Бета Малого Льва

Ингерда, захлебываясь слезами, собирала рюкзак. Не так уж много у нее было вещей, но, кажется, каждую она намочила. Всем было не до нее, Туки готовился к отлету, Конс занимался подготовкой переброски на Пьеллу, а отец, брат и Леций занимались поисками Зелы. Она с ее маленьким горем была просто нелепа на этой планете больших проблем. Принцесса улетала, так и не дождавшись своей сказки.

Все оставалось тут: безобразные аппиры с их гнойными язвами и лишаями, осенняя пожухлая трава, облетевшие голые деревья и киты, дружно плывущие куда-то в синем море.

- Не реви, - сказал заглянувший Ольгерд, - отец прав, - нечего связываться с аппирами.

- Ты так говоришь от злости, - всхлипнула она, - потому что Зела исчезла.

- Беги ты с этой планеты к чертовой матери, - устало сказал брат, - я бы тоже сбежал, да долги не пускают.

- А я не хочу! Почему он за меня решает?

- Потому что он командир.

- Неправда! Он просто расист! Помогает аппирам, а сам их презирает. Он и тебя отговаривал!

- И правильно делал, - зло сказал Ольгерд, - это я идиот, решил, что одной моей любви достаточно, чтобы изменить мир. И что теперь? Ни слова, ни записки, ни намека... Как будто я пустое место для нее.

- Ол, может быть ее кто-то украл?

- Из замка Леция? Не смеши меня. Все Прыгуны были в гостиной, кроме Би Эра. Би Эр божится, что ничего не знает. Не могли же ее вынести как куклу! И потом, в последние дни у нее было какое-то подавленное настроение. Я пытался дознаться, в чем дело, но, как всегда, тщетно.

Ингерда перестала всхлипывать.

- Может, ей не нравилось возиться с больными? Она такая нежная.

- Никто ее не заставлял. Сама вызвалась.

Они оба сидели унылые и опустошенные.

- Улетай отсюда, Герда, - с тоской сказал Ольгерд,- я так соскучился, что, наверно, пешком бы пошел через космос. Надоели эти рожи, осточертели эти инвалиды...

- Это у тебя пройдет, Ол, - попыталась она его утешить, - Зела еще вернется, и все у вас будет хорошо. Это у меня уже ничего не будет.

Ей снова стало жалко себя до слез. Она всхлипнула и отвернулась к окну.

Леций заглянул проститься только перед самым отлетом. Он был в чем-то серебристо-сером с засученными рукавами, в коротком черном парике. В руках у него были белые розы.

- Как на свадьбу, - усмехнулась сквозь слезы Ингерда.

- До твоей свадьбы они все-таки завянут, - улыбнулся он.

- Что могу я одна, - вздохнула Ингерда, - все против меня, даже ты. Ничего не поделаешь, кажется, я тут лишняя, - она вспомнила пригорок, их первую встречу и даже попыталась улыбнуться, - кто только будет бинтовать твою несчастную ножку?

- У вас уже зима? - спросил он вместо ответа.

- Да, - она коротко кивнула, - холодно.

- Смотри, не простывай там.

- Я закаленная.

Они смотрели друг на друга.

- Оставь мне что-нибудь на память, - вдруг сказал Леций.

- Оставлю, - охотно кивнула она, - только что?

Быстро расстегнув рюкзак, она стала выкидывать из него на кровать так тщательно уложенные вещи.

- Ерунда какая-то: белье, носовые платки, шарфик, носки... я же не брала с собой сувениров!

- Подари мне кепку, - усмехнулся он.

Кепка была желтая, но порядком выгоревшая.

- Хорошо, - улыбнулась она сквозь слезы, - протянула руки и надела кепку ему на голову.

Рассмотреть его она не успела, потому что они уже целовались. Как-то само собой получилось, что она просто растворилась в нем.

- Я не поеду никуда! - твердила она потом, стуча ему в грудь кулачками, - ну что ты молчишь?! Я же люблю тебя! Скажи, чтоб я осталась, и я останусь! Забери меня, спрячь меня, не отдавай меня, Леций, неужели ты испугался моего отца?! Ты же Прыгун, ты же такой сильный! Ну почему? Я не понимаю, почему!

- Тебе лучше улететь, детка, - сказал Леций.

- Как?

- Мне будет не до тебя.

- Но я не буду тебе мешать! Я, наоборот, буду о тебе заботиться. Как никто!

- Мне не нужна опека, - сказал он.

- Неправда...

- Пойми, девочка, - Леций посмотрел на нее с жалостью, - я вряд ли смогу ответить любовью на твою любовь.

- А зачем же ты так целовал меня? - ужаснулась Ингерда своей наивности.

- Это было затмение, - объяснил он.

У нее сердце сжалось от обиды в маленький болезненный комок, да так и не разжалось.

- Сними кепку, - сказала она холодно, - ты в ней как шут.

С отцом она простилась коротко, уже во дворе.

- Кажется, я жалею, что я твоя дочь, - сказала она ему.

- У тебя еще будет время обо всем подумать, - ответил он.

Ольгерд просто обнял ее на прощание и чмокнул в щеку. Вид у него был ужасный. Глядя на него, действительно можно было подумать, что с аппирами лучше не связываться. В любви они совсем не такие, как люди, и нечего их перекраивать по своему образцу.

Конс отвел ее в сторону и немного смущенно протянул ей маленькую шкатулочку, такую крохотную, что ее можно было зажать в ладонь.

- Это не очень отяготит твой багаж? - спросил он насмешливо.

- Это влезет в мою косметичку, - ответила она.

- Передай это, когда прилетишь, Флоренсии Нейл.

- А что там? Можно посмотреть?

Он покачал головой.

- Нельзя.

Она не обиделась.

- Хорошо, Конс. Не волнуйся, я передам. Ей показалось, что он еще что-то хочет сказать, но не решается.

- А на словах ничего не передать? - спросила она.

- Ни словах - ничего, - резко ответил он.

«Вот и у тети Флоры с ним ничего не получилось», - подумала Ингерда с досадой, - «это у нее-то, которая все знает и все может! Куда уж мне, сопливой девчонке...»

- Садимся! - крикнул Туки.

Она покорно села в модуль рядом с Расселом и бросила рюкзак между ног, а букет роз положила на колени. Леция даже во дворе не было. Он считал, что уже простился с ней, и умчался по своим делам. Его белый замок равнодушно взирал на нее всеми своими окнами, как одно большое существо со своими тайнами, один непостижимый монстр.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии