Дороги Малого Льва

Эдгар никак не мог придти в себя от увиденного. Он лежал на горячем песке, уткнувшись в него подбородком, и даже не замечал, как Вилена и дочь поливают его водой из бутылки.

- Ну, ты деревянный, папа!

- Оставь его, Аола. Пошли купаться.

Последние две недели его измотали. Кондор сводил его с каждым подозрительным специалистом по клонированию. Эдгар светски беседовал с ними, применяя параллельно свои экспертные способности. Родерик Спилл показался ему подозрительным: слишком волновался и уходил от прямых ответов. В конце концов, в обрывках его мыслей Эдгар отчетливо увидел узкое с черной бородкой лицо Грэфа. Было очевидно, что в свое время, дабы клонировать Оливию, Грэф пользовался услугами Родерика Спилла. И это было около тридцати лет назад.

 В подвалы его клиники Эдгар проник, конечно, без спроса. Он ловко обходил охрану и сигнализацию, пока не натолкнулся в длинном прямом коридоре на высокую фигуру в белом халате. Прятаться было бессмысленно. Они решительно сближались в этих узких и давящих бело-кафельных стенах.

Мадам Рохини ядовито улыбнулась и тряхнула вороновым крылом модельно подстриженных волос, закрывавших пол лица.

- Вы почти у цели, Эдгар Оорл, - идемте.

Сходство с Оливией было, конечно, весьма отдаленное. Другая прическа, цвет кожи, макияж, голос, манеры, стиль. Но эти торфяные омуты глаз, эти дуги бровей, этот тяжелый подбородок он не смог бы спутать никогда.

- Один - ноль в вашу пользу, - усмехнулся разоблаченный Эдгар.

- Ну что вы, - мрачно посмотрела она, - у этой игры совсем другой счет.

- Д-да? - поежился он.

- Идемте. Вы хотели видеть лабораторию. И вы ее увидите.

Они двинулись по этому бело-кафельному коридору. Собственно говоря, Эдгар ничего тогда не понимал.

- Я ждала вас на вилле, - сообщила мадам Рохини самым обычным светским тоном, - но не дождалась. Тогда я подумала, что вы, вероятно, все-таки побывали у меня. И узнали. Не так ли?

То, что она решила играть в открытую, и радовало и совершенно сбивало с толку. Эдгар приготовился к долгим и сложным разоблачениям, а тут все само раскрывалось как... как классическая ловушка.

- Да так, - тоже прямо сказал он, - я сразу узнал тебя, Оливия.

- Оливия?

- Предпочитаешь, чтобы я называл тебя Сией?

Она остановилась и посмотрела на него из-под своей черной, острым углом, челки.

- Нынче меня зовут Рохини. И мне это имя нравится. Если хочешь ладить со мной, Эдгар Оорл, зови меня только так.

- Ладить? - усмехнулся он.

- А к чему нам ссориться?

- Вот уж, действительно...

Бронированные двери раскрылись почти бесшумно.

- Ну вот, - с жуткой улыбкой пригласила его Рохини, как будто была уверена, что он никогда не выйдет из этой западни.

Эдгар вошел в тускло освещенный зал, так же нудно выложенный кафелем. В зале было много саркофагов, подключенных к аппаратуре, штук двадцать. В каждом лежало обнаженное человеческое тело. Тело царицы Нормаах.

- Так много?! - потрясенно проговорил он.

- Грэф не любил рисковать.

- Так это все... про запас?

Рохини усмехнулась.

- Можно считать, что так.

- О, дьявол...

- Он действительно дьявол. Посмотри: восемнадцать физических тел, генетических васков, вполне взрослых, но совершенно обездушенных. Они пусты. Восемнадцать шикарных, долгосрочных скафандров для погружения в плотный мир.

- И один из этих скафандров - твой?

- По-моему, не самый худший, а?

Она стояла, распахнув халат, выпятив грудь, отставив ножку, сунув руки в карманы летних брюк. Пожалуй, Оливия никогда не была так хороша, как эта стерва.

- Но как это возможно? - спросил Эдгар, - насколько я знаю, эрхи могут вселяться только в новорожденных младенцев, блокируя память под ключ. Так с тобой и было в первый раз. Но во взрослое тело?

- Вселиться можно в любое тело, которое пусто. Которое только тело и ничто больше. Эрхам просто не приходило в голову этих младенцев выращивать. Грэф попробовал, у него получилось.

- У него, я смотрю, все получается, - проворчал Эдгар.

- Может, и не все, - усмехнулась Рохини, - но тебя он, кажется, переиграл.

- Ты называешь это игрой? Я вечность простоял в безвременье и лишился любимой женщины.

- И что?

Она продолжала глядеть на него с насмешкой. Чудовищная женщина, убивавшая свою родню. Сама дважды убитая и восставшая из пепла. Разве могла она принять всерьез чужую боль?

- Да ничего, - буркнул Эдгар, - мне плевать на Грэфа. Мне интересно, что задумала ты.

- Поверишь? - мило улыбнулась она, - ни-че-го. У меня уже все есть. Все, что мне нужно.

- Не-по-ве-рю, - тут же ответил он в том же духе.

- А зря! Видишь ли, я ничего не скрываю и предлагаю жить дружно. Не будем друг другу мешать. У вас свои дела, у меня - свои. Вы на Пьелее, я - на Земле. Если бы не ошибка с твоей Аолой, вы бы никогда про меня и не узнали.

- Но ошибка все-таки вышла.

- Да. Вышла. Одна на миллион! Ошибки нужно признавать. Силу соперника тоже. Я это признаю, Эдгар Оорл.

Она как будто забыла, что Эдгар эксперт.

- А как же Руэрто? - спросил он, прислушиваясь к ее чувствам, - тебе до него нет дела?

Как ни странно, мадам осталась довольно спокойна, но предусмотрительно отошла подальше. Она стала прогуливаться между саркофагами, почти вульгарно раскачивая бедрами.

- Ты преувеличиваешь силу материнского инстинкта.

- Тебе даже не хочется его повидать?

- Зачем?

- А Ольгерда Оорла?

Тут она спокойной остаться не смогла. Эдгар почувствовал просто бешеный выброс раздражения и злости. Наверно, Прыгуны бы увидели синее пламя вокруг нее, но он был слеп.

- Он все так же красив, этот любимец прекрасных дам?

Улыбалась она по-прежнему, холодно и фальшиво. Челка скрывала один глаз, но другой метал молнии. Никакой любви к своему божеству у нее явно не осталось, зато ненависти было через край.

- Постарел немного, - сказал Эдгар.

- Так ему и надо, - усмехнулась Рохини, - человеческий век короток. Скоро он совсем одряхлеет. Что может быть противнее дряхлого мужчины?... К тому же меня, да будет тебе известно, больше привлекают женщины. И всегда привлекали. Теперь я могу пользоваться этим в полной мере. Так зачем мне какой-то Ольгерд Оорл?

- Действительно, - проговорил Эдгар, нервно предполагая, осталось ли что-то в этой мадам от Оливии или нет, - а Льюис Оорл? - спросил он на всякий случай.

- Нашел, о чем спрашивать! - пожала плечом Рохини и вдруг закашлялась.

С виду ей было все равно, но он почувствовал вдруг тоску, щемящую тоску, от которой сдавило горло. И нежность. Когда-то она сидела у него в кабинете, заумная толстушка в мужских ботинках и мучилась от неразделенной любви к прекрасному юноше. Эдгар тогда вошел в нее без спроса и почувствовал вот эту самую тоску.

- Льюис теперь директор Центра Связи, - сказал он.

- Знаю, - сдавленно отозвалась Рохини.

- Не женат.

- Тоже знаю.

- Наш Льюис - само совершенство, - подогревал он ее пыл.

- И это тоже правда, - через силу улыбнулась мадам.

- И ты хочешь сказать, что он тебе не нужен?

- А почему он должен быть мне нужен?

- Да потому что ты больше Оливия, чем Сия!

С минуту они стояли в полной тишине, только пощелкивали хронометры, и шуршала вытяжка.

- Конечно, больше, - наконец согласилась она, - именно поэтому я предлагаю вам мир. Я уже не та злобная, мстительная старуха, помешанная на Ольгерде Оорле. Я окончательно переключилась на женщин, так что никто из красавцев-Прыгунов меня не интересует. Из уродов, типа тебя - тем более. Приходи завтра в офис, забирай документы, забирай свою зеленую куклу и проваливай. Давай расстанемся по-хорошему, Эдгар Оорл.

Он никак не мог придти в себя от этой беседы. Солнце палило нещадно, песок забился даже в рот. Он перевернулся на спину и чуть не ослеп от яркого света.

- Послушай, Вилена, я правда урод?

- В каком месте? - засмеялась соседка.

- Ну, не знаю...

- Ты из тех уродов, которые всегда будут нравиться женщинам.

Она наклонилась над ним совсем низко, полураскрыв губы.

- А... а где Аола? - спохватился он.

- Уплыла на середину озера.

- Предупреждаю: я из тех уродов, которых безнаказанно целовать нельзя.

- А я из тех женщин, которые не боятся никакого наказания.

Роман с соседкой в его планы не входил. Женщины давно уже не входили в его планы.

- Кто-то говорил, что любить мужчин - это тяжелая работа, - напомнил он после долгого горячего поцелуя на палящем солнце.

- Разве? - лукаво улыбнулась Вилена, длинные белые волосы щекотали его живот.

- Ну да. И что после мадам Рохини ты любить уже никого не можешь.

Она резко нахмурилась.

- Чем ломаться, ты бы лучше доказал мне обратное.

- Никогда не думал, что мне и тут с ней придется соперничать!

Сначала он сказал себе, что это акт чисто информационный, надо же было знать, чему эта Рохини-Оливия учит своих сотрудниц, но потом понял, что просто соскучился по женскому телу. И по отдыху. Оказалось, что ничего плохого в этом нет. Все очень даже здорово.

- Знаешь что, папа! - заявила Аола за ужином, когда дед Ясон вышел.

- Что? - посмотрел он на нее с пучком лука во рту.

- То! И ты еще читаешь мне мораль! А сам?!

- Послушай, - сглотнул он, - ты, кажется, далеко плавала.

- Я потому и плавала, что все видела!

- Я совсем и забыл, что вы, лисвисы, дальнозоркие.

- Да? А про маму ты не забыл?

- Послушай, это уж слишком!

- Неужели эта белобрысая лучше мамы?

- Да никто и не сравнивает.

- Дед сказал, что ты на ней собираешься жениться.

- Это дед так шутит.

- Ничего себе, шутки!

Эдгару этот разговор все меньше нравился. Никаких видов на соседку он не имел, но за свои права надо было побороться.

- Я что, по-твоему, вообще не могу больше жениться? - спросил он с вызовом.

- Можешь, - заявила дочь уверенно, но облегченно вздохнуть не дала, - на лисвийке.

- Да-а-а?

- Да. На такой, как мама. На самой красивой. А не на какой-то бледной земной поганке!

- Послушай, - нервно усмехнулся Эдгар, - ты хоть помнишь, что я не очень-то лисвис? Совсем, можно сказать, не лисвис?

- Ну и что, - надула губы Аола, - ты был наш. А теперь решил к своим перекинуться?

- Я и так ваш, Аола. О чем ты?

- Конечно! У тебя будет белая женщина, белые дети... А мы куда? По боку?

«Вредно посвящать себя детям без остатка», - подумал он обреченно, - «очень вредно».

- А на лисвийке мне жениться все-таки можно? - спросил он осторожно.

- Можно, - великодушно сказала дочь, - но на самой достойной!

- Ну, еще бы! - усмехнулся он, - иначе будет не канонично!

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии