Бета Малого Льва

Они играли в шахматы. Флоренсия на доске, а Конс в уме. Он беспощадно ее обыгрывал.

- Знаешь что, играй-ка ты без ферзя, - сказала она после очередной неудачи.

- Лучше сразу без короля, - засмеялся он.

- Может, почитать тебе что-нибудь?

- По-моему, мы уже все прочли.

- Ты недооцениваешь человечество.

- Что ты. Я его наоборот переоцениваю.

- Так что будем делать? Читать? Или включить тебе какую-нибудь программу?

- Лучше блиц-опрос.

- Хорошо.

- Который час?

- Десять вечера.

- Сколько окон открыто?

- Все.

- Какого цвета обои?

- Голубого с желтыми кубиками и белыми кружочками.

- Какой цвет ты любишь?

- Вишневый. И еще синий, но он мне не идет.

- Какие цветы?

- Хризантемы.

- Какой вид спорта?

- Горные лыжи и плавание.

- Сколько тебе лет?

- Шестьдесят пять. Но это уже нескромно, пациент.

- Разве?

- Подожди, наступит и твоя очередь. Я тебя тоже спрошу...

Конс засмеялся.

- По-моему, все самое секретное ты про меня уже знаешь.

- Спрашивай, - улыбнулась Флоренсия.

- У тебя есть дети?

- Нет.

- А братья-сестры?

- Есть сестра. И племянница.

- У тебя есть мужчина?

- Знаешь что...

- Отвечайте, доктор.

- Хорошо. У меня нет мужчины. На данный момент.

- Почему?

- Мы же договорились, что блиц - это без всяких нудных «почему».

- Извини, забыл.

- Продолжайте, пациент.

- Какое твое любимое блюдо?

- Салат из помидоров с тертым сыром.

- А напиток?

- Кофе.

- Эта гадость?

- Конс, пристрастия не обсуждаются.

- Да-да, разумеется. Твоя любимая передача?

- «Ночные сюрпризы».

- Сколько комнат в твоем доме?

- Кажется, пятнадцать. И четыре кладовки.

- Твоя любимая планета?

- Земля, конечно. На Венере тоже неплохо.

- А любимая звезда?

- Самая красивая - Антарес. В окно мне все лето светит Арктур. А название самое красивое - Фомальгаут. Правда, переводится как «рот рыбы». Ничего красивого. Забавно, правда?

- Кто это? - вдруг спросил Конс.

- Ты о чем? - не поняла она.

- Кто-то прилетел и идет к дому.

- Ну и слух у вас, пациент.

- Доктор, когда у меня будет зрение?

- Завтра.

- Неужели? Мне кажется, я такой радости не переживу.

- Знаешь, по-моему, я тоже.

- Да я и разбил-то всего две вазы и один абажур.

Флоренсия наконец услышала шаги по саду и звонок в дверь. На пороге возник Ричард. Она знала, что случилось, поэтому просто обняла его и поцеловала в небритую щеку.

- Фло, мне нужна твоя помощь, - сказал он, осторожно отстраняя ее от себя.

- Конечно, - сказала она, - все, что хочешь.

- Мне нужно свидетельство, что я абсолютно здоров.

- Что?

- Как бык.

Они так и стояли на пороге. Вид у Ричарда был изможденный, черный свитер болтался на его плечах, как на вешалке.

- Ты же понимаешь, что ни одна комиссия меня в космос не выпустит, - усмехнулся он, - вопрос об экспедиции уже решен. Полчаса назад.

- Ричард, милый, куда тебе лететь? Ты даже на небо посмотреть не можешь! Какая экспедиция?!

- Это уже мои проблемы.

- Ты понимаешь, о чем ты меня просишь? - отчаянно спросила Флоренсия, зная, что ни в чем ему отказать не сможет.

- Мне надо спасать сына, - устало, без выражения сказал Ричард, потому что говорил это, наверно, раз пятьсот за последние три дня, - Фло, я могу угнать звездолет. Но одному мне будет гораздо сложнее.

- Посмотри на себя, - проговорила она с жалостью.

- Ты что, меня таким не видела? - усмехнулся Ричард.

- В том-то и дело, что видела, - вздохнула она.

Они помолчали.

- Прилетай завтра с утра, - наконец сказала она, - надо полностью инсценировать медосмотр, подогнать все данные, сам понимаешь, это не шутки...

- Спасибо, - коротко сказал он и отступил назад, на крыльцо.

- Ты что, даже не зайдешь? - спросила она удивленно.

- Я устал от разговоров, - ответил он, - пока пробивал эту экспедицию, чуть не остался без ног, без языка и без чувства юмора. Извини.

- Я провожу тебя.

Они прошли, сбивая вечернюю росу, по темной садовой дорожке к стоянке. Ричард слегка хромал.

- Что у тебя с ногой? - спросила она чисто профессионально.

- Завтра увидишь, - ответил он.

- Подвернул?

- Сцепился с тигром.

- Вот видишь, - они остановились возле модуля, - а говоришь, растерял чувство юмора.

Вечер был теплый, алый закат медленно таял над ближним лесом.

- Жду тебя завтра в восемь, - напомнила Флоренсия, так и не решившись больше ни о чем его спросить.

Отпускать его вот так не хотелось, но и помочь ему она ничем не могла. Она вернулась домой в скверном настроении. Конс это сразу почувствовал.

- Кто тебя расстроил, Фло?

- Ричард, - сказала она, устало опускаясь в кресло, - он ужасно выглядит.

- Я предупреждал его, что с этой женщиной лучше не связываться.

- Знаешь что! - не выдержала Флоренсия, - ты сам притащился за ней с того света! Так что не говори мне...

Конс не ответил.

Она поняла, что сказала лишнее. Поэтому встала и ушла к себе.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии