Бета Малого Льва

Ричард прилетел из космопорта утром. Ноги не очень-то шли домой, но Гунтривааль так его утомил, что было уже все равно. В саду Ингерда делала зарядку. Она увидела его, повисла на нем и минут пять не выпускала, как будто его не было сто лет.

- Па, что у тебя в сумке? Слон, что ли?

- Подарки, - улыбнулся Ричард, - знаешь, у лисвисов принято задаривать гостя до макушки и все время повторять при этом, что им совсем нечего тебе преподнести. Отказываться недипломатично, вот и пришлось все тащить с собой. И потом, у меня все-таки две красивые женщины в доме.

В саду приветливо светило солнышко, гудели пчелы и затмевали друг друга красотой цветы.

- А как ты перенес космос?

- Нормально. Я же летел пассажиром. И в иллюминатор не смотрел. Как зашел в каюту, так и вышел. Выспался, как крот.

- Алина тебя искала.

- Я позвоню ей. Потом.

В гостиной сидела Зела. Ничего у него внутри не дрогнуло. Он был абсолютно спокоен. Она взглянула на него виновато и опустила глаза.

- Раздача слонов через полчаса, - сказал он бодро и поднялся со своей огромной сумкой к себе в комнату.

Все было нормально. Все было на месте, все было в порядке. Настроение у него было хорошим. Пока сын его не испортил.

- Мы улетаем в замок, - заявил он, заглянув к нему в комнату, - и до утра сюда не вернемся.

И все моментально вернулось. Боль. Стыд. И тревога за сына.

- Ты уверен, что тебе это нужно? - спросил Ричард.

- Не мешай нам, - твердо сказал сын.

- Я просто не хочу, чтобы ты обжегся. Эту женщину очень трудно понять. Ты уверен, что понимаешь ее правильно?

- Я не ребенок.

- Знаю. Но ты не допускаешь мысли, что ей просто что-то нужно в нашем замке?

- Ей нужен я. Нравится тебе это или не нравится.

Потом был завтрак, раздача подарков, какие-то повседневные разговоры... Ричард был сам не свой, и все делал и говорил чисто механически. Две хищные собаки - ревность и тревога нападали на него с двух сторон, и он не знал, какая больнее кусает. Конечно, о какой ревности можно было говорить, когда речь шла о безопасности сына? Но и от мысли, что женщина, твоя до последней клеточки, уезжает, чтобы достаться другому, все внутри закипало. Ему с трудом удавалось выглядеть спокойным.

Сын уже распахнул дверцы модуля. Происходило что-то неизбежное. Ричард в смятении вышел на крыльцо и столкнулся с Зелой. Она зачем-то возвращалась в дом. На него взглянули две огромные темно-зеленые бездны.

- Ричард... ты не против, что мы летим в твой замок?

Он был против всеми силами души. Но у него не было ни одной веской причины им это запретить.

- Конечно, нет, - сказал он.

Почему он никогда не замечал, какие жуткие у нее глаза? Они были грустными, умными, растерянными, прекрасными... но такими бездонными и мрачными они никогда не были. В них просто невозможно было смотреть. Не так, совсем не так смотрит женщина, которую ожидает ночь прекрасной любви. Что же она задумала, черт возьми!

Что было делать? Бежать к сыну, трясти его за грудки и внушать ему, что она его не любит? Бесполезно. И еще не доказано. А вдруг все-таки любит? Опять будешь выглядеть полным ослом.

- Ты что-то забыла? - он уступил ей дорогу.

- Да, - она опустила глаза, - заколку.

Ричард пропустил ее в дом и подошел к сыну. Ольгерд спокойно стоял у распахнутой дверцы.

- Кажется, погода наладилась, - сказал он, разглядывая голубое яркое небо.

- Ты видел ее лицо? - спросил Ричард хмуро.

Вопрос сыну не понравился. Его спокойствие сразу куда-то улетучилось.

- Па, зачем ты опять?

- Я спрашиваю, ты видел ее лицо?

- Видел. У нее всегда такое лицо, когда ты появляешься.

- Интересно, чем же я заслужил?

- Разве не ты всегда внушал мне, что любить ее нельзя. И она это знает.

- Откуда?

Ольгерд пожал плечом.

- Наверно, потому что ты говорил это не шепотом.

- Ол, это чушь собачья. Мало ли, что я когда-то говорил!

- Вот именно. Я люблю ее. И запретить ты мне этого не можешь.

- Ол, я не об этом. Я о том, что это не причина. Забудь ты хоть на секунду о своей любви! Пойми, она везет тебя в замок с какой-то целью.

- Ошибаешься, - сверкнул черными глазами Ольгерд, - это я ее везу. Потому что у тебя тут понатыкано камер на каждом суку, не дом, а телестудия!

- Никуда ты не поедешь, черт возьми! - взорвался Ричард, видя, что все аргументы бессильны.

У него уже возникла мысль расплавить модуль в лепешку к едреной бабушке, так же, как Конс расплавил робота. У него бы это сейчас запросто получилось.

- Это не разговор, - заявил Ольгерд, вставая перед ним как для дуэли, - есть вещи, в которые ты вмешиваться просто не имеешь права.

- Я пока еще твой отец.

- Ты вспоминаешь об этом со странной периодичностью! - сын смотрел на него с вызовом, - у тебя была целая неделя в Дельфиньем Острове. Я же тебе не мешал! И я не виноват, что тебе этой недели не хватило!

- Куда только подевалось твое ясновидение, - усмехнулся Ричард, понимая, что ничего он в этой ситуации сделать не сможет, даже если объяснит, на что ему хватило этой недели, - катись, куда хочешь. Не костьми же мне ложиться...

- Вот именно.

Зела показалась на крыльце. Изумрудное платьице переливалось на солнце вместе с янтарным ожерельем - подарком Гунтривааля. Он смотрел на нее со смешанным чувством тоски и раздражения. Она снова остановилась напротив него и посмотрела бездонными глазами. Красота ее была пронзительной.

- Я очень люблю твоего сына, Ричард, - сказала она тихо, так, чтобы слышал только он, - хочу, чтобы ты это знал. Я не могу желать ему зла.

- Какое совпадение, - отшутился он, - я тоже люблю своего сына.

- Ричард...

Все слова были бы лишними: и смешные и серьезные. Они просто смотрели друг на друга. Он ей верил и не верил. И, независимо от этого, не мог на нее насмотреться.

- Иди, - сказал он наконец, - или тебе нужно мое разрешение?

- Нет. Уже не нужно.

Она так и пошла, оглядываясь на него, так и села в модуль, глядя на него, и так и улетела, выглядывая из окна и оборачиваясь на него.

«И эта женщина меня не любит?» - в который раз подумал он, совершенно запутавшись. Глаза провожали исчезающую точку модуля в ясном небе.

В полдень прилетела Алина. Она явилась как будто из далекого прошлого, из другой жизни. Ричард долго не мог понять, что ей от него надо. Какие-то билеты, какие-то вечеринки... Она вела себя так, словно все было по-прежнему. Как будто его просто не было две недели.

- Тебе что, не до меня? - догадалась она наконец.

В коротких шортах и облегающей футболке, она, как всегда, ослепительно и молодо выглядела, вместо сумки у нее был маленький рюкзачок, длинные стройные ноги в легких спортивных тапочках.

- Послушай, - сказал он, - осторожно прикасаясь к ее коротким светлым волосам у виска, - найди себе кого-нибудь помоложе.

- Ты что? - Алина посмотрела на него испуганно, - ты бросаешь меня? Да?

- По-моему, ты это сделала сама. И гораздо раньше.

- Я просто психанула!

- Какая теперь разница?

- Ты что? - она и в самом деле казалась напуганной, - я люблю тебя, Ричард. Я всю жизнь тебя люблю!

- Что ты выдумываешь, Алина?

- Я люблю тебя!

Алина отвернулась к окну и заплакала. «Еще одна актриса», - подумал он тоскливо. Он чувствовал себя выжатым лимоном.

- Все когда-нибудь кончается, - сказал он.

- Неправда! - она обернулась и заговорила торопливо, словно внушая что-то ему и себе, - ты просто не в настроении. Это пройдет. Я просто не вовремя. Ты только что с орбиты, тебя тошнит от космоса, это понятно...

- Лина, меня тошнит не от космоса, а от женщин. Советую тебе не возлагать на мою кандидатуру никаких надежд. Подбирай другую.

Раньше она бы взбесилась от таких слов, распахнула бы дверь пинком ноги и вылетела, как пушечное ядро. И это было бы легче и проще. Но что-то случилось со строптивой Алиной Астер. Как будто она помудрела лет на сто.

- Я приеду вечером, хорошо? - сказала она умоляюще, - ничего мне сейчас не говори.

- Как хочешь, - ответил он.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии