажешь?

- Хорошо, - Сандра посмотрела на него даже не с жалостью, а просто с ужасом, - я-то промолчу. А ты? Ты долго собираешься молчать об этом?

Ольгерд обреченно опустил голову.

- Всю жизнь.

Даже тех пяти минут, что он общался с Рицией, Сандре было достаточно, чтобы понять, что он любит свою жену, любит это глупенькое, кукольно-красивое тело и готов терпеть это бесконечно. Почему-то осознавать это было больно. И за себя, и за него.

- Ты надеешься, что она поправится?

- Нет. Она никогда не поправится.

- На что ты себя обрекаешь, Ольгерд Оорл?

- Я уже привык.

- Жить двойной жизнью?

- Жизнь у меня одна, - хмуро посмотрел он, - и одна жена.

Если б она не видела все своими глазами тогда ночью, она бы и правда поверила, что он святой. Разбираться в этом было слишком больно и совершенно бесполезно.

- Ты что-то говорил про Директорию, - напомнила она.

- Да, - кивнул он, - накопилось много новостей. Я думаю, заседание состоится на днях. Приготовь речь.

- Хорошо. А ящик?

- Ящик - это моя забота. Не волнуйся.

Было очень поздно. Они обсудили еще какие-то детали, потом Ольгерд вызвал для нее такси. Они прошли по темному саду, вышли за ворота, коротко простились. В летнем небе уже занимался бледный рассвет. Сердце почему-то все время болело, как будто продырявленное ржавым гвоздем.

- Спокойной ночи, - сказала она.

Он улыбнулся.

- Скорее, доброе утро.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии