Дороги Малого Льва

Риция сидела в кресле напротив. Когда она бывала спокойна после таблеток, то выглядела почти нормальной. Красное платье облегало ее исхудавшую фигурку, черные волосы для удобства были коротко подстрижены, туфли - детские, без каблуков и с ремешками.

- Не знаю, может, покормить ее еще раз? - неуверенно проговорила Шенни, - она в обед почти ничего не ела.

- Лучше не беспокой ее, - сказал Ольгерд, - она так редко просто сидит!

Чаще, конечно, Риция ходила и разбрасывала в доме всё, что попадало под руку, как годовалый ребенок. Иногда это умиляло, но в основном, раздражало своей безысходностью. Годовалые дети вырастали, его жена оставалась такой уже десять лет.

Ольгерд пытался переключиться на дочь. Стал приходить домой раньше, чтобы общаться с ней. В результате больше десяти минут тесного общения со своим ребенком не выдерживал и в оставшееся время тупо смотрел телепрограммы, восстанавливая утраченную энергию.

В состоянии полного жизненного тупика, он попросил Иргвика принести бутылку «Золотой подковы». Пожалел, что Эдгара нет, и позвонил Руэрто. Дома того не оказалось, но на ручной вызов он откликнулся.

- Ты что, в своих золотых пещерах? - усмехнулся Ольгерд.

- В пещерах, - бодро ответил Нрис, - только в ледяных.

- Все завалы расчищаешь?

- По твоей милости!

- Ну, извини!

- Чего тебе надо, Оорл? Говори скорей, я занят!

- Напиться, - прямо сказал Ольгерд, - я уже и бутылку вскрыл.

- Ты забыл, что у меня воздержание? - рассмеялся в ручном динамике Руэрто.

- Как? Еще не кончилось?!

- Еще три дня!

- Ну, ты даешь!

- Да?

- Второй твой подвиг затмит первый. Ты просто образец добродетели какой-то! А у меня тут...

- Ладно, не искушай.

- Ну и проваливай...

На том и расстались. Ольгерд с тоской подумал, что счастья в жизни нет никакого. Даже в мелочах. И в эту секунду в вихре холода посреди комнаты возник его неподражаемый племянник Эдгар. Вид у него был пляжный: шорты и штиблеты на босу ногу. Загар соответствовал наряду. Тем не менее, в руке его был дипломат. С минуту он чертыхался на полу и встряхивался как мокрый пес. Судя по всему, прыжок был дальний.

- Ты что, прямо с Земли?

- Ну да. И ты посмотри, как я точен!

- Ага. Только домами ошибся.

- Да нет, я прямо к тебе. Дома бардак, жарко и искупаться негде. Да и новости сногсшибательные. Просто сюрприз для тебя, дядя Ольгерд.

- Для меня?

- И для Руэрто. Позвони ему, позови сюда. Посовещаться надо.

- Я только что это проделал. Он занят на раскопках.

- Мои новости важнее, - уверенно сказал Эдгар, - звони. А я пока нырну в твой бассейн, хорошо?

- Хорошо.

- Привет, Риция, - спохватился племянник, - как дела, сестрица-тетя, умница-красавица?

Риция начала нервничать и обиженно надувать губы. Это могло быть началом истерики.

- Шен, уведи ее, - нервно сказал Ольгерд, - побыстрее.

Руэрто прибыл почти сразу, явление Эдгара его убедило больше, чем распечатанная бутылка. Термостат на нем был черный, под ним оказался рабочий комбинезон. Небритость лица уже слегка напоминала бороду. Археологи не отпускали этого принца уже дней десять и, кажется, успели обратить в свою веру.

- Ну? - развалился он в кресле, - и где наши сногсшибательные новости?

- Купаются, - объяснил Ольгерд.

- Понятно. А где Одиль?

- У себя в комнате.

- Где это ты так порастратился? - прищурился Нрис, - я и то бодрее выгляжу.

- В полпредстве, - соврал Ольгерд неохотно.

- Делегацию вампиров принимал?

- Все ты видишь... только не все.

- Не нравишься ты мне последнее время.

- Подумаешь, проблема! Ты мне вообще никогда не нравился.

- Я серьезно, Ол.

- Серьезно мы собрались совсем по другому поводу.

Риция визгнула где-то в другом конце дома, но вскоре замолкла. Руэрто взглянул понимающе и больше ничего не спросил.

Эдгар вошел мокрый, босиком, с полотенцем на бедрах, худой, жилистый, загорелый, энергичный. Время тронуло его виски и лицо, но не его угловато-мальчишеское тело. Он плюхнулся на диван, вытянул длинные ноги и по-хозяйски разлил всем коньяк.

- Привет, Ру. Ну и видок у тебя! Просто дикий!

- А у тебя - нет? - усмехнулся Руэрто.

Кто из них больший насмешник, Ольгерд так и не определил. Оба были хороши. Втроем же они составляли какую-то стройную, законченную систему. Льюис в их компанию не вписался, он не пил и терпеть не мог Нриса, Герца не выносил Ольгерд, Леций был слишком занятой, Конс - чересчур семейный, а у Кера просто отсутствовало чувство юмора.

- Пейте, ребята, - посоветовал Эдгар, - а потом взгляните на эти фотографии.

- Я не пью, - гордо объявил Руэрто, - показывай так.

- Не пьешь?!

- Уже десять дней.

- Что это с тобой?

- Не пью, и все. Показывай, что у тебя там?

- Ну, это ты напрасно, - покачал головой Эдгар, - на вот, тебе первому...

Ольгерд увидел, как у Нриса вытянулось его и без того узкое лицо.

- Это что... это когда? - пробормотал он потрясенно.

- Недавно, Ру. Позавчера.

- Ты... сам ее видел?

- Видел. И говорил с ней.

- Кого? - спросил Ольгерд нетерпеливо.

Ему не ответили. Нрис молча взял свой бокал и осушил его до дна одним залпом, нарушая все свои обеты.

- Налей еще, Эд.

Ольгерд вырвал у него фотографии. На них была эффектная женщина в белом брючном костюме, челка черным крылом падала на лицо, на красивое и до озноба знакомое и ненавистное лицо.

Он все не мог выпустить эти фотографии из окаменевших рук, пока Эдгар рассказывал свою историю. Потрясало, что эта тварь даже не скрывала, кто она такая. Играла в открытую. Она обещала Ольгерду, что восстанет из пепла и вернется, и она это сделала! Только как, хотел бы он знать. Как, если ее приговорили к стиранию личности вместе с Грэфом?

- Она снова здесь, - заключил Эдгар, - и в руках ее огромная, но невидимая власть. Она не прячется, значит, уверена в себе. Говорит, что ничего не хочет. Значит, хочет очень много.

- Я всегда чувствовал, что она здесь, рядом, - с досадой сказал Руэрто, - только я думал на другую женщину. До последней минуты сомневался! Как странно.

- Не совсем она рядом, - покачал косматой головой Эдгар, - она на Земле. И слава Создателю...

- Простите, - сказал Иргвик, убирая пустые бутылки и заменяя их новыми, - могу я спросить, господа?

- В чем дело? - взглянул на него Ольгерд.

- Вы имеете в виду эту даму?

Фотографии были разбросаны по всему столу, а любопытству аппирских слуг он уже не удивлялся.

- Да. Эту.

- Тогда вы ошибаетесь. Эта дама на Пьелле. Я недавно видел ее.

- Ее?!

- Конечно. Ее очень трудно с кем-то спутать. Очень эффектная дама.

- И где ты ее видел?

- У нас. В саду.

Ольгерд уже вспотел от напряжения.

- И что она там делала, хотел бы я знать?

- Прогуливалась, господин.

- Прогуливалась?!

- Ну да. Я подумал, что она приглашена, раз ее впустили. А как иначе? Такая красивая дама! Я подумал, что она ждет кого-то.

- Кого? Меня?

- Вас не было. Но господин Льюис был дома.

- Черт...

- А больше ты ничего не видел? - уточнил Эдгар, - куда она потом делась?

- Не знаю, господин Оорл.

- Ну, ладно. Иди.

- Наглая как всегда! - вспылил Ольгерд, - разгуливать по моему саду как по собственному! На глазах у слуг! Это в ее духе!

- Нет, - резко перебил его Руэрто, - это не в ее духе. Когда это мать играла в открытую? Даже когда ее разоблачали, она извивалась как змея. Тут что-то не то.

- Что не то?

- Не знаю. Чем дальше слушаю, тем больше не понимаю.

- По-моему, такой резкий выход из воздержания сказался на твоих умственных способностях.

- Дело еще в том, - сообщил Нрис, - что мне сказали, что Сия мертва. Ее приговорили к стиранию личности.

- Значит, плохо стерли!

Они замолчали. Ольгерд был зол, но и он в конце концов признал, что такой стиль для Сии не характерен. Ее наглость и жестокость были скрытыми, но никак не явными.

- Я все понял, - сказал Эдгар, - вытирая вспотевший лоб, - я думаю, Сию действительно стерли. Извини, Ру...

- Ну? И что? - уставились на него оба.

- Но вы ведь знаете гуманность эрхов? Тот маленький кусочек ее личности, что принадлежал Оливии, ни в чем не виноватой девочке Оливии, они могли оставить. Они освободили Оливию от Сии, вот и все! Да она и сама это признает. Мы имеем дело с Оливией... у которой замашки и амбиции Сии, но памяти и повода мстить нет. Возможно, все не так уж страшно?

- Придется все это выяснить, - хмуро сказал Ольгерд, - прямо у эрхов. Я не могу это так оставить. Как только будет время, навещу свою бывшую жену. Заодно и отца с Зелой. Давно пора.

- Тогда и я с тобой.

- Послушай, Лисий Ум, ты черный тигр, я белый. Вместе все равно не получится.

- Так и скажи, что хочешь взять Льюиса, - усмехнулся Эдгар.

- Хорошая идея, - кивнул Ольгерд, - Льюису давно пора показать небеса.

- Черт возьми, как интересно вы живете, - заметил Руэрто, - почему у золотых львов так не получается?

- Потому что вас мало, - сказал Ольгерд, - тигры - единое целое, эрхи тоже. Все переходы осуществляются за счет общей энергии. Одному с этим никогда не справиться. Это задача совершенно другого порядка, чтобы с ней смог справиться одиночка.

- А почему нас так мало? - вздохнул Руэрто и тут же сам себе ответил, - потому что всех золотых львов на заре развития погубила некая царица Нормаах. Мы - жалкие остатки здесь. А скивры - жалкие остатки там.

- Ты перебрал, Ру?

- Нисколько. Знаешь что, Ол... когда будешь гулять по небесам, поищи там Термиру.

- Ну вот! Опять за свое.

- Найди ее. Она одна из самых древних. И спроси, что же с нами со всеми случилось?

- Тебя это волнует, кажется, больше, чем возвращение Сии?

- Не Сии, - помотал пьяной головой Нрис, - а всего лишь Олли. Сия мертва.

- Может и так, - не стал спорить Ольгерд, - но если это просто Олли, то что она делала в моем доме, хотел бы я узнать?

Эдгар посмотрел на него насмешливо.

- А ты не понял?

- Я понимаю одно - без большой нужды, чтобы просто понюхать розочки в саду, на другую планету не прыгают.

- Это верно, - согласился Эдгар, - но у нее была огромная нужда - полюбоваться на своего любимого Льюиса. Она любит его до сих пор. И, по-моему, совершенно несчастна от этого.

Льюис прилетел поздно вечером. Фотографии вогнали его в легкий пятиминутный шок.

- Никого я в саду не видел, - хмуро сказал он, - и что-то не припомню, чтобы Олли меня сильно любила. Мы дружили с детства, вот и все.

- Женщины бывают очень скрытны, - усмехнулся Эдгар, - она тебя очень любит, тут уж ты мне поверь.

- И что? - еще больше нахмурился Льюис, - снова хотите сделать из меня подсадную утку?

Ольгерд осторожно обнял его за плечи.

- Да ничего мы не хотим, сынок. Сами еще не разобрались, что ей надо. И насколько она опасна.

- Ну... я могу, конечно, поговорить с ней... но я даже не знаю, о чем.

- Да ты только начни, - посоветовал Эдгар, - а там само получится.

- Это у тебя получится, Эд. А я так не умею.

- Тебе уметь не надо. Она сама за тебя все скажет.

Льюис тяжко вздохнул.

- И на Земле я уже десять лет не был, - грустно заметил он.

- Вот за это и выпьем, - предложил Руэрто.

К ночи компания распалась. Льюис пошел укладывать Рицию, Руэрто полетел домой, а племянник отправился спать в гостевую комнату, резонно объяснив, что до дома уже не доберется. Ольгерд уныло сидел перед столом с пустыми бутылками, он хотел напиться, но выпил почему-то меньше всех. Он был трезв. Он был тошнотворно трезв, зол, не на шутку встревожен и совершенно несчастен.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии