Дороги Малого Льва

- Господин, там какие-то женщины, - сообщила Кая недовольно, - говорят, что жрицы.

- Убери со стола, - распорядился Нрис и сам отправился к воротам.

На закате в саду было еще жарко. Не доходя до ворот, он разглядел за оградой три женские фигуры в черных балахонах. Одной из них была старшая жрица Гева собственной персоной.

- Не ожидал, что вы прилетите самолично, - признался он, пропуская женщин на садовую дорожку.

- Это слишком важно, - со всей серьезностью ответила она.

Игра продолжалась. Руэрто проводил их в дом, объяснил, что у него три этажа и тридцать комнат, не считая террас, балконов и бассейнов.

- Где вы бываете чаще всего? - спросила Гева деловито.

- В спальне, - усмехнулся он, увидел, что не понят, и добавил, - в бассейне и в летней гостиной.

- Пройдемте пока в гостиную.

Девушки приступили к ритуалу: раскурили благовония, достали чаши, наполнили их из своих сосудов и кисточками стали разбрызгивать жидкость по углам. Гева только следила за ними. Потом взгляд ее упал на статуи. Одна изображала скучающего бога Дриола, другая бегущую нимфу Фетну.

- Пожалуй, я бы развернула нимфу. Она должна убегать от такого скучного типа.

- Нет уж, - улыбнулся Руэрто, - пусть она лучше к нему бежит.

- Здесь нужна подсветка.

- Подсветка есть. Но я слишком люблю закат. Естественные краски ничуть не хуже.

- Вы правы.

Потом она подходила к каждому букету, внимательно рассматривая их. А Нрис рассматривал ее. Его занимал только один вопрос: Сия это или не Сия? Мать обожала скульптуру и прекрасно разбиралась в ней. Она же приучила его к изобилию цветов в доме.

- Больше всего вам нравятся розы, - сказал он уверенно, - пурпурные розы. Я угадал?

Гева вздрогнула, но тут же вежливо улыбнулась.

- Почти... мне очень нравятся вот эти, но я не знаю, как они называются. Никогда таких цветов не видела.

- Они с Ведерры. Там очень жарко, но к полюсам попрохладнее. Я выкопал куст, и он, как ни странно, прижился у меня в саду. Правда, пришлось повозиться.

- Вы так любите растения?

- Я люблю все красивое.

Жрица посмотрела с одобрением. Может даже, с материнской нежностью. Она не хотела ничего плохого, но от этого взгляда почему-то мурашки пошли по коже. Девушки продолжали опрыскивать и окуривать дом. Она не обращала на них никакого внимания.

- Где же ваши картины, Руэрто? Могу я взглянуть?

- Конечно.

Все картины, которые любила мать, он сжег вместе с домом. Тогда он думал, что никогда не вернется к этому образу жизни, что всё в прошлом, всё - только пепел. И даже не заметил потом, когда всё это вернулось. А теперь вернулась и она. Или не она?

Больше часа он водил ее по комнатам. Она ступала уверенно как хозяйка. Рассматривала его жилище как приемная комиссия круговую установку в Центре Связи, как будто решая: достоин он или не достоин быть отцом нового бога.

- Ваши служанки всегда ходят полуголые? - вдруг спросила она строго.

- Всегда, - ответил он, - и что?

- Надеюсь, вы не забыли, что вам необходимо двухнедельное воздержание? Думаю, это осложняет вам задачу.

- Скажу вам по секрету, - наклонился он к ее маленькому уху, - у меня колоссальная сила воли. Если надо, я и три недели выдержу.

Гева посмотрела на него и улыбнулась наконец как нормальная женщина, совершенно непохожая на Сию.

- Неужели такое возможно?

- По-моему, невозможное уже происходит.

- Знаете, Руэрто, по-моему, вы несерьезно к этому относитесь. Вы даже не представляете, насколько это важно для всех.

- Попробуйте меня убедить. Честно говоря, я вам слабо верю.

Она кивнула.

- Я понимаю. Все это неправдоподобно. И мне трудно что-то доказать. Но что же тогда заставило вас согласиться?

- Предсказание, - признался он.

- Какое?

- Одна мудрая женщина сказала мне, что моей женой будет жрица Термиры. Правда, я никак не думал, что это сбудется.

- Поэтому вы и согласились жениться не глядя?

- Почему не глядя? Я все рассмотрел.

Гева взглянула на него почему-то с жалостью, как будто он чего-то главного в жизни не понимает.

- И вам не важно, как она к вам относится?

- Ко мне все женщины относятся одинаково, - усмехнулся Руэрто.

- Вот как?

Он смотрел ей в глаза, зеленые, незнакомые, пугающие.

- Кроме одной. А она всегда такая разная...

Зрачки ее расширились.

- Почему вы говорите о ней в настоящем времени?

- О ком?

- Ведь вы имеете в виду свою мать?

- Конечно.

- Но она мертва.

- Здесь. Но не там.

- Она мертва и там. Эрхи приговорили ее к стиранию личности. Сии Нрис больше не существует.

- А кто вам это сказал?

- Термира.

- Богиня васков спускается на грешную землю?

- Не она спускается. Я поднимаюсь к ней. И я точно знаю, что Сия Нрис осталась только в прошлом.

Сначала он почувствовал облегчение. Эта женщина не Сия. Только похожа. Потом вдруг подкатила удушающей волной тоска. Неужели это действительно так? Сия мертва. Матери больше нет нигде! Нет единственной женщины, которая его любила, не считая, конечно девочку Одиль. Как же без этого жить? И с кем он тогда мысленно разговаривает все это время?

- А вы безжалостны, - сказал он, по-прежнему глядя ей в глаза.

- Почему?

- Разве не понятно? Кажется, речь идет о моей матери.

- Которую вы сами и убили. Я думала, что наоборот только успокою вас.

- Меня не надо успокаивать. Кто я по-вашему? Маленький мальчик?

- Для меня - возможно, - вздохнула она.

Руэрто снова стоял в растерянности. Дама вела себя нагло. Как ни странно, он ей это позволял. Будь она помоложе, влюбился бы непременно в такую загадочную особу.

- Сколько вам лет, Гева?

- Много. Гораздо больше, чем вам.

Наверно, это был бестактный вопрос, но он собирался задавать ей еще много вопросов.

- Где вы предпочитаете ужинать: в столовой, на террасе или в саду?

Строгий взгляд потеплел.

- Это не имеет значения.

Закат догорел и растворился в синеве летней ночи. Весь дом пропах ароматом благовоний. Девушки наконец закончили освящение всех углов и были отпущены. Ужин был накрыт в круглой столовой. По стенам висели самые любимые его картины, а стол медленно вращался для их обозрения.

- У вас хорошо, - признала Гева.

- У вас тоже, - сказал он, вспоминая золотые пещеры, и задал еще один бестактный вопрос, - кто дает вам средства?

- Это наша тайна, - ответила жрица.

- И много у вас тайн?

- Много.

- А я так любопытен!

- Даже не знаю, чем смогу помочь, - улыбнулась она.

- Останетесь загадкой?

- Постараюсь.

- Тогда, может быть, я смогу вам помочь? Я ведь видел золотых львов. И львиц, родоначальниц вашего культа. Вам это должно быть интересно.

Гева даже вилку отложила после такого сообщения.

- Где вы могли их видеть?

- В прошлом, - сказал он.

- В прошлом?!

- Неужели вы не слышали эту историю времен вторжения?

- Я считала, что это просто выдумки.

- Это правда.

- Но это невозможно!

- Невозможно захватить планету, когда на ней девять Прыгунов, мадам. А это факт. Нас тут не было. Мы были в прошлом.

Гева явно заволновалась, на бледных щеках появился румянец.

- И как... как глубоко в прошлом вы были?

- В эпоху царицы Нормаах.

- И вы ее видели?

- Кого? Царицу? Нет. Но ее корабли уже пристали к берегу Навлании. Судя по раскопкам, она захватила эту страну. И наших золотых львов тоже.

С изумлением Руэрто заметил, что его гостья переходит в режим «синего луча». Вокруг нее запульсировало холодное синее пламя. Лицо, впрочем, оставалось спокойным и доброжелательным.

- И вы могли бы мне рассказать об этом?

- Я уже начал, - усмехнулся он.

История была длинной. Он говорил о золотых львах и следил за всполохами ее энергии. Очевидно, загадочная дама не подозревала, что Руэрто Нрис видит ее насквозь и уже знает, что за простую аппирку ей себя не выдать. Даже тут она напоминала ему Сию, только Сия вряд ли стала бы переживать из-за каких-то лесных охотников.

Кончилось вино, остыл кофе, растеклась по блюдцам клубника со сливками, бледный рассвет осторожно заглянул в распахнутые окна. За это время он понял, что Гева как-то связана с золотыми львами помимо своего культа, что, возможно, она тоже их генетический потомок, как и Прыгуны, и энергетика у нее соответствующая. И еще - она ненавидит царицу Нормаах. Непонятно за что, но ненавидит. От нее же самой ничего нового узнать не удалось.

- Я могу рассказывать долго, - решил он закончить этот разговор, - но, по-моему, вы устали. И мне с утра надо быть на раскопках.

- На раскопках? - округлила она свои зеленые глаза.

- Ну да.

- Вы будете в Каринграунгре?

- Где? - удивился он.

Гева слегка смутилась.

- Ну, в этом раскопанном городе.

- Никогда не знал, как это называется, - пожал плечом Руэрто, - но я буду именно там. Надо подстраховать археологов на опасном участке.

- А мне... можно взглянуть на этот город?

- Вряд ли я смогу водить вас там по залам...

Гева замерла в напряжении.

- Но ничего невозможного не бывает, - докончил он, - не так ли?

- Спасибо, - улыбнулась она довольно натянуто и взглянула на часы.

- Когда мы вылетаем?

Вообще он не любил летать по три часа, но подумал, что за это время они как раз могли бы выспаться.

- Прямо сейчас.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии