Дороги Малого Льва

- Ты как всегда права, мама, - сказал Руэрто, укладывая традиционный букет на гранитную плиту, - никто меня не любит, кроме тебя. Разве что девочка Одиль. Но она ребенок. Ребенок, которого мне никто не отдаст...

Было тихо и солнечно. Было тоскливо и пусто на душе. Иногда он не верил, что матери нет. Он просто чувствовал ее присутствие рядом. Это было необъяснимо, нелогично, истерично, но ему постоянно казалось, что она за ним наблюдает. Эрхи уверяли, что уничтожат ее как личность. Нрис же знал, что она существует. И существует где-то рядом.

Он не говорил об этом никому, даже Ольгерду. Его снова назвали бы маменькиным сыночком и предложили попить успокоительного. Индендра не любили вспоминать свои нарывы. Они даже Рицию умудрялись десять лет прятать от посторонних глаз, чтобы сохранить видимость благополучия. Что уж говорить про Сию!

Однажды он не узнал ее. Он сидел вот так же у могилы, разговаривал с ней, а мать стояла у него за спиной в облике Оливии Солла. Он обернулся и увидел только красивую девушку в черном плаще с мрачными глазами. А это была она! Как он мог не узнать? Как он мог не почувствовать тогда ее возвращения? Неужели в самом деле верил, что она его когда-нибудь отпустит?

Руэрто вспомнил об этом и зачем-то обернулся к той рябине, под которой стояла тогда Оливия. Сердце на секунду остановилось. Невероятным образом все повторялось!

Под рябиной стояла женщина в черном. Стояла и смотрела на него. Он хотел встать и подойти поближе, но ноги почему-то не слушались.

- Мама? - прошептал он потрясенно.

Балахон на ней был длинный и широкий. Красное ожерелье из плодов шиповника свисало до самого живота. Мелко завитые черные волосы образовали бы огромную копну, если бы не были туго увязаны и заколоты. Лицо не молодое и не старое, без возраста, глаза светлые, кажется, зеленые.

Они посмотрели друг на друга. Ощущение было такое, словно прямо в грудь сунули горящий факел. Потом она развернулась и пошла прочь, подметая своим длинным балахоном пыль кладбищенской дорожки. Бежать за ней не было никаких сил. Руэрто сидел потрясенно и пытался понять, что же это было на самом деле? Сон? Галлюцинация? Его глупая фантазия? Просто случайная женщина? Или настоящая Сия Нрис?

В том, что это не галлюцинация, он скоро убедился, хотя реальность оказалась не менее абсурдной. На дорожке к нему подошли две девушки в таких же черных балахонах и с ожерельями из желудей.

- Господин Нрис, - сказала одна, смущенно улыбаясь, - мы жрицы Термиры. Мы должны кое-что сообщить вам. Очень важное.

- Жрицы кого? - уставился он на одну, потом на другую.

- Термиры, - внятно повторили обе.

- Все шутки шутите? - усмехнулся он, - культ Термиры был у золотых львов сорок тысяч лет назад. Все золотые львицы вымерли. Вы-то тут при чем?

- Традиция осталась, господин Нрис. Мы храним ее.

Звучало это совсем невероятно, если вспомнить, что даже планету пришлось менять. Как могли сохраниться какие-то традиции с той далекой эпохи? И к чему теперь возрождать давно забытый культ?

- И что вы мне должны сообщить? - спросил он насмешливо.

Девушка повыше посмотрела на него честными голубыми глазами. У львиц глаза были серо-зеленые, лесные. Она не могла быть одной из них, хоть и носила желуди и рябиновые бусы.

- Старшая жрица Гева хочет поговорить с вами. Она сама все скажет, когда вы придете в Святилище.

- А я должен придти Святилище?

- Это очень важно, господин Нрис.

Во всяком случае, это было любопытно.

- Это та, что под рябиной стояла?

- Мы не знаем, кто там стоял, господин.

- Та-ак... И где ваше Святилище?

- В горах. Мы вас проводим.

Потом он и сам удивлялся, что так быстро согласился на эту авантюру. Наверно, всему причиной была эта женщина у могилы. Хотелось увидеть ее снова и убедиться, что это не Сия.

Около часа они летели на северо-запад, в сторону Львиных гор. Города и поселки быстро закончились, внизу расстилались необжитые просторы брошенной когда-то планеты.

- Далеко забрались, - заметил Руэрто.

- Но мы хотя бы в настоящем, - заулыбалась рыженькая девушка, а голубоглазая взглянула на нее строго.

- Хорошо, что в настоящем, - усмехнулся он.

И все же на мгновенье, когда приземлились, ему и правда показалось, что его завезли в далекое прошлое. Он увидел лесные домики, кружком стоящие вокруг центрального костровища и спрятанные под тенью высоких сосен. Возле домиков стояли молодые девушки в льняных платьях и в веночках из полевых цветов, с жадным любопытством глядящие на него. Все они были, как на подбор, хороши и гармонично сложены. Мужчин не было.

- Я Чера, - подошла к нему женщина постарше, - пойдемте, я провожу вас.

У этой глаза были лесные, зеленовато-серые. Голодные глаза, давно не видевшие мужчин. Кажется, в этом женском общежитии были свои проблемы.

- Пойдемте, - сказал он.

Тропинка привела к скале. За расщелиной оказалась пещера. За пещерой оказалась другая пещера, огромная как зал, ярко освещенная и полностью отделанная цветным стеклом и зеркалами. Из лесной были Руэрто как-то сразу попал в сказку. Судя по всему, жрицы Термиры не бедствовали!

Чера удалилась. Из узкой двери вышла Сия. Или та, что он принял за Сию. Женщина с кладбища. Здесь она именовалась старшей жрицей Гевой. Платье на ней было черное, накидка тоже, черные волосы мелко завивались, образуя копну. Ни ее красоты, ни возраста он не оценил, он слишком в глубине души ее боялся. Скрывая смущение, пришлось усмехнуться.

- Сколько еще сюрпризов может быть на Пьелле!

- Здесь нет никакого сюрприза, - мягко сказала старшая жрица, голос был приятный и обволакивающий, - все официально. Мы имеем разрешение на создание женской колонии от господина Кера. Это ведь наша планета, не так ли?

- Разумеется.

- Прошу вас, идемте.

Зал сменился другим залом, не менее великолепным, затем следующим. Ему как будто специально демонстрировали свою роскошь. Руэрто запутался в сложных переходах из пещеры в пещеру, удивляясь в душе, кто все это отделал, на какие средства и где взял технику. Древностью тут и не пахло, все блестело новизной.

- Если вы хотели меня поразить, то вам это удалось, - признался он в маленькой пещерке с водоемом, буквально уставленной горящими свечами, - у вас тут город под землей!

Воск причудливо стекал прямо по каменным стенам. Вода была рыжеватая, к ней вели гладкие каменные ступени.

- Мы жрицы Термиры, - спокойно ответила его проводница, - слышали о такой богине?

- Да, - усмехнулся он, - столетий четыреста назад. Ричарду Оорлу она вернула молодость. А мне обещали... впрочем, это не важно...

- Вы тоже бог, Руэрто, - серьезно посмотрела на него Гева, - вам кажется, что именно вы, Прыгуны, отвечаете за эту планету, за ее развитие и безопасность. Но это не совсем так. Жрицы Термиры тоже делают свое дело.

- Какое? Молитесь и потрошите жертвы?

- Молимся. И приносим жертвы. И еще многое другое. Наша задача предвидеть будущее и сообщать вам об опасности.

Нрису все-таки пришлось стать серьезным.

- Вы хотите сообщить мне об опасности? - спросил он.

- Нет, - Гева покачала пышноволосой головой, - на этот раз нет.

- Вот как?

- У меня хорошая новость. Только, прошу вас, отнестись к ней с пониманием.

- Этого не обещаю, - честно признался он.

- Давайте сядем, - предложила жрица как-то осторожно.

- Думаете, я упаду, когда узнаю? - снова пошутил он.

- Лучше сесть, - все так же серьезно ответила она.

Лавочки были деревянные и пахли свежим лаком. Было тихо и таинственно, желтоватая вода морщилась от падающих капель, обтекали по стенам свечи.

- Термира сообщила нам, что скоро на Пьелле должен родиться новый бог, - сверкнула зелеными глазами Гева, - он будет прекрасен и добр, могуч и умен, он будет тем, кого наша многострадальная планета так давно ждет. И мы, жрицы Термиры, должны помочь ему придти в этот мир.

- Красивая сказка, - кивнул Руэрто, - что дальше?

- Мы определили по звездам и воде точную дату его рождения и дату его зачатия. Но самое главное... - жрица посмотрела ему в глаза, - что отцом этого ребенка будете вы.

Все-таки женщинам он прощал любые недостатки, даже вот такие выдумки.

- Я могу породить только монстра, - сообщил он насмешливо, - это не говоря про мою «божественную» красоту. Вы где-то обсчитались в своих звездах, Гева.

- Мне очень важно доказать вам обратное, - вздохнула она, - от этого очень многое зависит. Я не могла ошибиться, Руэрто. Ваш сын не будет монстром. Он будет новым богом. Если вы, конечно, захотите.

- А если нет?

- Тогда вся история планеты пойдет по-другому.

Одно радовало. Если шли такие разговоры, вряд ли эта женщина могла быть его матушкой. Она просто приглядывалась к нему на кладбище, как к будущему производителю божественного потомства.

- История планеты - это дело нешуточное, - улыбнулся он, - я должен подумать.

- Конечно, - до отвращения серьезно согласилась Гева, - а я пока покажу вам девушку, которую мы выбрали на роль матери.

- Ах, ну да, нужна еще и девушка! - вспомнил он.

- Аурела - наша жрица. Она молода, красива, совершенно здорова. К тому же девственна.

- Мне что, придется на ней жениться?

- Это как вам будет угодно. Ее задача - родить нового бога.

- Понятно.

Все это казалось ему каким-то розыгрышем или недоразумением. Но посмотреть на красивую девушку, которая готова не глядя с ним переспать, было любопытно.

- Она блондинка или брюнетка?

- Сейчас увидите.

Гева встала, жестом приглашая его следовать за ней. Они поднялись вверх по наклонному узкому коридору и, в конце концов, очутились в просторной голубой пещере, на балконе, почти под самым сводом. Внизу сияло бирюзовое озеро. В озере купались девушки.

- Вон та, - указала рукой старшая жрица.

С любопытством Руэрто наклонился вниз. Глаза разбегались от обилия молодых обнаженных тел. Женщины всегда были для него прежде всего телами, красивыми и дорогими игрушками, упакованными в соблазнительную мякоть.

Аурела и правда была хороша. Его не обманули. Все было на месте: и высокая грудь, и узкая талия, и круглая попка.

- Ну, как? - спросила Гева с неуловимой полуулыбкой.

Всего два коротких слова, но он снова вздрогнул. Таким тоном когда-то мать предлагала ему своих лучших служанок: немного с гордостью, немного с презрением, и немного с ревностью. И все было именно так, еле уловимо.

Гордиться Геве было чем - ее жрица получила бы приз на конкурсе красоты. Презрение тоже было объяснимо - она сводила их как двух породистых свиней. Но откуда взялась ревность, если она ему не мать? Или ему опять просто показалось? Просто одна женщина всегда ревнует к другой, более молодой и красивой.

- Вы меня убедили, - сказал он, внимательно глядя на нее, - на такой русалке я готов даже жениться.

- Но... я же говорила, что это совсем необязательно.

- А как иначе? Ребенок будет жить со мной. Было бы жестоко разлучать его с матерью. Тем более с такой красивой матерью. Разве нет?

Он усмехнулся, а старшая жрица почему-то побледнела.

- Что ж, я рада, что все так складывается, - севшим голосом проговорила она.

Потом они вернулись в пещеру со свечами. Руэрто сел, скрестив руки на груди. Ему почему-то казалось, что он здесь уже давным-давно и потерял чувство реальности.

- Значит, вы согласны, - торжественно сказала Гева, - это очень важный момент в истории вселенной.

Для Руэрто это пока была лишь игра.

- Согласен, - подтвердил он.

- Тогда вам придется выполнить некоторые условия.

- Какие? - насторожился он.

- Зачатие должно произойти в новолуние, через две недели. За это время мы должны провести несколько важных очистительных обрядов.

- Ну, это, пожалуйста.

- А вам необходимо воздержание в течение всего этого периода.

- Что, целых две недели?! - ужаснулся Нрис.

- Да, все две недели, - подтвердила Гева.

- Последние пятьдесят пять лет мне такого не удавалось, - усмехнулся он, - я даже не пробовал.

- Неужели ради такой великой задачи вы не можете две недели потерпеть? - изумленно взглянула на него строгая жрица.

- Ради такой великой - смогу, - вздохнул он, - что там еще от меня требуется?

- Последние два дня вы проведете здесь, в домике у ручья.

- Хорошо.

- А завтра мои жрицы придут освятить ваш дом.

- Согласен. Если это не повредит моим картинам.

- У вас много картин?

- Много. Но ни одной я лишиться не хочу.

- За это не волнуйтесь, мы будем осторожны.

Свечи обтекали, звонкие капельки срывались с потолка в воду. Все было странно и нереально, как во сне.

- А могу я поговорить с моей будущей женой? - спросил он наконец.

- Пока нет, - покачала головой жрица, - мы должны ее подготовить, провести соответствующие обряды. Вы бог, а она всего лишь простая аппирка. Она должна стать достойной вас.

- О, Боже, как все сложно! - простонал Руэрто.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  

Комментарии