Бета Малого Льва

Ольгерд облетел икосаэдр вдоль и поперек, пока не заметил площадку для входа и распахнутые ворота. Он прошел в них без всякого страха, только слегка волнуясь. Прошел и оказался в просторном ангаре, который сгодился бы для среднего планетолета, если бы в этом мире нужны были планетолеты. Здесь были совсем другие понятия о протяженности и направлениях.

Навстречу ему двигалась щемяще маленькая фигурка в красном. Его встречали. Ольгерд слегка удивился и так же медленно, просто шагом, пошел навстречу.

- Я - Маррот, - сказала женщина, останавливаясь в метре от него.

Она была стройна, туго затянута в вишнево-красное платье, черные волосы кольцами падали на плечи, как у Лаокоона, лицо было тонкое, красивое, с зелеными глазами. Ольгерду сразу показалось, что он где-то видел это лицо, то ли во сне, то ли в бреду, то ли в жизни.

- Я Ольгерд Оорл, - сказал он с волнением.

- Ты белый тигр, - почти с презрением проговорила хозяйка замка.

- Я человек. Белым тигром стал недавно и быть им не хочу.

- Почему? - холодно спросила она.

- В совершенстве нет развития, - ответил он, подумав, - я к этому никогда не привыкну.

- Белые тигры - не совершенство, они - тупиковая ветвь эволюции. Я не совсем понимаю, чем прекрасная Коризанда отличается от цветка...

Он понял, что Маррот за ним следила. С самого начала. Потому и вышла ему навстречу.

- Она добра, - заступился Ольгерд за свою спутницу.

- А я зла, - холодно сказала Маррот, - пойдешь со мной?

- Пойду, - ответил он.

Изнутри замок не отличался роскошью. Все в нем было строго и со смыслом. Длинные коридоры, множество однотипных дверей с надписями, просторные холодные залы... Чем-то вся эта обстановка напоминала звездолет.

- Мы не аскеты, - сказала хозяйка, читая его мысли, - хотя и терпеть не можем излишней роскоши. Это техническое сооружение, перевалочная база для связи с другими пространствами. Сами эрхи здесь не живут, только работают.

- Интересная у вас работа!

- Все работы интересные. Кроме безделья и праздности.

Кажется, это снова был булыжник в огород белых тигров.

- А погружаться в плотные миры – тоже входит в ваши обязанности? – спросил он.

- Нет. Это слишком сложно. Для этого есть Центр Погружений. И всего несколько эрхов, которые этим занимаются.

- Среди них есть Лаокоон?

- Лаокоон? Не знаю такого.

- Черт возьми! - не выдержал Ольгерд, - кто же он тогда!

Маррот даже остановилась и недоуменно посмотрела на него.

- Тебе так нужен этот эрх?

- Да, - кивнул Ольгерд, - нужен. Позарез.

- Каков он?

- Прекрасный юноша. Синие глаза. Черные локоны до плеч как у тебя...

- Хотя мы и можем менять свою внешность, - сказала Маррот, пожав плечом, - но вряд ли это Кармелот. И уж, конечно, не Антополос. Если только Ригс? Он большой шутник. Что он от тебя хотел?

- Он только считал с меня информацию. Его интересовала женщина с Наолы, которую я привез на Землю.

В задумчивости Маррот пошла дальше. Ольгерд последовал за ней.

- Проходи сюда.

Он вошел в просторную комнату, вполне жилую и уютную, чем-то напомнившую ему собственный дом. Строгая хозяйка указала ему на черное кресло и величественно села напротив. Ольгерд собрался привычно провалиться в сиденье, но, поскольку не имел тут веса, так и завис над глянцевой обивкой. Он подтянул себя за подлокотники и таки сел.

За огромными овальными окнами среди бела дня горели мириады звезд. Он не понимал физики этого мира, не понимал, почему платье хозяйки все-таки фалдами падает вниз, и волосы лежат по плечам, а не топорщатся в разные стороны, как при невесомости. Видимо, здесь слишком многое зависело от мысли.

- Ты редкий экземпляр, Ольгерд Оорл, - сказала Маррот, - можно сказать, уникальный. Ты еще человек, но уже белый тигр, почти что эрх. Все равно, что глубоководная рыба с крыльями. Эрхам не хочется прерывать связь с плотными мирами, а возможностей все меньше. Я уже говорила, как это сложно. Ты мог бы нам помочь.

- Я?

- Конечно.

- Так я здесь за этим? Вам от меня что-то надо?

- Ты – редкий экземпляр, - повторила Маррот.

- Мне пока самому нужна помощь, - возразил он растерянно, - я ничего не понимаю, и у меня к вам столько вопросов…

- Что ж, - пожала она плечом, - задавай.

Ольгерд вкратце рассказал свою историю. Эрхиня слушала его внимательно, только изредка приподнимая выразительные темные брови.

- Меня интересует, в какой степени эрхи участвовали в этих событиях, - закончил он.

- Ни в какой, - был ответ.

- Кто же тогда затянул меня на Пьеллу? И кто со мной там разговаривал?

- Эрхи давно не занимаются аппирами. Аппиры безнадежны. И не интересны нам.

- А есть кто-то кроме эрхов?

Маррот усмехнулась. Лицо ее при ближайшем рассмотрении показалось Ольгерду усталым и немолодым.

- У каждой расы – свои тонкие миры. Эрхи людям ближе всего, потому что мы - ваши предки. Не прямые. Мы – предыдущая земная раса. И ты тоже – наш осколок, Ольгерд Оорл. Ты не совсем человек. Поэтому выходишь ты к нам. И энергию получаешь от нас. А миров, конечно, очень много. Каждый изолирован и защищен. Связь и переходы довольно сложны. Эрхи ищут контактов, такова наша позиция, а многим вообще все равно. Их не интересуем мы, и уж, тем более, наш плотный мир. Ищи своего Лаокоона где-нибудь поближе.

- Хорошо, - вздохнул он, - буду искать поближе.

- А когда найдешь, - взглянула она, - ты поможешь нам?

- Чем?

- У тебя особые экспертные данные, Ольгерд Оорл Мы могли бы их использовать в своих исследованиях.

- Не знаю, - сказал он с сомнением, - меня пока не волнуют ваши исследования. Меня волнуют аппиры.

- Тебя волнуют не аппиры, - покачала головой Маррот, - а только одна женщина-аппир, которую ты любишь. Скажи… если ты получишь эту женщину, ты согласишься помогать нам?

Предложение его ошарашило, как будто он с налету врезался в стенку.

- Это не в вашей власти, - сказал он хмуро.

- Я знаю, что говорю, - возразила Маррот.

Он посмотрел на хозяйку замка. Вроде бы умная женщина, должна быть даже мудрой. Почему говорит такую чушь?

- Я не собираюсь торговаться, - сказал он.

Маррот встала и подошла к звездному окну, которое по ассоциации хотелось назвать иллюминатором. Почему-то было чувство, что он знает эту женщину давно, и почему-то платье ее из красного стало темно-фиолетовым.

- Ты считаешь меня глупой, - вдруг сказала она, - а я просто устала... мне некогда отдыхать, я постоянно в напряжении, от меня всем что-то надо... мне так все надоело, что даже не хочется выбирать выражения. Вот и все. Извини.

- Я не привык, что все тут читают мысли. Иначе привел бы их в порядок.

- Тебе незачем стесняться своих мыслей. Твоя любовь прекрасна и чиста, но... ты сам не знаешь, кого ты любишь.

- Это не имеет значения.

- Имеет, - вздохнула Маррот, - когда-нибудь ты поймешь меня.

Ничего не прояснилось, только запуталось еще больше. Если эрхи тут были ни при чем, то кто же? И где этот чертов Лаокоон? И был ли он вообще? Он уж и сам начал сомневаться. И что этой Маррот известно о Зеле? И с чего она взяла, что может ею управлять, тем более заставить ее полюбить кого-то? Высшие миры, а нравственность как у работорговцев...

Одно он все-таки понял: разбираться придется самому, и надеяться больше не на кого. И нет в мире совершенства. Ни у белых тигров, ни у эрхов. Оно было только на Земле и только в детстве, когда отец подбрасывал его к потолку, а мама пекла пирожки.

Ольгерд стоял у окна рядом с хозяйкой. Звездный свет шел ей, переливаясь на блестках ее фиолетового платья. Его звал голос сестры. «Ол, вставай, сколько можно притворяться! Что за манера дрыхнуть на закате?»

- Я еще вернусь, - сказал он грустной Маррот.

- Я знаю. Ступай, мальчик. Удачи тебе.

Сиреневый мир померк. В распахнутом окне алел земной закат, Ингерда стучала кулачками ему в грудь.

- Ол, ты что? Наркотиков наглотался?

Он тупо смотрел вокруг. Сила тяжести прижимала его к кушетке, ныла затекшая рука, голова отвратительно болела где-то в затылке, словно там перекатывались металлические шары, во рту было кисло.

- Росси велел тебе немедленно прилететь.

- Зачем это?

- Откуда я знаю? Ол, ты что, правда, наглотался? Ну и видок у тебя!

- Ничего я не пил, отстань.

Вяло двигаясь, он умылся и сменил рубашку. Сестра стояла за спиной в немом ожидании.

- Чего ты хочешь? - не выдержал Ольгерд.

- Может, ты объяснишь, что с тобой происходит?

- А что со мной происходит?

- Ты очень изменился.

Ольгерд посмотрел на ее гладкую прическу и тусклое платье. Сестра как будто вся потухла в последнее время.

- Ты тоже, - сказал он.

Через полчаса вместе со своей головной болью он находился в кабинете Росси. Они были вдвоем, шторы опущены, экраны светились в рабочем режиме.

- Смотри сюда, - Антонио усадил его перед экранами, в которых Ольгерд с удивлением увидел комнаты своего дома.

- Что это?

- Это запись, - равнодушно бросил Росси, - сейчас пройдешь ты, вот это ваша псина, Ингерда переодевается...

- Что все это значит? - спросил Ольгерд закипая, - какого черта вы копаетесь в нашем доме?

- Ты что, не знал? - Росси пожал плечом, - неужели отец вам ничего не сказал?

- Так это с его ведома?

- Разумеется.

Омерзительное появилось чувство, но оно не успело разрастись, потому что на правом экране, где была гостиная, появилась фигура в черном плаще домино. Это подействовало как электрошок. Ольгерд сразу забыл про свои эмоции, он только охнул. Плащ на фигуре распахнулся как от ветра, под ним оказался золотисто-желтый костюм прекрасного принца со сверкающей пряжкой и оплечьем. Может, эрхи и не любили роскошь, но этот юноша ее явно любил. Прекрасный принц огляделся, исчез на этом экране и тут же появился на другом.

- Телепортирует из комнаты в комнату, - пояснил Росси, - видимо, он просматривал эту запись не раз, - сейчас попадет к Ингерде.

Ингерда закатывала рукава платья и по сторонам не смотрела. Незваный гость возник у нее за спиной, хорошенько рассмотрел ее и исчез незамеченным.

- Это он? - спросил Антонио, даже не сомневаясь в ответе.

- Да. Лаокоон, - сказал Ольгерд, сжимая кулаки, - он ищет Зелу. Я же говорил, что дело в ней!

- Надо срочно ее вернуть.

- Ну, уж нет! - вгорячах воскликнул Ольгерд, - пусть уж лучше с отцом развлекается.

- Пойми! - Антонио нажал ему на плечи, - этот тип найдет ее везде. Так пусть лучше здесь, под нашим наблюдением. Если помешать не сможем, то хотя бы запишем их разговор.

Лаокоон проверил все комнаты и исчез окончательно.

- Ну что ж, - согласился Ольгерд после долгого раздумья, - звоните отцу, скажите, что его отпуск кончился.

- Легко сказать! Он отключил свой номер. Полный беспредел с его стороны. Как будто мы тут в игрушки играем!

- Хорошо. Я за ним слетаю.

- А сейчас я тебе покажу одну запись, - усмехнулся Антонио, - думаю, тебе будет интересно. Там твой отец оживляет вашу собаку. Он у тебя не Господь-Бог случайно?

- Отец?

- Ты не знал об этом? - сощурился Росси.

- Нет.

- Тогда тебе будет интересно вдвойне.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии