Бета Малого Льва

- Что ты делаешь, Оорл, - пытался образумить его Би Эр, - ведь это уже не та женщина, которая тебя любила. Она не в своем уме, она тебя не помнит, от нее даже оболочки прежней не осталось, одни глаза! Час! Да такого еще никто не выдержал! Ты хочешь умереть? Так объясни хотя бы, ради чего!

Кневх и Тапол вообще находились в полном шоке.

- Отправляйтесь домой, - сказал Ричард, - вас держать не будут. И вряд ли вы мне теперь понадобитесь.

Они стояли в розовых кустах, освещенных тусклой лампой, розы были как неживые.

- Я останусь с тобой, - сказал старик, - на всякий случай.

- Хочешь сказать, чтобы забрать мое бесчувственное тело?

- Твой труп, - уточнил Би Эр.

- Улетай, мне так будет спокойнее.

Маленькая обезьянка выпрямилась, с достоинством одергивая свой темно-синий сюртук.

- Я пока еще Прыгун, Оорл.

- Извини, - сказал Ричард, - если хочешь, конечно, оставайся.

Би Эр пошел проводить Тапола и Кневха. К Ричарду подошел Нугс и взглянул на него как на верного кандидата в покойники.

- Иди отдохни, - снисходительно заявил он, - наберись сил перед сеансом, сейчас из тебя и капли не выжать.

- Веди, - не стал возражать Ричард.

Трехрукий охранник вывел его из тропического сада в нормальный казарменный коридор, тускло освещенный длинными зелеными лампами.

- Тебе что, нравятся немые любовницы? - усмехнулся он.

- Почему немые?

- За полгода эта кукла не сказала ни слова.

Он что-то путал, еще два месяца назад Зела была счастливой женой Ольгерда... но это не имело сейчас никакого значения.

- Нравятся, - сказал Ричард, - немые, тощие и, особенно, бритые.

- А! Ну, здесь у тебя проблем не будет. Эта дура выбривает себе башку регулярно. Я пытался прятать бритву и ножи, так она это делает осколком стекла.

- Где можно прилечь? - спросил Ричард, скрипя зубами.

- За каждой дверью по комнате, - ответил Нугс, - выбирай любую.

Еще раз окинув Ричарда откровенно непонимающим взглядом, он удалился. Коридор был длинный и узкий. Двери ничем не отличались одна от другой. На полу под сапогами скрипела цементная пыль. Ричард шел и пытался осмыслить, что же произошло. Какая роковая цепь событий, какая сила привела его на эту планету, в это логово, в этот коридор и собирается теперь поставить точку в его жизни?

Неужели это конец? Для него, Ричарда Оорла? И все только потому, что когда-то давным-давно в номере с аквариумом он имел глупость зашвырнуть в угол рубашку и шагнуть навстречу одной прекрасной женщине. Что теперь могло быть важнее ее? Жизнь? Какая глупость...

- Ричард! - позвал его сзади знакомый тихий голос.

Он вздрогнул, резко обернулся, как ужаленный, и увидел тонкую фигурку Зелы в черном комбинезоне, с накинутым на голову капюшоном. Она больше ничего не сказала, только посмотрела выразительно, отвернулась и как тень неслышно заскользила вдоль стены. Он торопливо пошел за ней. Мысли путались. Но главное было то, что она его вспомнила, и что совсем не выглядела безумной, видимо, только притворялась такой. Бедная девочка, сколько же ей пришлось притворяться?

Сам не свой от волнения, Ричард свернул вслед за ней в совсем уж узкий коридорчик. Ему не терпелось расспросить ее, понять, что происходит, чего она хочет, и как, черт возьми, к нему относится.

Зела остановилась возле металлической двери, открыла замок, впустила его в крохотную комнатушку, больше похожую на тюремную камеру, чем на жилое помещение, забитую какими-то тумбочками и сейфами, с решеткой на единственном окне. Пахло цементом.

Она закрыла дверь, повернулась к нему и откинула капюшон. Ему хватило одной секунды, одного взгляда в ее несчастные, испуганные, изумленные глаза. Потом он уже целовал ее, держа в ладонях колючую бритую головку, гладя узенькую спину, сжимая худенькие плечи. Им много нужно было сказать, но они не могли разговаривать, они все время целовались. Как безумные. Как когда-то давно в прекрасном и солнечном Дельфиньем Острове.

Он целовал ее все время, даже не представляя, как от нее оторваться. И что теперь сказать, кроме пресловутого «люблю»? Все остальные слова выветрились. Он не видел, на что ее посадил, не помнил, кто кого расстегивал, они без конца целовались, а руки все делали сами, по привычке, по давно отработанной схеме. Только потом, испытав полный шок, они смогли опомниться и разъединить хотя бы губы. Он стоял, она, как оказалось, сидела на каком-то сейфе и была такая худенькая, что ее бедра умещались у него в ладонях.

- Ричард, что происходит? Откуда ты взялся?!

- С неба, - сказал он.

- Что ты задумал Ричард! Зачем ты хочешь меня выкупить?

- А ты еще не поняла?

Глаза у нее были испуганные. Он наклонился над ее ухом.

- Я люблю тебя.

Она покачала головой, как будто не хотела этого слышать, но он почувствовал, что ее горячая плоть снова сжимает его, как в первый раз.

- Я люблю тебя, - повторил он снова.

Каждое движение внутри ее тела доставляло наслаждение, на каждое движение она отвечала стоном. Они снова целовались, доводя друг друга до бешенства, пока совершенно ошарашенные не замерли.

- Господи, что мы делаем! - наконец опомнилась она, - пусти меня, сними меня... возьми вон там полотенце...

Зела торопливо застегивалась.

- Я ведь позвала тебя не за этим.

- Неужели? - улыбнулся он.

- Ричард! - она была серьезной, - я должна предупредить, чтобы ты не делал этого.

- Чего, детка?

- Не выкупай меня, Ричард. Ты просто погибнешь, это глупо и ужасно. И никому от этого лучше не будет: ни мне, ни тебе. Только Тостре.

- Это мы еще посмотрим, - усмехнулся он.

- Этого не будет, - сказала Зела, - я не хочу этого. И я не могу этого допустить.

Он предполагал, что она будет его отговаривать, не ожидал он только такого решительного тона, тем более от этого слабого запуганного существа, больше похожего сейчас на подростка, чем на взрослую женщину.

- Зела, я не самый слабый из людей, - сказал он.

- Ты не слабый. Но он - чудовище. И цена совершенно безумная. Он убьет тебя, Ричард.

Это прозвучало слишком мрачно.

- Ничего еще не случилось, а ты меня уже хоронишь, - попробовал он отшутиться.

Но Зела была серьезна, как никогда.

- Ты не знаешь его. А я знаю. И я много раз это видела.

- А я не видел. Очень, знаешь, любопытно.

- Он высосет тебя как бурдюк с вином, - с отчаянием сказала Зела, - а потом выбросит. Ты этого хочешь?

Угрозы стали его раздражать.

- Ну? Что еще ты мне скажешь? - усмехнулся он.

- Скажу, - Зела взглянула на него с вызовом, - просто обязана сказать: я не стою такой жертвы, Ричард. Зачем я тебе?

- Я люблю тебя.

- Тогда знай, - она отошла к окну и проговорила уже оттуда четко и ясно, - я тебя не люблю. И никогда не смогу тебя полюбить.

- Даже так? - не поверил он, но сердце сжалось, - тогда что это было?

- Сам знаешь что, - сказала она, опустив глаза, - мое тело хочет тебя, это верно, - но я люблю другого, Ричард.

Во всяком случае, теперь он не мог сказать, что он ее неправильно понял. Никаких недомолвок больше не было. Он подумал только, что он тоже когда-нибудь найдет этого эрха и свернет ему шею. И этого еще будет мало.

- Я не люблю тебя, - упрямо повторила Зела.

Все-таки она до мозга костей была аппиром.

- И поэтому я должен оставить тебя в этом гадюшнике? - усмехнулся Ричард.

Она посмотрела удивленно, чего-то так и не поняв.

- По-моему, это просто не твое дело, - заявила она.

Он отступил к двери и приоткрыл ее. Ему самому было странно, почему он так любит это невыносимое существо.

- По-моему, ты будешь ждать своего эрха до скончания века, - сказал он и хлопнул дверью.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии