Бета Малого Льва

Утро выдалось хмурым. Мелкий дождичек накрапывал по подоконнику.

- Кофе ты, как выяснилось, не любишь, - сказала Флоренсия, заваривая чай.

- Когда ты меня распакуешь? - спросил Конс, отыскивая на столе чашку с блюдцем.

- Когда вернусь.

- Вечером?

- Конечно.

- Послушай, я больше не могу. Мне осточертели эти примочки!

- Конс, ты же был терпеливым.

- Но ты сказала: «Завтра». Завтра наступило.

- Сейчас у меня нет на это времени. Пей чай и жди до вечера.

Пациент неожиданно оказался капризней, чем она думала.

- Мне надоело есть в темноте! - заявил он, срывая с лица бинты.

- Конс!

Он опрокинул заварной чайник, и на пол посыпался серпантин бинтов.

Флоренсия ахнула, но тут же взяла себя в руки.

- Сиди спокойно, - сказала она строго, - не дергайся. Я сама.

Она переступила через лужу заварки и быстрыми, точными движениями освободила его лицо и веки от аппликаторов.

- Подожди, не открывай глаза. Свет очень яркий.

На лице его осталось еще несколько синих полос, бритые волосы торчали недельной щетиной, такая же щетина пробивалась на щеках и подбородке, ресниц не было. Конс, щурясь и морщась, медленно открывал глаза. Она догадалась задернуть шторы, чтобы было потемнее.

Так это и было. Она стояла у окна и почувствовала его взгляд всем телом, словно он толкнул ее, словно обдал чем-то горячим. Все сжалось у нее внутри от какого-то животного страха. Она вдруг вспомнила, что ее беспомощный пациент взглядом оплавляет роботов.

- Теперь подтирай лужу, - велела она.

- А где твои слуги?

- Вон в углу стоит зеленый «Блеск». Подкати его и нажми кнопку. Хотя лично я такие мелочи вытираю тряпкой.

Конс долго смотрел на нее в раздумье, потом послушался. Поднял чайник и убрал лужу.

- Хочешь взглянуть на себя в зеркало? - спросила она.

- Считаешь, стоит? - усмехнулся он.

- Ты... - Флоренсия поняла, что волнуется, - ты дико красив, Конс.

Он в задумчивости потрогал небритый подбородок.

- Ты слишком великодушна к своему пациенту, - сказал он.

- Даже чересчур, - попробовала улыбнуться Флоренсия и стала заваривать чай по-новой, - что за капризы, в самом деле? Лечение еще не закончено. Еще целая треть осталась. Может, ты и будешь красавцем, но пока ты полуфабрикат. И будь добр меня слушаться.

- У меня есть смягчающее обстоятельство, - сказал Конс примирительно.

- Какое?

- Я еще никогда в жизни никого не слушался. Я этого не умею.

Она смотрела на него, словно в первый раз видела.

- И не подтирал полов, - добавил Конс, - в моем замке у меня три десятка слуг и пропасть автоматов. Наола вообще напичкана автоматами, их приходятся сотни на одну душу населения.

- Зачем так много? - спросила она рассеянно, совсем не о том думая.

- Если от человечества останется несколько тысяч, у вас будет такая же пропорция, - ответил Конс.

- Тебе яичницу или запеканку?

- Все равно.

- Конфеты будешь?

- Это гадость.

- Тогда на хлопья.

Конс все-таки взглянул на свое отражение в стекле кухонной полки.

- Для лысого кактуса я недостаточно зелен.

Он посмотрел на нее как будто насмешливо, но она поняла, что ему страшно хочется кое-что от нее услышать, потому что он был уязвим, как ребенок, несмотря на всю свою силу.

- Ты красив, - сказала она, - правда-правда, ты и сам это видишь.

Он отвел взгляд, и одна из табуреток свалилась с опаленной ножкой.

- Интересно, при чем тут моя мебель? - спросила Флоренсия с тихим ужасом в груди.

- Извини, - просто сказал Конс и принялся за яичницу.

Флоренсия глотнула чаю, взглянула на часы и увидела, что уже без пяти восемь. Она вскочила, потому что в институте ее уже наверняка ждал Ричард.

- Ну вот, - сказала она отчаянно, - предупреждала же, что у меня нет времени!

- Что случилось?

- Что? Да ничего. Просто я опоздала на работу, вот и все.

Она торопливо взяла со стола пульт от модуля. Конс отложил вилку и поднялся.

- Иди сюда, - сказал он.

- Что?

- Обними меня.

- Конс!

- Обними, не бойся, - повторил он настойчиво.

Кажется, она догадалась, в чем дело, и осторожно положила ему руки на плечи. На нем была мягкая фланелевая рубашка в клеточку, домашняя, уютная. Из-под нее торчали бинты.

- Закрой глаза.

Он прижал ее к себе так крепко, что она задохнулась. От него пахло лекарствами. Флоренсия покорно зажмурилась. Она испытала мгновенное чувство падения, а потом холод и немного тошноты. Конс ослабил объятья. Они стояли в ее кабинете на двенадцатом этаже медицинского корпуса. Немного потрясенная, она смотрела на него снизу вверх.

- Все в порядке? - спросил он, - голова не кружится?

- И что дальше? - сказала она, приходя в чувство, - где моя сумка? Где мои туфли? И на чем я теперь вернусь домой?

- Я заберу тебя, - сказал он спокойно.

- Тебе что, это так просто?

Он не ответил. Флоренсия поняла, что они уже слишком долго и уже без всякого повода стоят обнявшись.

- У меня пациенты в коридоре, - сказала она строго.

Конс разжал руки, отступил на шаг и молча исчез, как будто его и не было. Впечатлений на это утро было достаточно. Она подошла к раковине и протерла холодной водой пылающие щеки.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии