Бета Малого Льва

Потом, как во сне, распахнулась тяжелая дверь. На пороге появились три существа мужского рода в серых комбинезонах. Каждый был по-своему уродлив. Зела увидела их и истерически визгнула. Ольгерд тут же схватил ее и прижал к себе. Ничего еще не понимая, он оглянулся на окно. За окном исчезли и Антарес, и равнодушная луна. За окном была бетонная стена.

К экстремальным ситуациям он был приучен. Его лирические размышления на тему несостоявшейся любви сменились мгновенной мобилизацией всех сил. Тело напряглось, поле активизировалось в форме пульсирующего шара, мозг отбросил все лишнее и заработал четко.

Одно было ясно совершенно определенно: транслятор сработал, они уже на Наоле, исправить ситуацию невозможно, значит, надо принимать ее такой, как она есть.

- Тихо, Зела, тихо, - сказал он шепотом, - кажется, транслятор - не кровать, а вся комната.

- Нет, - простонала она, - нет, Ольгерд, только не это...

Он смотрел на гостей. Точнее, теперь уже на хозяев.

- Зе Хогер, - сказал один из них вполне миролюбиво и деловито.

У него была морщинистая серая кожа, огромные уши и грустные заплывшие глаза больной собаки. Двое других выглядели не лучше.

- Ольгерд Оорл, - ответил ему Ольгерд.

- Мы ждать, - проговорил Хогер, подбирая слова, - Оорл наш.

- Ваш-ваш, - кивнул он, - только вы поторопились.

- Он обманул меня! - сказала Зела с отчаянием, - он же обманул меня! Ол, я же не хотела! Он ничего не сказал мне про комнату.

- Где я нахожусь? - спросил Ольгерд.

- Завод, полигон испытания переброска старый, много века, - старательно объяснял серокожий хозяин, - Оорл лететь замок Леций Лакон та Индендра.

Он почтительно склонил ушастую голову, и Ольгерд понял, что, по крайней мере, за пленника его не считают. Он бы и не позволил. Но хорошо, что обошлось хотя бы без таких недоразумений.

Завод и правда был старый. В нем чудом сохранилась установка по переброске материальных объектов. Ничего нового аппиры произвести не могли и пользовались разным старьем.

По дороге среди разрушенных проржавевших цехов Хогер что-то деловито и, мучительно путаясь в словах, объяснял. Кое-что добавляли его спутники Деттем и Сурл. Зела шла с отрешенным видом, ее рука безжизненно лежала в его руке.

Ольгерд был в напряжении, он не позволял прорываться сейчас никаким эмоциям, иначе просто взвыл бы от такого неожиданного поворота в жизни.

При выходе из лабиринтов завода стоял обтекаемый летательный аппарат, тоже не первой молодости, с крылышками и подкрылками. Вокруг была степь, голая, лысая, тоскливая. Природа Наолы не блистала красотой, как и ее обитатели. Дул холодный влажный ветер.

- Сезон дожди, - как будто извиняясь, сказал Хогер.

Ольгерд стиснул нежные плечи Зелы, дрожащей от ужаса и ледяного пронзительного ветра. Он смотрел на эту бескрайнюю и тоскливую степь, а внутри, где-то совсем глубоко, все еще звучала музыка, под которую они всего час назад танцевали в зале Предков.

В новой реальности под крыльями авиетки проплывали беспорядочно разбросанные кварталы городов и огромные спруты заводов. Некоторые из них все еще работали, хотя на них не было ни одного живого существа. Изношенные автоматы и роботы по инерции производили свою продукцию, погружали ее в разваливающийся транспорт и отправляли на склады. Возле продуктовых складов виднелись кучки аппиров, которые там и жили, потому что у них не было сил отползти от кормушки. Те, что поактивнее, забирали брикеты, коробки и ящики в города.

На дорогах и в небе все же наблюдалось какое-то вялое движение, иначе планета выглядела бы совсем мертвой. Архитектура излишествами не отличалась. Все строения были невысокими, этажа в два - в три, и представляли из себя нагромождения кубов, тетраэдров и шестигранных призм. Они собирались явно готовыми блоками и явно без учета человеческой (аппирской) фантазии. Их строили автоматы. И продолжали строить неизвестно для кого.

Иногда, на уступе скалы или в излучине какой-нибудь реки появлялись отдельные сооружения, обнесенные заборами, с геометрически четкой разбивкой газонов и какой-то копошащейся техникой за этими заборами. Это были замки сильных мира сего, но все они тоже не отличались ни красотой, ни фантазией: те же кубы и призмы.

- Замок Синор Тостра, - комментировал Хогер, по мере продвижения к намеченной цели, - город Аггергог... замок Би Эр... карьер Фурра, лево за горы - замок Миджей Конс...

Зела вздрогнула.

- Конс Прыгун - сказал Ольгерд.

- Тоже Би Эр - Прыгун, - охотно продолжил тему Хогер, - Леций Лакон - Прыгун, Синор Тостра - нет, богат.

Потом они пролетели город Виннимриг, город Лавепог, пару замков, похожих на военные базы, задели побережье Кораллового моря, своим бурым цветом напоминающего хлебный квас, и в долине, между двух полос бескрайнего синего леса увидели невысокое строение, сложенное будто из белых кусочков сахара.

- Замок Леций та Индендра, - облегченно вздохнул Хогер.

Полет утомил и его, и его приятелей. Для рядового аппира это был настоящий подвиг: столько ходить, столько сидеть и столько говорить. Ольгерд решил с ними поделиться. Он свернул свой пульсирующий шар, и они моментально и совершенно невольно все трое потянули из него энергию, как сообщающиеся сосуды жидкость.

Деттем, который уже безвольно лежал на заднем сиденье, сел и протер водянистые глаза.

- О! Леций?!

- Тоу, - сказал ему Хогер, - эрх Оорл.

Деттем посмотрел на Ольгерда с почтением, как на хозяина.

Они выпрыгнули на траву. Дальше все делали автоматы: раскрыли ворота, закатили авиетку в гараж, показали дорогу, даже вычистили им обувь. Ольгерд хотел спать. По земным меркам сейчас было часа два ночи. Спокойно спала бабушка Илга в своем левом флигеле. И отец еще ничего не знал.

Он шел по широким коридорам неуютного, похожего на учреждение здания, в натертых до блеска сапогах, в белом камзоле Эриха Третьего, красивый, сильный, свалившийся с неба спаситель, весь подобранный, как сжатый кулак, и несчастный, как побитый пес.

Гостиная оказалась довольно приятной. Диваны из красной кожи, пышные, точно вздутые, и, видимо, безумно мягкие, так и манили свалиться в них и уснуть мертвым сном.

- Оорл говорить с Леций или отдохнуть? - спросил Хогер почтительно, должно быть, порция энергии и на него произвела впечатление.

- Говорить, - сказал Ольгерд, - и немедленно.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии