Бета Малого Льва

- Чушь, - заявил Конс, - она может метаться от одного хозяина к другому. Но что ей делать на болоте?

Они стояли во дворе возле авиетки, Леций уже сидел за рулем.

- Не спорь с Ольгердом, - сказал он в открытую дверцу, - это мы с тобой топчемся как слепые мамонты. А он видит. Лучше садись.

- Я-то сяду, - усмехнулся Конс,- только как мы будем ее делить?

- Совершенно идиотский вопрос, - сказал Леций, - сначала нужно ее найти.

- Если ты думаешь, что после нашей попойки что-то изменилось, то ты ошибаешься.

- Я оптимист, но не настолько! Садись или отвали от крыла. Мы взлетаем.

Конс уселся на заднее сиденье.

- Что-что, а проблемы создавать она умеет, - рассуждал он вслух, - но, по-моему, на этот раз она перестаралась.

- По-моему, это мы перестарались, - возразил ему Ольгерд.

Белый замок медленно уплывал вниз вместе со всеми своими пристройками, садами и огородами. Лес лежал по обе стороны двумя мантиями без конца и без края. Где-то на горизонте поднимались горы, встречающие тусклый осенний рассвет.

- Ла Кси всегда жила в выдуманном мире, - сказал Конс, - и грязное болото с ее фантазиями никак не вяжется. Или ты что-то путаешь, Оорл, или она сошла с ума.

- Не без твоей помощи, - напомнил ему Ольгерд.

- Что?! Без моей помощи эта неблагодарная дрянь жила бы у Тостры, как в тюрьме. Она попала к нему надежно. Можешь не сомневаться, кроме меня никто бы к Тостре не сунулся, даже твой обожаемый Леций. Потому что это не аппир, а огромная воронка, в которую стекаешь, как кисель. А у меня она жила как принцесса.

- Однако она боялась тебя панически.

- Ей казалось, что она попала в страну своих грез. Ей просто не хотелось возвращаться. Я знал, что рано или поздно она разочаруется. Идиотка... неужели она думала, что я заберу ее насильно!

- Послушай, - предупредил его Ольгерд, - я видел вашу сцену, она писалась на камеры. Не хуже, чем в фильме ужасов.

- Я был разъярен, - охотно согласился Конс, - озвереешь тут, когда хочешь помочь, а тебя представляют как чудовище! Это после того, что я для нее сделал... По-моему, она уже тогда была не в своем уме.

- Конс - субъект горячий, - усмехнулся за рулем Леций, - но забрать ее насильно он не мог. Это ни физически, ни энергетически невозможно.

Лес стал реже и мельче. Они подлетали к полосе болот.

- Садись на этой полянке, - посоветовал Конс, - дальше жижа. Только защитное поле от комаров не забудь.

- Какой же ты жадный, сосед, - засмеялся Леций, - даже крови пожалел!

- Твоей, заморыш, - уточнил Конс, - ты же здесь останешься.

Авиетка медленно опустилась на открытую всем ветрам полянку и увязла во мху. Ольгерд натянул сапоги и кепку, сунул в карман передатчик. Всепланетная сеть у них не работала, только локальные устройства недалекого радиуса.

- Сидите оба, - сказал он, - я сам разберусь.

- Пойдешь ко дну - не забудь нажать кнопку, - усмехнулся Конс, - может, и успеем тебя вытащить.

Было очевидно, что всю эту затею он считает сущим бредом и участвует в ней только из-за своей любви к приключениям и склонности к черному юмору.

- Будь спокоен, начальник, нажму, куда надо, - Ольгерд наглухо запахнул куртку и надвинул кепку на уши.

- Палку возьми, вон смотри, подходящая дубина торчит.

- Это, по-твоему, подходящая? Если только чтоб тебя по спине огреть, тогда, конечно.

Конс засмеялся.

- Вид у тебя, Оорл, как у диверсанта. Смотри, всех лешаков на болоте распугаешь.

- Не передеритесь тут без меня, - ответил Ольгерд.

- Мы дрались еще в утробе, - сказал ему Леций.

- Где?

- Этот негодяй на заднем сиденье - мой младший брат. Ты не знал об этом?

- Даже в кошмарном сне бы не увидел, - признался Ольгерд.

- Ничего подобного, - возмутился Конс, - я старший.

- Младший, - опроверг его Леций, - все Прыгуны родственники, Ол. Би Эр - наш дядя, Ру Нрис - наш племянник, а Азол Кера - троюродный брат по матери. Вот такая семейка мутантов. Не бойся, мы друг друга не убьем.

Они были совершенно разные. Один похож на ангела, другой - скорее на дьявола. Трудно было представить, что два эти существа находились в одной утробе.

- Разбирайтесь сами, - сказал Ольгерд, - кто тут младший, кто тут старший... у меня и без вас голова болит.

Он пошел прямо в чащу низкорослых кустарников, которые норовили непременно зацепиться за куртку и выколоть ему хотя бы один глаз. Он сопротивлялся этой дикости, как мог, пока не вышел на открытое место, залитое тусклым солнечным светом. Редкие деревца покачивались на ветру, шелестя засохшими листьями, под ногами был неустойчивый гамак из пожелтевшей, спутанной травы. Осмотревшись, он двинулся вперед.

Неясная тоска сжимала сердце. То ли пейзаж слишком напоминал земной, то ли грызли воспоминания. Тусклое белое солнце пряталось за облаками как в ячменном киселе, пахло илом и торфом.

- Ол, ты живой? - вякнул передатчик голосом Конса.

- Полет нормальный, - отозвался Ольгерд.

Звенела мошка, чавкала трясина. Сапог соскользнул с поваленного дерева, и Ольгерд одним коленом влетел в торфяную жижу. Брызги украсили и лицо, и кепку.

- Зела! - закричал он, поднимаясь, - Зела, ты где?!

Ему ответила тишина, вязкая как вата. Он шел и кричал снова. Он срывал горло, пока самому не стало смешно. Что происходит? Зачем он здесь пугает лешаков? И что ей делать на болоте?

- Клюквы хоть набрал? - не унимался насмешливый Конс.

- Огурцом закусишь, - ответил ему Ольгерд и отключил передатчик вообще.

Из одного болота он через сухой перешеек попал в другое. Там была такая же безрадостная картина. От тишины и однообразия пейзажей ему казалось, что он сходит с ума.

- Зела! - еще раз рявкнул он.

Вдалеке, в тумане, от чахлых кустов отделилась фигурка в длинном платье и спотыкаясь пошла к нему навстречу. У нее были желтые, как осень, волосы, они горели, как яркие листья кленов, как будто солнце вышло из-за туч и осветило своим золотым блеском хмурые окрестности.

- Ольгерд! - визгнула она, - я здесь!

Чавкая коричневой жижей, они торопливо шли друг другу навстречу, потом уже бежали. Зела провалилась по пояс в трясину, но он успел вовремя.

Ее туфли они вытащить так и не смогли, юбка насквозь пропиталась грязью. Она сидела на кочке, зябко поджимая перепачканные пальчики босых ног, и дрожала мелкой дрожью. Он накинул на нее куртку и взял ее ступни в ладони, чтобы согреть.

- Зела, как ты сюда попала?

- Заблудилась, - сказала она, стуча зубами, - я почему-то ничего не помню. Как ты меня назвал?

- Зела.

- Мое имя Ла Кси.

- На Земле мы звали тебя Зелой. Тебе нравилось.

- На Земле... - повторила она задумчиво, - странно... ничего не помню.

- Меня-то ты хоть помнишь? - спросил он с отчаянием.

- Тебя? Конечно.

- И то хорошо. А Леция?

- Леция? Кажется, помню.

- А Конса?

- Конса? - Ла Кси пожала плечом, - нет. Не знаю никакого Конса.

- Он твой хозяин, Ла Кси.

- Какой еще хозяин? - изумилась она, - ведь это ты меня нашел. Я хочу быть только с тобой, Ольгерд.

«Бедная девочка», - подумал он, - «три дня в этом аду!» Он сел рядом с ней на кочку и обнял ее за плечи.

- Теперь все будет хорошо, детка. Я тебя никому не отдам. На этот раз уж точно. Можешь говорить мне что угодно: что все это неправда, что ты любишь другого...

- Я люблю тебя, Ол.

- Повтори, - попросил он.

- Я люблю тебя, - улыбнулась Ла Кси, вытирая с лица остатки грязных брызг, - я никого кроме тебя не помню, не знаю и знать не хочу. Я все забыла. Кроме тебя.

- А моего отца? - почему-то спросил Ольгерд, - Ричарда?

- У меня никого не было, кроме тебя, - упрямо повторила Ла Кси.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии