Бета Малого Льва

Уходя он оглянулся на Зелу. Она одиноко сидела в пышном красном кресле, опустив золотую головку и отчаянно сцепив пальцы рук. Она посмотрела на него виновато, с тоской, с жалостью, с ужасом, даже с преданностью. С чем угодно, только не с любовью.

Ольгерда проводили в роскошный золотисто-розовый зал. Все-таки аппиры умели ублажать себя, когда хотели. В зале было тепло, пахло ранними подснежниками, словно только что мимо прошла юная девушка с такими духами, на окнах - мягкие шторы, между окнами стеллажи с книгами и стойки с экранами, по углам прятались угодливые автоматы, посреди зала располагалось огромное круглое ложе со столиком в самом центре и розовым светильником над ним.

Ложе поднималось над бассейном, вделанным в турмалиновый пол. Там, в теплой воде, в серебристой душистой пене, с подушкой в изголовье возлежало расслабленное и утомленное существо с полуприкрытыми глазами, с длинной дымящейся трубкой во рту и с каким-то подобием чалмы на голове. Вокруг разливалась медитативная, сладкая музыка.

Ольгерд с трудом узнал прекрасного Лаокоона. Хозяин замка распахнул затуманенные поволокой синие глаза, снова утомленно закрыл их и выплюнул трубку прямо в воду.

- Вот так выглядит аппир после скачка в пятьсот парсек, - усмехнулся он, - желеобразный студень без костей и мышц, отмокающий в теплом бульоне... садись куда-нибудь... Надеюсь, мои друзья тебя хорошо встретили? Хогер просто герой, заставил работать эту старую рухлядь. Правда, только в одну сторону.

- Это очень забавно, - сказал Ольгерд.

- Не обижай их, - снисходительно заявил Леций, - они старались. Сделали, что могли. Просто славные ребята, - голос его был слабым, но не усталым, а каким-то воркующим, - с языком у них, конечно, плоховато. Это безобразие. Никак не могут усвоить какой-то миллион слов. Завтра подкину им энергии для мозговой атаки - сразу все запомнят. А сейчас я не в форме...

- Я заметил, - сказал Ольгерд хмуро.

- Ладно! - Леций открыл глаза и даже слегка пошевелился в своей теплой ванне, - я ждал тебя. И мне есть, что тебе сказать. Но лучше, если ты увидишь все своими глазами, Оорл. Потому что это невозможно объяснить, - речь его внезапно стала четкой и эмоциональной, - это просто надо видеть. Здесь надо быть, здесь надо жить... Ты мне нужен, - сказал он серьезно, - позарез. Эмоции можешь сунуть себе в карман. Я вывернулся наизнанку, чтобы ты оказался здесь. И мои друзья тоже. Нам ничего не нужно. Лично у меня есть все и даже сверх того. Мы просто хотим спасти свой народ. И если для этого нужен Оорл, значит, будет Оорл.

- А ты привык получать все, что тебе хочется? - усмехнулся Ольгерд.

- Это не разговор, - заявил Леций, - я слаб, а ты разгневан. Иди спать, Оорл, в твоей Лесовии сейчас ночь. И не спеши делать выводы.

-Кое-какие выводы я уже сделал, - сказал Ольгерд.

- Неужели?

- Во-первых, мне не нравится этот тип в корыте.

- Мне он тоже не нравится, - пожал мокрым плечом Леций, - можешь меня утопить в этом корыте, я сейчас ни на что не годен. Только чем виноваты Хогер, Деттем, Сурл, Ла Кси и все мои друзья, которые так тебя ждали и готовились? Чем виноваты все несчастные аппиры, которым без тебя - конец?

С насмешливого тона хозяин плавно перешел на серьезный и даже страстный. Это как-то не вязалось с его лежачим положением разнеженного барина.

- Ты думаешь, что самое сильное чувство - любовь? - говорил он, - я тоже когда-то так думал. Потом думал, что ревность. Потом - что страх. Нет! Самое сильное чувство - жалость. К детенышам, к близким, к сородичам, ко всем несчастным тварям, которых приручил... Не думал, что тебе придется это объяснять.

- Я не отказываюсь, - вздохнул Ольгерд, - только ты забыл получить мое согласие.

- Жалость не бывает заочной, - заявил Леций, - ты не мог согласиться, пока не увидишь. Я дал тебе эту возможность.

- Без возможности вернуться?

- Как можно! - снова насмешливо сказал аппир, - я всегда смогу перебросить тебя обратно, если ты не будешь упираться и мешать мне.

- Ты и себя-то еле-еле перебросил, - заметил Ольгерд уже мягче, но довольно презрительно.

- Дело не в этом, - поморщился Леций, - не обращай внимания. Просто я слишком долго отсутствовал...

В зал заглянул какой-то немощный слуга в канареечно-желтом халате до пола и колпаке на лысом черепе и спросил что-то у хозяина.

- Спрашивает, куда подавать обед, - перевел Леций утомленно, - как ты относишься к перспективе подкрепиться? У меня все свое: и продукты, и повара. Я не питаюсь концентратами со складов. Не сомневайся, я угощу тебя как полагается.

- Валяй, - сказал Ольгерд.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии