Бета Малого Льва

Первым делом в глаза бросились огромные каменные стены. Замок Синора Тостры стоял в зеленой радостной долине, обезображивая своей громадой пейзаж. За изгородью был полный кавардак: ангары, казармы, сараи, будки, стоянки, подъездные рельсы... Ричарду показалось, что он во внутреннем дворе какого-то гигантского предприятия, построенного без генерального плана.

Кругом были понатыканы охранники с лучевым оружием наизготовку, их позолоченные каски сверкали на солнце.

- Кто летит?! - взвыл переговорник в модуле, - доложите!

- Это я, Би Эр, - закашлявшись, доложил седой дядюшка Леция.

- Кто с тобой еще?

- Ричард Оорл, и еще два аппира.

- Садитесь на главную стоянку, - велел голос.

- А они шутить не любят, - заметил Ричард.

- Это Нугс, начальник охраны. Тостра хорошо ему платит. А так - он полное ничтожество.

Модуль опустился перед главным корпусом. Корпус тоже напоминал большую многоэтажную казарму. Как только они вышли, к ним бросились охранники и расторопно их ощупали. Недоумение вызывал только браслет Ричарда.

- Это не бомба, - заверил он, - это переговорник.

Нугс вышел из подъезда, коренастый, плечистый, каменнолицый. Две руки его были свободны, третья держала лучемет.

- Идемте, - сказал он, - хозяин ждет.

В какой-то момент мрачные казарменные коридоры сменились роскошными покоями. Под ногами появились ковры, стены стали пластиковыми, по ним поползли цветущие лианы, защебетали птицы, зажурчала вода в фонтанчиках. Теперь Ричарду показалось, что он попал в тропический рай.

В центре огромного сада бил фонтан. Возле фонтана стояло нечто среднее между диваном и креслом, и в этом кресле сидело огромное бесформенное желе с отростками ручек и ножек и с острыми черными глазками.

Нугс поклонился. Гости тоже.

- Я утомлен, - лениво проговорила туша, - но я побеседую с вами, если вы со мной поделитесь.

- Конечно, - поторопился заверить его Би Эр, он был похож на маленькую, вставшую на задние лапки и одетую в бархатный сюртук обезьянку.

- Нет, - покачал заплывшим подобием головы Тостра, - зачем мне твой желтый кисель? Я хочу сиреневой энергии.

- Соглашайся, - шепнул Би Эр Ричарду, - он много не возьмет. А иначе просто говорить не будет.

- Хорошо, - сказал Ричард, - полминуты.

- Минуту, - упрямо заявила туша.

- Ладно. Можно нам сесть?

- Садитесь.

Напротив кресла стоял диван. На нем уместились все четверо. Ричард заставил себя не волноваться и расслабиться. Процедура была не из приятных, словно добровольно отдавался пауку.

- Ты мне мешаешь, - сказал Тостра обиженно.

- Сейчас, только усядусь.

Ощущение было такое, словно ему пустили кровь. Проткнули живот и потянули оттуда кишки и все содержимое, засасывая его в гигантскую воронку. Ричард смотрел на часы. Циферки мигали невыносимо медленно: 19, 20, 21... Тошнота стала нестерпимой, руки похолодели, в глазах встал туман. Он считал секунды уже в уме и, содрогаясь, думал, как же Конс выдержал полчаса такой пытки и еще ушел отсюда живым?

Тостра оказался точен. Через минуту он улыбнулся в свои надутые, как булки, щеки, настроение у него явно улучшилось.

- Люблю гостей, - признался он, - Эр, что-то ты целый год у меня не был?

- Я стар, чтобы ходить по гостям, - грустно сказал Би Эр.

- А лет двадцать назад ты еще был о-го-го!

- Шутка ли, двадцать лет?

Светская беседа была разбавлена угощениями, принесенными вместе со столиком. Тостра с удовольствием поглощал устриц, сам такой же бесформенный и скользкий, как они. Его хотелось выковырнуть из его защитного кокона, как из ракушки, проткнуть вилкой и перемолоть в безобидную кашицу.

- Послушай меня, - сказал ему Ричард, - на Наоле грядут большие перемены, и тебя они неизбежно коснутся, Синор Тостра.

- Каким образом?

- Мы провели достаточно экспериментов и выяснили, что аппирам необходимо переселиться на Пьеллу, на свою родину. Чтобы выжить, а не вымереть окончательно...

Тостра слушал внимательно, даже доброжелательно, обстановка казалась самой дружеской и радушной. Он рассматривал Кневха и Тапола, даже поспрашивал, как им там жилось без всяких удобств. Посочувствовал им снисходительно, потому что даже один день без горячей ванной представлялся ему чудовищным мучением.

- Ричард, - усмехнулся он, - мне хорошо и тут, - надеюсь, ты это понимаешь? Как вы собираетесь нас переселять? Чисто технически? Или собираетесь нам навязать свое социальное устройство?

- Собираемся, - сказал Ричард - покончить с рабством. Энергетическое рабство отпадет само собой. А другого мы не допустим.

Тостра пробуравил его маленькими злыми глазками.

- И это ты говоришь мне?

- Я ставлю тебя перед фактом. Пойми, это неизбежно. Тебе необходим постоянный приток невольников. Ты не можешь вариться в собственном соку. Если мы перевезем всех на Пьеллу, ты будешь обескровлен. Так что особого выбора у тебя нет. Лучше тебе поладить с людьми, Синор Тостра, тогда мы создадим для тебя на Пьелле приемлемые условия.

- Я пока еще не ссорился с людьми, - сказал Тостра, - но неужели ты думаешь, что я покину свой замок, распущу своих слуг, освобожу своих невольников, - и все только для того, чтобы переселиться на необитаемую неустроенную планету? Не думал, что люди столь наивны.

- Жизнь - это не только сидение в кресле и выкачивание энергии из окружающих. Тебе самому это еще не надоело? Когда у тебя появятся собственные силы, ты избавишься от ожирения и всех болезней, которые тебя мучают, тебе не понадобится ни такой замок, ни такой штат прислуги, ни армия рабов. У тебя есть шанс жить нормальной полноценной жизнью. Подумай, стоит ли его отвергать?

Бесконечная беседа длилась до вечера. Закатилось солнце, зажглись тусклые светильники в разных уголках тропического сада, под каждым светильником стояло по охраннику, смолкли птицы, кончились наконец устрицы... Ричард изнемог. Он долго рассказывал о Земле, о роковых ошибках человечества и его достижениях. Он даже говорил с этой самодовольной тушей о смысле жизни, но чувствовал, что все его слова ухают куда-то в бездонную яму. Тостра не столько не понимал, сколько не желал понять, что его спокойная размеренная жизнь, точнее, пародия на жизнь, кончилась.

Одного Ричард все-таки добился: они не поссорились, и он имел шанс уйти отсюда живым и увести своих друзей.

- Ты меня не убедил, - заявило это желе, служанка старательно вытерла ему вспотевший лоб, - еще неизвестно, когда начнется это переселение, и что получится из этой затеи. Я не хочу ссориться с людьми, но я их не боюсь. Мои рабы - это мои рабы. Они принадлежат только мне. Хочешь - выкупай. На это я согласен.

Ричарду как никогда хотелось его убить. Его спутники понуро сидели рядом с ним на диване, давно поняв, что все это безнадежно. У них, наверно, была только одна мысль: смыться отсюда поскорее от греха подальше.

- Выпьем, - предложил Тостра, - протягивая к столу толстую, как воздушный шар, руку.

Ричард разлил вино по бокалам. Вошли слуги с новыми подносами. Одна девушка выложила на стол фрукты, другая поставила бутылки с вином. Третья была не с подносом, а с тазом, она присела, разула этот пузырь и опустила в таз его распухшие ноги. Вид у всех трех был забитый, одежда черная и тоже какая-то казарменная. Та, что мыла ему ноги, вообще была обрита почти на лысо, как после тифа. Она была щемяще худа, словно узник концлагеря, шейка и бритый затылок беззащитные, спина узенькая, коленки острые, руки ее дрожали.

Его пронзила жалость. Он глотнул из бокала, не представляя, что же делать, как спасти всех этих несчастных девчонок, а заодно и мальчишек, и стариков, и детей. Ему на ум приходило только одно решение: убить этого упыря как можно скорее, отрубить голову у этого спрута, сосущего из всех энергию.

Девушка встала, комкая в руках приготовленное полотенце. Ричард заглянул ей в лицо и вздрогнул. Она была похожа на Зелу. Не на ту, что он встретил у Леция, прекрасную цветущую женщину со счастливыми глазами, а на ту, что Ольгерд привез с Пьеллы, худенькую, запуганную, несчастную и жалкую. Его словно ударило током. Девушка стояла, опустив голову, не глядя на него и не узнавая.

Он пытался понять, Зела это или не Зела, но она ни в чем ему не помогла, только комкала в руках полотенце.

- И сколько стоит такая девушка? - не выдержал Ричард.

- Смотря какая, - усмехнулся хозяин.

- Вот эта.

- Ну и глаз у тебя, Оорл! - Тостра усмехнулся, - сразу видно, разбираешься в женской красоте. Это очень дорогая женщина. Не смотри, что она не в своем уме, усохла и на лысо обрилась. Это роскошная женщина, я вообще не хочу ее продавать... не дрожи, Ла Кси, я тебя не отдам.

- Как она к тебе попала? - чуть не взвыл Ричард.

- Что ко мне попало - то мое, - самодовольно отозвался Тостра.

- Почему ты не хочешь ее продавать?

- Она мне самому нравится. Однажды я продал ее Консу, и потом сильно жалел об этом.

- А если... - Ричард внутренне содрогнулся, - я куплю ее за ту же цену?

Зела даже не пошевелилась, словно не о ней шла речь.

- Что ты, землянин? - издевательским тоном сказал Тостра, - Конс выкупал у меня красавицу с золотыми волосами и мягким телом. Он заплатил мне полчаса. А за этого лысого заморыша даже стыдно назначать такую цену...

- Сколько? - жестко спросил Ричард.

Тостра посмотрел на него и ответил не менее жестко:

- Час.

Ему показалось, что он услышал свой смертный приговор. Тостра умел торговаться. Было ясно, что он сразу оценил и возможности Ричарда Оорла, и его желание вернуть Зелу.

- Я согласен, - сказал Ричард.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии