Бета Малого Льва

После завтрака к нему в каюту вошло прекрасное заспанное создание с непричесанной гривой каштановых волос и в полурасстегнутом комбинезоне, открывающем изысканные кружева нижнего белья. Это была его сестра, младшая, единственная, любимая, замечательная и не забывавшая ни на минуту, что она не просто член экипажа, но и сестра капитана, который ни в чем отказать ей не может. Завтрак она проспала.

Чтобы быть прекрасной ей не требовалось ни умывание, ни краска, ни даже умное выражение лица.

- Застегнись, - сказал Ольгерд, - ты в космосе, черт возьми.

Он был раздражен после разговора с экипажем за завтраком. Как выяснилось, половина команды и не думала принимать его всерьез. И, слава богу, что рейс был обычный, а не дальняя разведка. Он проходил теорию неформальных лидеров и знал, что к таковым не относится.

- Что-что? - рассеянно спросила сестра.

- Я говорю, застегни молнию.

- Господи, какая разница? - она усмехнулась, но все-таки привела свой костюм в порядок, потом с ногами запрыгнула к нему на кровать.

- Что я слышала, Ольгерд? Мы летим на бету Малого Льва?

- Летим, - твердо сказал он.

- Ты что, с ума сошел? Зачем тебе это надо?

- Это никого не касается. Только Челмер опоздает к брату на свадьбу, но он-то как раз в восторге.

- Челмер придурок и пустомеля, как таких вообще пускают в космос... А ты напрасно надеешься, что отец за тебя заступится, тебя года на два отстранят от полетов.

- Мне этого как раз и не хватает.

Больше возражений у нее не нашлось. Сидя на безупречно заправленной кровати и лениво наматывая на палец прядь волос, она летела на планету, открытую ее отцом и названную ее именем. Летела на корабле своего брата и в глубине души чувствовала себя польщенной таким неожиданным виражом.

- Ну что ж... поглядим на эти развалины.

- Там не только развалины.

- Ты имеешь в виду башни?

- Я имею в виду храм. Храм. Как же ты не помнишь?

- Что в нем особенного? Фрески блеклые, потолки потресканные, пола просто нет... только то, что вокруг одни заводы? Там, наверное, склад был или лаборатория.

- Там были наши родители. Вместе. Понимаешь? И мама еще была жива.

- Ну и что?

Ольгерд смотрел на сестру и думал: в самом деле, она такая бесчувственная или притворяется?

- Послушай, мамочкин сынок, - спросила она, привычно переходя к холодной иронии, - за что ты ее так любишь до сих пор, что готов тащиться на край вселенной только потому, что там ступала ее нога?

- Ингерда, что ты говоришь?

- Ничего. Не делай из нее святую посмертно. Она всю жизнь моталась в космосе вслед за отцом, забыв, что у нее есть дети. Она жила для него, а не для нас. И детей рожала для него. А мы ей были не нужны...

Ольгерд даже не возмутился, он не ощутил ничего, кроме липкого одиночества. У них было общее детство, но они росли как будто на разных планетах.

- Тогда что ты сама делаешь в космосе, если осуждаешь таких женщин? - спросил он устало, на откровенность больше не тянуло.

- Я? - Ингерда встала, холодно глядя на него зелеными, яркими как огоньки глазами, - а кто тебе сказал, что я собираюсь иметь семью и детей?

- А вдруг, - усмехнулся Ольгерд, - найдется кто-нибудь достойный нашей принцессы?

- На Земле таких нет, - ответила она ему с такой же усмешкой, - может, на моей планете поискать?

Планету она с уверенностью назвала своей. Планета во всех каталогах называлась «Ингерда».

- Все-таки отец тебя избаловал.

Она дернула плечом.

- Меня - отец, тебя - мать. Все справедливо.

- Ладно, умойся и ступай в свою лабораторию. И прекрати опаздывать к завтраку, в конце концов. Ты не дома.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  

Комментарии