Бета Малого Льва

 

Часть II . Наола

Маленький уродец с длинной конусообразной макушкой выглядывал из-за двери шкафа как кошмар наяву.

- Доброе утро, - сказал он внятно, - хотя уже скоро вечер. Но раз вы проснулись, прекрасный господин, то положено говорить: «доброе утро». Я прав?

Ольгерд протер глаза.

- Прав-прав.

- Меня зовут Лоптор. Господин Леций велел подправить ваши костюмы, у вас широкие плечи и высокий рост. Ни рукава, ни брюки не должны быть вам коротки. И еще я заметил, что вы любите кружева. У нас есть кружевницы, они могут украсить все ваши наряды, как вам захочется.

- Ручной труд? - усмехнулся Ольгерд.

- Конечно, - с гордостью ответил Лоптор, - мы и одежду шьем вручную.

- Это притом, что у вас полно автоматов?

- Во многом аппир лучше автомата, - ответил уродец на этот раз почему-то с обидой, - Леций это понимает.

- Ваш Леций, я смотрю, много чего понимает... Успокойся. На Земле кружева давно никто не носит. Я имею в виду мужчин. А это так, исторический костюм для одного идиота...

После завтрака, поданного прямо в постель расторопной Кецией и ее сгорбленной подружкой, Ольгерд отправился бродить по замку. Замок ему не нравился так же, как его хозяин. Красивый и удобный на первый взгляд, на второй он уже напоминал хорошую, умело продуманную западню. Ольгерд удивлялся, что никто ему не мешал, но чувствовал на себе любопытные взгляды из-за каждого угла.

Добравшись до покоев Леция, он беспрепятственно вошел в открытую дверь. Розовый зал с бассейном был пуст. Следом за этим залом располагались голубые палаты с коврами, подушками на этих коврах и огромным креслом в нише на возвышении. Тронный зал, понял Ольгерд. Подданные на полу - хозяин на троне. Этот самовлюбленный тип знает себе цену!

Дальше было что-то похожее на кабинет, с рабочим столом и приборами. В кабинете находился Хогер. Ольгерд узнал его по огромным ушам и серой слоновьей коже.

- Прошу прощенья, - сказал аппир тоже вполне внятно, - мы думали, ты еще спишь.

Этот его «господином» не величал и уверенно говорил ему «ты».

- Я хочу разобраться, что здесь происходит, - сказал Ольгерд, присаживаясь на диванчик в углу.

- Это вполне естественно, - согласился Хогер, - я все объясню. Мне это сделать легче, чем Лецию.

- Почему?

- Потому что он не может сам тебе сказать, кто он.

- Я и так понял, - усмехнулся Ольгерд, - он - ваше солнце!

- Послушай меня, - глаза у Хогера были желтые и печальные, - я расскажу тебе кое-что об аппирах.

В окно стучалась желтая кленовая лапа, совсем как на земле.

- Самые слабые прозябают возле продуктовых складов. Ты сам это видел. Те, что посильнее, живут в городах и прозябают там. Там действует закон джунглей: сильный отбирает у слабого, слабый погибает. Ужасный закон, но ничего не поделаешь...

Есть Пастухи. Это мощные вампиры. Они забирают энергию у слабых и отдают ее кучке своих приближенных. За счет этого образуется иерархия. Вот настоящие рабовладельцы. Своих доноров они удерживают чисто физически: охраной и решетками. Это Синор Тостра, Ио Инекстра, Мелехем Юндр и другие. В их замки никто старается не соваться.

И есть Прыгуны. Они никого не держат силой. Им не нужны доноры. Они могут позволить себе столько слуг, сколько энергии могут им дать. Их обслуга - это их энергия. Таких всего четверо: Азол Кера, Миджей Конс, Би Эр и Ру Нрис. Причем, Би Эр уже стар, его обслуга почти вся перебежала сюда... Замок Прыгуна - это гигантский муравейник, где все существуют благодаря хозяину и ради хозяина. Он действительно солнце для них.

- А что же Леций? - спросил Ольгерд хмуро.

- Леций - святой, - совершенно серьезно заявил Хогер, - он подбирает всех, даже тех, кто ему не нужен. Он же прекрасно знает, что без него они все погибнут. Отсюда все, что тебя так раздражает: куча лишних слуг, видимость роскоши, ему даже готовят и рубашки шьют вручную, потому что надо же чем-то занять всех. Аппирам нужна ведь не только энергия, им хочется знать, что они приносят пользу. Вот они и стараются, кто как может. А сам Леций спокойно обошелся бы и консервами.

- Что-то я сомневаюсь, что этот принц обошелся бы консервами, - усмехнулся Ольгерд.

- Сомневаешься? - удивился Хогер, моргая тяжелыми слоновьими веками.

- Я человек. И мне дико смотреть на все эти троны и персональные кресла, на носильщиков, которые целуют ему руки, на эти пенистые ванны, в которых он считает удобным принимать гостей. И ты хочешь убедить меня, что у этого типа нет мании величия?

- Это не троны, - сказал Хогер грустно, - а кресла с антигравитаторами. Леций ходить не может. Он передвигается в этих креслах. Правда Токсли и Рей предпочитают носить его сами, особенно, когда он слишком устал... Но слишком - это не то слово. Его не было целую неделю! Можешь представить, что тут было, когда он появился? Они облепили его, как комары! Он отдал им все до последней капли и шлепнулся в теплую ванну восстанавливаться... Не волнуйся, сегодня он уже в хорошей форме. Видишь, мы все говорим на твоем языке довольно бегло. И слуги не такие вялые, как вчера.

- Где он сам? - спросил Ольгерд, переваривая услышанное.

- Ищет Ла Кси. Она сбежала из замка.

- Ла Кси? Сбежала?!

- Да. Они о чем-то говорили утром. И поссорились. Такое в первый раз. Обычно она всегда его слушала.

- Все когда-нибудь кончается, - мрачно заметил Ольгерд, - может, нам присоединиться к поиску?

- Бесполезно. Она взяла авиетку. И мы даже не знаем, в какой город она направилась. Сумасшедшая! Разве можно с такой красотой - в джунгли! Ее сразу подберут слуги Тостры или Юндра. Леций уже навещает всех Пастухов и Прыгунов. Скорее всего, она уже у кого-то из них.

Надо было что-то делать. Ольгерд вскочил. Потом снова сел. Потом вскочил опять. Его здоровый разум отказывался верить в больной кошмар происходящего. Его глаза начали привыкать к уродству аппиров, но сознание отвергало уродство их отношений.

- Бардак у вас тут творится! - выдал он разгорячено, - полный беспредел! Уснуть нельзя на три часа - уже ЧП!

- Не волнуйся так, - посоветовал меланхоличный Хогер, - Леций ее обязательно найдет. А если он не найдет, то уж Конс, когда вернется, точно всех вывернет наизнанку. Это ведь его женщина.

Ольгерду стало совсем тошно от таких рассуждений.

- Если на то пошло, то это моя женщина, - заявил он оторопевшему Хогеру, - и чтоб я провалился, если я ее кому-то уступлю!

Заявил и подумал, что сам недалеко ушел от пещерного самца.

- Как ты собираешься ее искать? - спросил Хогер осторожно, разгневанных землян он еще не видел, - ты же никого не знаешь и не можешь телепортировать.

- Это знаю только я, - ответил ему Ольгерд.

- Не горячись, - посоветовал аппир, - подождем немного Леция.

Леций явился через час. Он возник посреди кабинета в своем черном плаще домино и на этот раз в белом парике. Под плащом оказался обычный серый комбинезон и грязные сапоги. Точнее, один сапог. Вторая нога была настолько короче первой и так беспомощно скрючена, что наступать на нее он явно не мог. Подпрыгнув к креслу и свалившись в него, Леций изобразил усталую одышку.

- Никто не сознается, - заявил он, - разрази меня гром, но мне кажется, что она у Тостры! Слишком хитрая у него была рожа... Ольгерд, как дела?

- Лучше некуда, - сказал Ольгерд.

Они посмотрели друг на друга. У хозяина была внешность ангела: небесного цвета глаза и белые локоны вокруг бледного тонкого лица. Только ангельского спокойствия на лице не было, скорее усталость и озабоченность, как у начальника отдела сбыта в период затоваривания.

- Хог, дружище, оставь нас вдвоем, - сказал он ласково.

Дружище Хог кивнул и вышел из кабинета.

- Вижу упрек на твоем лице, - усмехнулся Леций, отрываясь вместе с креслом от пола и плавно подплывая поближе к Ольгерду, - можешь мне поверить, я расстроен не меньше... не хватало мне только поисков...

Сочувствия он не вызывал. Слишком уверенно держался и слишком много имел, несмотря на свою хромоту.

- Ты обманул ее, - жестко сказал ему Ольгерд, - чего же ты после этого хочешь?

- Я? - холодно взглянул на него синеглазый ангел, - ты что-то путаешь, Оорл. Это она обманула меня. Она обещала мне доставить тебя на Наолу. Я убедил ее, она согласилась. И все-таки стянула тебя с кровати. Тут нет никакого обмана, я просто подстраховался, на тот случай, если у нее сдадут нервы. Потому что ты мне нужен позарез.

- Зачем? - хмуро спросил Ольгерд, - подпитывать энергией твоих подданных?

- Это я могу и сам, - вздохнул Леций, - мне нужны твои экспертные способности. И твой земной организм. Это очень важно, что ты не аппир. Мы должны понять, что с нами происходит, почему мы загибаемся, словно нам перекрыли кислород. Надо работать, Ольгерд, надо ставить эксперименты... а то, чем занимаюсь я - это просто латание дыр.

- Ну что ж, возможно, - немного остыл Ольгерд, потому что предложение совпало с его собственным желанием, - только нужна медицинская аппаратура, специалисты и добровольцы.

- Все уже есть.

Получалось, что он уже согласился. Получалось, как будто все гладко.

- Да, ты все продумал, - сказал Ольгерд, - и все учел, кроме одного - что у людей есть нервы. И у Ла Кси тоже.

Это замечание хозяину явно не понравилось.

- Они есть и у меня, - сверкнул очами Леций, он даже уперся руками в подлокотники, словно собирался встать, - что вы там сделали с девчонкой на вашей Земле, что теперь она - ходячая истерика? Тоже мне, гармоничный мир! Я как увидел ее, сразу понял, что ее надо забирать оттуда. Комок нервов, а не женщина. С ней же невозможно разговаривать, ей невозможно ничего объяснить, она вся дрожит и смотрит в одну точку как безумная...

Он что-то добавил по-аппирски, скорее всего, выругался.

- При чем тут Земля? - раздраженно ответил ему Ольгерд,- просто она любит тебя давно и безнадежно. А ты ее используешь как слепую куклу!

Повисла неловкая пауза. На выразительном лице хозяина промелькнула целая гамма чувств от удивления до досады. Потом он все-таки снисходительно улыбнулся.

- Это я, - сказал он, - люблю ее давно и безнадежно. Попрошу не путать...

И снова повисла натянутая пауза. За окном смеркалось, желтый клен настойчиво скреб своей веткой по стеклу, словно хотел что-то подсказать им обоим.

- Тогда я вообще ничего не понимаю, - сдался наконец Ольгерд.

- Уверяю тебя, бедный колченогий Леций здесь ни при чем, - насмешливо сказал хозяин замка, - неужели я похож на мужчину, который может от нее отказаться?

Из соперников они как-то мгновенно превратились в друзей по несчастью.

- Да я вообще не представляю мужчину, который мог бы от нее отказаться! - сказал Ольгерд с чувством, - хотелось бы мне взглянуть на этого типа, которого она так любит, если он вообще существует.

- Он существует, - усмехнулся Леций, - в ее больном воображении. Не удивляйся. Это нормально. Представь себе прекрасную женщину в стаде уродов. Конечно, она мечтала о чем-то себе подобном. Увы, среди аппиров таких нет... и вот появился этот эрх. Он потряс ее воображение и исчез. Эрхи не могут надолго оставаться в плотном мире. Кажется, они даже не разговаривали. Может, у обоих язык отнялся, когда они друг друга увидели?.. В общем, она сохнет по нему уже лет пятнадцать, а то и больше и уверена, что он там страдает по ней. Как в балладе о Геестиоре и Кревне. Ты же понимаешь, это миф, это дым, воспаленное воображение девочки-подростка. Этот эрх нереален хотя бы потому, что она его совсем не знает, и уж, конечно, он давно забыл о ее существовании... Она понимает всю безнадежность, пытается отвлечься, старается полюбить кого-то, метается от одного к другому... но это как болезнь. Она помешана на своем эрхе, и ничего тут не поделаешь.

Ольгерд молчал, пытаясь осмыслить услышанное. Этот мифический эрх никак не входил в его планы.

- Согласись, - по-дружески сказал ему Леций, - Ла Кси прекрасная женщина, и не только внешне. Это приз, за который стоит бороться. Я говорю не о ее теле, которое можно купить. Я говорю о ее любви. Ведь другого нам не надо, не так ли?

- Мог бы не уточнять.

- У каждого из нас был шанс. И каждый из нас этот шанс упустил. И я, и ты, и Конс, и твой отец... мне казалось, что на Земле ей будет лучше. Что люди подходят ей больше, чем аппиры.

- А заодно ты хотел ее использовать.

- Хотел. Не спорю. Хотя и сильно сомневался, что хоть что-то у меня получится. До того момента, пока не встретился с тобой в кафе. Ты мне понравился. Да и Хогер запустил транслятор. Я подумал, что если вы любите друг друга, то не все ли равно, где это делать: на Земле или на Наоле? Лишь бы вместе. Я убедил Ла, что если ты любишь ее, то легко простишь ей этот вынужденный шаг. Но ты не простил. Не простил даже того, что она не сделала. И теперь она утверждает, что я ее обманул! - Леций посмотрел более чем выразительно, - да ты бы и не узнал никогда, что там произошло на самом деле, если б ей не взбрело в голову стащить тебя с кровати и все тебе рассказать! Ты окатил ее презрением и устроил ей допрос. Об этом мы с ней, конечно, не договаривались... впрочем, как и о том, что она сбежит от меня. Это похоже на самоубийство. Она в полном отчаянии. Ничего, я ее все равно найду, не волнуйся.

- Я сам ее найду, - сказал Ольгерд, - если б я знал немного побольше, я не был бы таким ослом.

- Насколько я ее знаю, - покачал белокурой головой Леций, - она таких промахов не прощает.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии