Бета Малого Льва

- Ты-то мне и нужна, - сказал Антонио, поднимаясь из-за стола, - как себя чувствует наша пациентка?

- Прекрасно, - ответила Флоренсия.

У Антонио Росси были синие круги вокруг глаз, и даже его благополучная полнота куда-то спала.

- Я скоро свихнусь с этими аппирами, - вздохнул он, - Фло, мне нужно знать твое мнение.

Флоренсия пришла к нему сама. Потому что ей тоже было как-то тревожно после вчерашнего визита инопланетной гостьи. Ничего конкретного она сказать не могла, тревога была на уровне ее женской интуиции.

У Антонио в кабинете были глубокие мягкие кресла, идеально убранный рабочий стол и сверкающий черной полировкой стол для совещаний, он любил порядок и комфорт, сам напоминая с виду уютного домашнего кота.

- Что произошло вчера? - спросил он деловито.

- В общем-то, обычный медосмотр.

- В каком она состоянии?

- Я бы сказала, что у нее идет расслабление после длительного стресса.

- Значит, причина стресса исчезла?

- Нет. Я поняла, что нет.

- Почему?

- По глазам. Это глубоко несчастная женщина. Вот что я могу тебе сказать.

- С чего бы, да? - усмехнулся Росси, включая один за другим все экраны, - она меня совсем запутала, эта дамочка. Я был уверен, что охота идет на Ричарда. Посмотри сюда - мышеловка захлопнулась... В номере мы не стали ставить камеры, но тут и так все ясно, они занимаются любовью, где попало, как мухи...

- Промотай, - сказала Флоренсия, - я не сексопатолог.

- Очень интересно следить за ее лицом, - продолжал невозмутимый Антонио, - это она с ним. А это - когда он отошел. Как будто две разные женщины. Такое двуличие подозрительно. Я не сомневался, что ей от него что-то нужно. С первого момента своего появления здесь она приклеилась к Ричарду Оорлу.

На экране они шли по полосе прибоя, Зела запрыгнула на большой плоский камень, протянула руки и растрепала ему волосы. Лицо у нее было совершенно счастливое. Потом он снимал ее с камня, держа на весу, на полусогнутых руках, и медленно, как пушинку, опуская ее все ниже и ниже, пока ее лицо не приблизилось к его лицу, и ее губы не встретились с его губами. Флоренсия поняла, что не может на это смотреть. Конечно, она была выше ревности и выше зависти. Ей просто было больно.

Кадры неумолимо мелькали. У нее с Ричардом все было как-то по-другому, не так ярко, не так радостно, он не наслаждался ею так изысканно, так неторопливо и так жадно. Да и сама она была не так прекрасна, как эта маленькая золотоволосая женщина, созданная именно для того, чтобы ею наслаждались.

Лицо у Зелы действительно менялось, когда Ричард отходил. На нем появлялись усталость и разочарование. Никакого праздника, никакой радости. Тоска и пустота. И это было ее настоящее лицо.

- Тони, ты препарируешь бедную девочку как лягушку! - не выдержала Флоренсия, - никому не дано залезть другому в душу.

- Да, - сказал он хмуро, - препарирую. И буду препарировать. Пока она не скажет нам сама, что ей здесь нужно.

- А если ничего?

- Ничего?.. Посмотри сюда.

Флоренсия увидела кухню в доме Ричарда и Зелу, на этот раз с его сыном. Они целовались у раскрытого окна, за которым хлестал дождь.

- Любвеобильная дамочка, не правда ли? - усмехнулся Антонио, - только на этот раз в мышеловке Ольгерд.

- После того, как ты развелся с Эльгой, ты стал неисправимым циником.

- Обрати внимание, - все так же невозмутимо продолжал Антонио, - всё то же самое. Это она с ним. А это - без него. Как будто ее кто-то включает и выключает... Я не сомневался, что все дело в Ричарде, он, знаешь ли, экземпляр... Но когда она так запросто переключилась на его сына, я впал в задумчивость.

- По-твоему, дело в Ольгерде?

- Нет. Дело в том, что ей все равно, кто. Оба Оорлы.

- Оорлы, - повторила Флоренсия,- древний род, возможно, что речь идет о какой-то их родовой ценности? Но зачем такой сложный путь? В конце концов, эту вещь можно было просто украсть. Это было бы даже порядочнее, чем вот так притворяться... если их вообще волнуют нравственные категории.

- Если речь о вещи, то да, - согласился Антонио, - и то, если знать, где она находится и на что похожа.

- По-твоему, они сами не знают, что ищут?

- Именно. Либо это не вещь, а просто какая-то родовая тайна.

- Постой-постой... - Флоренсия покачала головой, - мы слишком далеко зашли в своих предположениях. Тут что-то не так.

- Что? - недовольно спросил Антонио.

- Я не могу пока сказать. Мне кажется, я что-то такое увидела, что показалось мне странным. Но мне сейчас трудно сосредоточиться. Перебрось мне эти записи на мой компьютер, я просмотрю дома еще раз.

- Хорошо. Только смотри быстрее. Мне кажется, что у нас мало времени.

- Тони, она не похожа на хладнокровного исполнителя некоего плана. Это я могу сказать сразу. Как врач и как женщина.

- Она слишком хороша, чтобы быть просто случайной жертвой. Это я говорю тебе как мужчина.

«Мы все тут случайные жертвы», - подумала Флоренсия, - «и я, и Ричард, и Ольгерд, и Конс, и Алина, и она сама».

- Я подумаю, Тони, - сказала она, - и попробую поговорить с ней. Со мной она откровеннее, чем с вами, мужчинами.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии