Бета Малого Льва

Комиссия особым тактом не отличалась, да это и не входило в ее задачу. Зела с отрешенным видом подробно рассказывала о своем вымирающем народе, единственной ценностью для которого является непосредственно биоэнергия во всех ее видах, которая у людей в избытке, и которым этого попросту не понять.

- Один из моих бывших хозяев специально разводит для этого животных. Если с утра к нему не привести оленя или леопарда, он не сможет встать с постели. Ему этого просто не захочется. Животное потом умирает... Это дорогое удовольствие, но он может себе это позволить...

На ней было изумрудное платье с переливами, она сидела на узком конце большого овального стола в кабинете Иллариса спиной к окну, лицо ее было в тени, глаза опущены, а поза напряженная как перед стартом. Солнце подсвечивало золотые волосы, настойчиво продолжая делать из нее богиню. Прекрасную богиню любви и красоты.

Вопросы в основном задавал сам Илларис. Ричард вместе с сыном сидел даже не за столом, а у двери. Ольгерд хмуро смотрел в пол.

- Как вы оказались на Ингерде? По-вашему, на Пьелле.

- Те, кого мы называем Прыгунами, бывают там часто. Ведь это наша родина. Иногда они брали меня с собой. В последний раз, тот, кто взял меня, куда-то исчез. Я не знаю, почему он оставил меня.

- Это был ваш хозяин?

- Нет. Конс ничего не знал об этом.

- Тогда кто?

- Он лучший из аппиров. Я доверяла ему... я не знаю, что могло случиться.

- Сколько вы пробыли на Пьелле?

- Около двух недель.

- И ваш хозяин не искал вас там?

- Искал. Я пряталась от него.

- Почему?

- Когда вы увидите его, то поймете.

- По-вашему, Конс может уже находиться на Земле?

- Я его видела. Он меня тоже.

- Вы уверены?

- Конечно.

- Мог он интересоваться кем-нибудь кроме вас?

- Не понимаю...

- Ольгердом Оорлом, например?

- Не вижу никакой связи.

- Кто из Прыгунов мог интересоваться Ольгердом Оорлом?

- Не знаю.

- На карнавале к нему подошел очень красивый юноша и назвался Лаокооном, черные локоны, голубые глаза. Вы его знаете?

- Я знаю всех Прыгунов. Среди них нет Лаокоона. И все они уроды. Это был кто-то другой.

- Почему вы называете вашего хозяина синим?

- У него синяя кожа. Когда он лечится, она голубеет. Потом опять синеет.

- Он может быть опасен?

- Он самолюбив, но не зол. Ему нужна только я, вас он не тронет, если вы не будете ему мешать.

- А если будем?

- Тогда я ни за что не ручаюсь.

- Аппиры все чем-нибудь больны?

- Рожденные - да. Такие как я - вполне здоровы.

- И много таких как вы?

- Нет. Всего несколько женщин. Это очень дорогое удовольствие.

- А вы можете родить ребенка?

- Нет.

- Почему?

- Потому что от меня это никому не нужно.

Ричард подумал, что на ее месте давно бы уже провалился куда-нибудь поглубже. Ее препарировали как лягушку, а она послушно отвечала, даже не покривившись. Это с ее-то расшатанными нервами. Это не могло продолжаться бесконечно. Он ждал срыва: возмущения, истерики, обморока, - чего угодно. Ему казалось, что его самого поджаривают на медленном огне.

- Значит, вы никогда не имели личной свободы?

- Нет. У меня всегда был хозяин.

- Ричарда Оорла вы тоже принимаете за хозяина?

- Не больше, чем все остальные.

- Что значит, все остальные?

- Разве он не самый главный среди вас?

Илларис насмешливо оглядел своих подчиненных, на его тонких губах появилась усмешка.

- Нет. Он не самый главный здесь. И уж тем более на Земле.

- Это ваша ошибка, - спокойно сказала Зела.

Илларису такое замечание не понравилось, хотя манией величия он не страдал. Просто он был намного старше.

Углубляться в этот вопрос он не стал, всем и так было ясно, что перепуганная девочка принялаОорла за Господа Бога.

- Хорошо, - продолжил он, - по какому принципу вы переходили от одного хозяина к другому?

Это было уже лишнее. Она могла не отвечать, но она ответила.

- Для любви тоже нужны силы. Больше года никто не выдерживал и передавал меня другому. Правда, моя цена доступна не каждому.

- И какова ваша цена?

- От десяти до двадцати минут.

- Что это значит?

- Это значит, что двадцать минут из вас будут брать энергию, а вы не будете сопротивляться. Впрочем, после двух минут, сопротивляться уже невозможно. Редко кто решается переступить эту черту. Только Прыгуны, или те, у кого много доноров.

Антонио Росси сидел с кислой миной, плохо скрывая, что не верит ни одному ее слову. Ричард почему-то верил. Хотя бы потому, что тут не прозвучало ничего для нее лестного. Ни одна женщина не стала бы на себя так наговаривать. Конечно, ее внезапная откровенность была странной, но не более, чем все ее предыдущие поступки.

- Так вы утверждаете, - вмешался в разговор Антонио, - что ваша встреча с землянами была совершенно случайной?

В вопросе чувствовалась насмешка.

- Конечно, - подтвердила Зела.

- Почему вы так долго не вступали в контакт с людьми?

- Я была в шоке.

- Теперь ваш шок внезапно прошел?

- Все когда-нибудь проходит.

- Вы знали до этого о существовании людей?

Впервые Зела почему-то замялась с ответом. Глаза ее расширились, как будто этот безобидный вопрос был самым нетактичным из всех, заданных ей сегодня. И эта заминка свела на нет все ее усилия казаться хладнокровной и искренней.

- Нет, - сказала она тихо.

И это уже явно было неправдой. Она знала и о людях, и о Земле, а значит, и о том, что их совершенно незачем бояться.

- Откуда тогда вы знаете наш язык?

- Капитан разговаривал со мной.

- И этого было достаточно?

- Конечно.

Повисла недоуменная пауза. Зела посмотрела на Ричарда и устало опустила глаза. Даже если она лгала, у нее были на то веские причины. Нужно было забрать ее отсюда, пока она не завралась совсем. Он встал.

- Я думаю, хватит на сегодня.

- Я тоже, - поддержала его Флоренсия, умница, на редкость проницательная женщина, - нам пора на обследование.

- Ну что ж... - Илларис откинулся на спинку кресла, - прервемся, не будем мучить девушку.

Зела встала, все так же напряженно держа спину, сцепила руки и вздохнула.

- Последний вопрос, - усмехнулся Антонио.

Она посмотрела на него с видом загнанной в угол жертвы.

- Что вас так привязывает к Ричарду Оорлу?

- Ничего.

- Как же объяснить ваше странное поведение в первый день?

- Я была в шоке и ничего не помню.

Антонио снова усмехнулся.

- А вы знаете, что через три дня Ричард Оорл улетает на Шедар?

Реакция оказалась неожиданной. Зела просто побледнела, просто закрыла глаза и упала без чувств.

Ричард бросился к ней, опрокидывая стулья.

- Говорил же, хватит! И что ты там несешь, какой еще Шедар?!

- Хотел посмотреть, насколько ты ей «не нужен». Ну, как?

- Да вы ее просто замучили.

- Ошибаешься. Это она нас замучила. Ни слова правды! Она что, принимает нас за идиотов?

- Прекрати...

- Антонио прав, - сказал Илларис, наклоняясь к Зеле, - конечно, она здесь не случайно, и, конечно, ей что-то нужно.

- Это не повод лезть к ней в душу.

- Зато я кое-что понял, - заявил Антонио.

- Что?

- Мы долго думали: за кем идет охота: за ней, или за твоим сыном. Но это же очевидно!

- За кем же?

- За тобой.

- Я тут вообще ни при чем.

- И поэтому она не выносит твоего отсутствия?

- Глупо, - сказал Ричард, - глупо от начала до конца. Придумай что-нибудь получше.

- Она - искусственное существо, в нее заложили программу, она должна ходить за тобой как привязанная, пока чего-то от тебя не добьется, а когда ты исчезаешь с горизонта - у нее зашкаливает.

- Слушай, Росси, если ты не исчезнешь с горизонта, у меня тоже зашкалит.

Ричард осторожно взял Зелу на руки.

- Идем ко мне, - сказала Флоренсия, строго глядя на окружающих своими проницательными черными глазами.

Все расступились, только в коридоре оказалось, что за ними идет Ольгерд.

- Ол, подожди отца на улице, - посоветовала она таким тоном, что ослушаться было невозможно.

В кабинете они уложили Зелу на кушетку. Флоренсия быстро присоединила датчики и взглянула на контрольные экраны.

- Ничего страшного. Пусть полежит немножко.

Окна выходили на запад, на белые корпуса Института и бесконечный лес за ними. В кабинете было прохладно и даже сумрачно, Флоренсия не любила солнца. На закате она обычно опускала жалюзи и задергивала шторы. Сейчас окна были нараспашку. Ветер трепал макушки самых высоких сосен, в голубом небе с легким шипом проносились модули и проплывали обрывки облаков.

- Что-то в этом мире перепутано, - грустно улыбнулась Флоренсия, - и ничего тут не попишешь.

- О чем ты?

- Задумайся хоть на минуту: есть мужчина, который ради нее перепрыгнул полгалактики. С ума сойти! А он ей не нужен. Она от него прячется! Да будь он хоть трижды синий и похож на обезьяну, разве это имеет значение?

- Тебя эта история потрясла, как вижу?

- Я же женщина. Надеюсь, ты еще не забыл об этом?

- Я могу это вспомнить до такой степени, что мы с тобой до утра из этого кабинета не выйдем. Хочешь?.. Впрочем, полгалактики я перепрыгнуть не смогу, это уж точно.

- Разве дело в этом? Дело в том, что тебе никто не нужен: ни я, ни твоя Алина, ни эта несчастная девочка, которая с тебя глаз не сводит. Тебе это не нужно, Ричард, ты этого не умеешь.

- Если и умел, то разучился, - хмуро сказал Ричард, - посмотри, что там с ней.

- С ней все в порядке, считай, что она спит. Погуляй пока в коридоре.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии