Дороги Малого Льва

Алеста тупо смотрела на старшую медсестру «Яблоневого сада», комкая в руках сверток с зефиром.

- К сожалению мы не можем вас сегодня пустить.

- Как же так? Я же ему обещала!

- Мальчику стало хуже.

- Тем более! Я ему нужна!

- Еще хуже, чем вы думаете.

- Еще?

- Мы предупреждали, что возможны осложнения.

- Могу я хоть посмотреть на него?

- До чего вы непонятливая!

Увы, она была совершенно бестолкова, когда дело касалось здоровья детей. Они болели всегда, с самого рождения. К этому Алеста привыкла. Но к тому, что жизнь их висит на волоске, привыкнуть еще не успела.

- Как же так? - думала она уходя, - еще на прошлой неделе мы с ним гуляли по парку, ели черешню, писали папе длинное письмо с рисунками...

Джаэко был старшим. Ему было шесть лет. Младшему исполнилось четыре, он лежал совсем в другом санатории, «Солнечной поляне», и брата почти не видел. Так уж случилось, что их разлучили с самого детства.

История, в общем-то, была обычная для многих аппирских мамаш. Дети рождались мутантами, болели, умирали. Где-то медицина была бессильна, а где-то просто не хватало денег. Самое же ужасное заключалось в том, что братья были как-то связаны между собой: один всегда чувствовал боль другого. Поэтому, когда одному было очень плохо, то второму наверняка тоже. Ее горе всегда умножалось на два.

- Не буду унывать, - решила она твердо, - все равно этим горю не поможешь, - лучше пойду завтра с утра поищу еще какой-нибудь приработок, суну этой медсестре в лапу, тогда она меня пропустит к Джаэко. Когда я рядом, он ни за что не умрет!

Вот с такими бодрыми мыслями Алеста купила газету с объявлениями, села в рейсовый модуль и принялась ее изучать. В основном требовались мужчины на тяжелую и грязную работу. «... и прочистить бассейн», - дочитала она с тоской. Чистить бассейны она не умела.

Почему-то никто не писал: «Требуется актриса на главную роль, высокая блондинка с голубыми глазами, с прекрасным голосом, со спортивно-трюковой подготовкой, похожая на несравненную Алесту Аллигри». Несравненная Алеста Аллигри тренировала толстых теток, развлекала их детей разными эстафетами и играми, шила, стригла, разносила, а по вечерам мыла чашки в кофейне.

В этом была великая ошибка мироздания, но она на этот мир не обижалась. Она шла по нему бодро и весело. У нее был Кед! И это было самое главное. Он был великолепен. Он был гениален. Он писал замечательные пьесы, до которых это мироздание пока тоже не доросло.

Кед был похож на большого ребенка, совершенно беспомощный и беззащитный, как все гении. Иногда капризничал, иногда бывал очень ласков, обижался по мелочам, потом заявлял, что не может без нее жить. Да она и так знала, что не может!

Квартиру они снимали на набережной. Кед любил запах моря и шум прибоя. Ему хорошо писалось в такой обстановке.

- Не буду ему говорить, что Джаэко стало хуже, - решила она, - а то расстроится и ничего не напишет. Лучше приготовлю ему ужин повкуснее.

Это была ее последняя наивная мысль за этот день и за всю жизнь. Кед стоял посреди гостиной в новом костюме, который она ему только что купила, и между двух чемоданов.

- Что это ты так рано? - явно смутился он.

- Так вышло, - проговорила она изумленно, - а ты куда собрался?

- Понимаешь... - он обошел чемоданы и присел на краешек стула, - мне тесно тут. Я задыхаюсь! Здесь нет никакого выхода моему таланту!

- И что? - обомлела она.

- Я улетаю на Землю, - объявил он наконец, - прости, Алеста, так больше не может продолжаться. Я должен расти!

Вообще-то он был высокий. И стройный. И с черными кудрями до плеч. Эти кудри и свели ее с ума когда-то.

- А на Земле твои пьесы будут ставить?

- На Земле тысячи театров, а здесь только три. Просто позор для нации! В этой дыре жить совершенно невозможно!

Очевидно, беда одна не приходит. Ребенок умирает, муж сбегает на Землю... Ложиться костьми на пути его таланта Алеста не могла.

- Хорошо, - сказала она, окаменев, - только почему ты не посоветовался, Кед? Все так неожиданно!

- В таких вопросах мне советчики не нужны. Это мое решение! Мое! И моя жизнь!

- Что ты кричишь? - пробормотала она, ей показалось, что сердце сейчас остановится, - конечно, это твоя жизнь. Я пыталась ее скрасить и не смогла. Возможно, на Земле тебе будет лучше.

Кед снова встал и посмотрел на нее виновато.

- Так я пойду?

Она была так потрясена, что перестала что-то понимать. Как в санатории у Джаэко.

- Иди.

- Ну... прощай?

- Прощай.

Он дошел до дверей, сутулясь под тяжестью чемоданов.

- Кед! - спохватилась она, - а как же ты полетишь?! У тебя же нет денег. Я вот заняла вчера у Сандры...

Он ссутулился еще больше, но даже не обернулся.

- Кед, - проговорила она с ужасом окончательного прозрения, - с кем ты летишь?

- С Барбарой, - буркнул он.

- С этой развратной земной режиссершей?!

- А ты святая! - все-таки обернулся Кед с перекошенным лицом, - аппирская мадонна с двумя больными уродцами! Я сыт твоей святостью по горло! От нее ничего, кроме долгов! Я терпел долго. Больше не могу!

Дверь за ним захлопнулась. Мир перевернулся. Алеста села на пол и неподвижно просидела так до самой темноты. Очнулась она от звонка.

- Ты где?! - возмущенно уставилась на нее Сандра, - я тут завертелась совсем!

- Извини, я сейчас приду.

- Ты заболела что ли?

- Нет-нет. Просто спала. И только что проснулась.

Сандра выглядела нервной и озабоченной. До закрытия они не смогли даже поговорить, просто бегали мимо друг друга из зала на кухню и обратно. Потом наконец освободились.

Подруга вышла из ванной, запахивая синенький халат. Сразу стало видно, как она похудела за последние дни.

- Ты просто таешь, - заметила Алеста, - что с тобой?

- У меня крупные неприятности с этим ящиком. Влипла по самую макушку.

- Ты же умеешь выходить из положения.

- Попыталась. И влипла еще больше. Это какой-то кошмар...

- А у меня тоже неприятности, - призналась наконец Алеста, - в общем, ты была совершенно права. Абсолютно.

Сандра нахмурилась.

- В чем дело?

- Кед бросил меня. Сбежал на Землю с режиссершей. Ты бы только видела эту дуру!

- Ну! - подруга вздохнула с облегчением, - это-то как раз хорошие новости!

- Ты думаешь?

- Я давно этого ждала. Наконец-то ты освободилась от своего кровососа.

- Заявил, что я аппирская мадонна с двумя уродцами. Представляешь?

- Подонок. Как будто это не его дети!

- Да он их и не хотел. Он думал, что я пересплю с главрежем и стану ведущей актрисой, чтобы протаскивать его пьесы. Я ведь была перспективной... А я вместо этого родила Джаэко. И вся моя карьера пошла крахом.

- Все самцы одноклеточные. Но твой еще и паразит.

- Хватит, - уверенно заявила Алеста, - теперь я буду паразиткой.

- Ты? - с сомнением посмотрела подруга.

- Да я. Теперь найду себе богатого, и пусть он обо мне печется. И к черту всякую любовь!

- Ты из одной крайности кидаешься в другую, Алеста. Можно просто быть независимой.

- Это тебе можно. Ты сильная. А я найду себе богатого дурака, очень богатого, и пусть он за все платит! В конце концов, мне надо детей вылечить. Почему я раньше этим не воспользовалась, не понимаю?

- Знаешь, богатые дураки тоже на дороге не валяются.

- Ничего. Была бы цель!

- Ну что ж, ты у нас красивая.

- Была. И стану. И ни одного паразита к себе близко не подпущу.

Когда она так яростно говорила, боль отпускала. Всех мужчин хотелось топтать и использовать. Сандра принесла бутылку «Сладких грез» из своих запасов.

- Давай выпьем, детка. Что-то меня тоже знобит.

- Я поживу у тебя, можно? - спросила Алеста, сникая, - дома так больно... да и зачем мне теперь снимать такую дорогую квартиру?

- Живи, конечно. Но я сама не знаю, что тут будет через две недели.

- А что тут может быть?

- Порошок-то кончается. Странные к нему привыкли. Понимаешь?

Чужие проблемы доходили до Алесты с трудом, она вся была в своих.

- Ну и что? - пожала она плечами, - отвыкнут. Жили же как-то раньше?

- Да в том-то и беда, что они не наши. Не аппиры они.

- А кто же?

- Самой хотелось бы знать, что это за твари. У них энергетика огромная, как у Прыгунов. Представляешь, как они могут быть опасны?

- Ничего себе...

Представить, конечно, было трудно. Все это казалось каким-то далеким и нереальным по сравнению с бегством Кеда и загубленной жизнью.

- А этот твой, в кепке, тоже опасный?

Сандра совсем побледнела и закусила губу.

- Он уже не в кепке, - вздохнула она, - он в голубом кителе с золотыми нашивками. Весь сияет и сверкает... Ольгерд Оорл его зовут.

- Ольгерд Оорл?! - чуть не подпрыгнула Алеста, - в самом деле?! Ты подцепила земного полпреда, Сандра?!

- Да никого я не подцепила!

- Брось! Он же к тебе приходил, я видела!

- Сегодня ко мне, завтра к другой... хобби у него такое, понимаешь? Жену посадил дома под замок, а сам шляется по аппирским кабакам и думает, что никто его не узнает.

- А ты как узнала?

- Пошла в Центр Связи. Хон меня послал передать сообщение насчет ящика. Вот и встретились!

- Черт возьми, вас просто судьба сталкивает.

- Какая судьба! - совсем разозлилась Сандра, - ему нужна или богиня или шлюха. А я ни к тем, ни к другим не отношусь.

 - Влюбилась ты, однако, по уши, - заметила Алеста.

- Я?!

- Ну не я же! У меня-то вся эта дурь уже в прошлом.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии